На фоне интриги, сопровождающей президентские выборы во Франции, во всем мире, в том числе и на Кавказе, все чаще ребром встает вопрос: следует ли ожидать в Европе правого поворота?


Что есть Европа?


Какой будет реакция европейских обществ на угрозы терроризма, неконтролируемые потоки миграции, сокращение местного населения и на другие проблемы, которые стали очевидными по мере усиления в Старом Свете социал-демократической модели государства? Государства со слабыми и либеральными силовыми структурами, с повышенной социальной ответственностью, бесконечными льготами, преференциями и пособиями не только для местных граждан, но и для мигрантов… В том числе и тех, которые никакой ценности для принимающих стран не представляют.


Сколько мы слышали историй о самых невероятных проявлениях чрезмерной, не поддающейся логике либеральности европейских стран в отношении тех, кто ни в грош не ставит их ценности и законы.


Например, мой английский приятель рассказывает о том, что по соседству поселили семью с Ямайки, причем дом оплачивает британское государство. Семья только и делает, что рожает детей, чтобы получить больше денег от правительства, а однажды она пожаловалась в соответствующие службы на то, что им действуют на нервы красные занавески в доме и надо бы их поменять.


В это время местные жители работают в двух местах, надрываются над выплатой кредитов, живут от зарплаты до зарплаты.. И уж точно им никто не поменяет красные занавески на синие…


Несправедливость всего происходящего очевидна, и, конечно, недовольство граждан растет, в Германии, Франции, Испании растет влияние правых сил, Британия выходит из Евросоюза, а в родственных Европе США к власти пришел правый Дональд Трамп.


Казалось бы, вот он, правый поворот, неизбежен. Пора всем шить кожаные куртки, стричься наголо и вывешивать с балконов флаг со знаменитыми марширующими молотками из Pink Floyd…


Однако все ли так на самом деле однозначно? И нет ли преувеличения в мнении о том, что правые побеждают в Европе?


В этом утверждении есть самый главный изъян, который характеризует многих наших соотечественников, когда они говорят про Европу.


В Евросоюзе 28 стран!


В их изложении всегда получается так, что Европа — это что-то гомогенное, одно целое, и ситуация в одной ее части аналогична другой. Что это вообще значит — «Правые побеждают в Европе?» Кто-нибудь когда-нибудь выступит и скажет «Исламисты побеждают в Азии»? В какой такой Азии? О какой из частей Азии мы говорим?


Если мы говорим о Египте, это еще имеет какой-то смысл, а если мы говорим о Японии? Она ведь тоже Азия?


Ну ладно, сократим ареал поиска и скажем, что на Ближнем Востоке. Но и тут примерно то же самое. В Израиле тоже побеждают? Ведь Израиль — Ближний Восток? А что, в Турции побеждают? Как-никак, хоть частично, но Турция тоже Ближний Восток.


Как мы можем взять и сказать однозначно, что в Европе побеждает кто-то конкретно? Да и вообще, когда мы говорим о Европе, какую ее часть имеем в виду? Вопрос далеко не праздный, так как привычка обобщать в данном случае вредна для будущего стран региона. Например, многие в Грузии говорят: «Ну какая там Грузия Европа, с кем вы себя сравниваете?»


То есть мы имеем твердое убеждение, что страна не имеет ничего общего с Европой, но при этом никто не задает вполне резонный вопрос: а о какой части Европы вы собственно говорите?


В Евросоюзе 28 стран, и это совершенно разные страны, находящиеся на самой различной стадии развития. Когда кто-то говорит «Мы не Европа», имея в виду Германию с Англией, то тут, пожалуй, можно согласиться.


А вот чем южнее, тем это утверждение вызывает все больше и больше сомнений. Например, если иметь в виду север Италии. А вот на юге — на Сицилии и в Неаполе — разница все меньше и меньше.


Когда мы говорим про Чехию и Польшу, наверное, можно согласиться, а вот Румыния и Болгария — это уже совсем другое дело. И уже слова «Кавказ совсем не Европа» звучат не слишком убедительно на Балканах — в Сербии, Черногории, Боснии…


Говоря «Мы не Европа» — уточните, пожалуйста, что вы имеете в виду — Германию или Румынию? Как ни крути, но Балканы и Карпаты — это такая же Европа, как и Альпы, нравится это кому-то или нет… И уж если народы юго-востока Европы ни на минуту не сомневаются в своей принадлежности к европейской цивилизации, то и нам нет резона это делать. В конце концов, не всем ведь БМВ-Мерседесы производить…


Чуть не забыл, есть такая страна — Албания. В самом центре Европы. На ее фоне Грузия и Азербайджан — самая что ни есть Европа…


Никакой единой Европы, извините, нет!


В этом контексте можно рассматривать и данный вопрос: «Будет ли в Европе правый поворот?»


Уточните, пожалуйста, какую часть Европы вы имеете в виду, задавая этот вопрос: Западную, Северную, Южную, Восточную, Юго-Восточную, или Центральную?


Нет никакой единой Европы, если не принимать во внимание схожесть законов, процедур и систем управления. Швеция — это одно, а Греция — другое.


Греки любят шумные застолья с танцами, у них много родственников, братьев, сестер, крестных, с которым поддерживают тесные отношения. Шведы, напротив, индивидуалисты, негромкие, нешумные, а родственников видят только по праздникам.


Хотите говорить об этих странах под одним зонтиком, обезличенно называя их Европой?


Или, например, в Англии государство признает гей-браки, а в Хорватии в Конституции записано, что брак — это союз мужчины и женщины, и все. Вопрос закрыт. Когда многие традиционалисты называют Европу Гейропой, что конкретно имеется в виду — Англия или Хорватия?


То же самое и тут. «Европу захлестнула волна миграции»… Звучит внушительно, только уточните, пожалуйста, о какой именно части Европы идет речь?


Например, в Праге или Будапеште никакого засилья мигрантов нет. В Тбилиси можно увидеть больше африканцев, индусов и арабов, чем в Чехии и Венгрии.


Восточная и Центральная Европа о «массовом засилье мигрантов» знает только по ТВ — ну или в случаях, когда толпы беженцев проходят по их территории, чтобы добраться до Германии. Проблема зашкаливающей миграции — это проблема нескольких, самых развитых европейских стран, но никак не большинства стран ЕС.


И потом — мы часто слышим умопомрачительные цифры о миграционных потоках в Европе, но это лукавые цифры. Когда мы слышим, что «в Британию за год прибыло 100 000 мигрантов», то надо понимать, что в этой цифре объединены пакистанцы и поляки, афганцы и литовцы. При том, что не надо быть большим специалистом, чтобы понять: пакистанец — это одно, а поляк — совсем другое.


Более того, даже в отдельных странах, принимающих мигрантов, ситуация неодинаковая. В Британии немного лучше, так как большинство азиатов в Англии — выходцы из стран Юго-Восточной Азии: Индии, Шри-Ланки, Бирмы и т.д. Они не создают никаких проблем стране проживания, их роль в криминале незначительна, в терроризме — нулевая.


В любом лондонском офисе можно увидеть сикхов с большими тюрбанами на головах — они прилежные ученики, дисциплинированные сотрудники, образцовые, законопослушные граждане.


Где победят правые?


Нет в Европе проблемы миграции. Есть проблема миграции в конкретных европейских странах. Например, во Франции она есть, так как основная часть ее мигрантов — пассионарные, имеющие свой взгляд на мир арабы.


У Германии не было проблем с мигрантами, пока она не создала их себе на свою голову, впустив большое количество беженцев в последние год-два. Основной частью мигрантов в Германии до этого были турки, которые не слишком адаптировались в немецкий социум, сохранили свои традиции и привычки в быту, но каких-либо серьезных проблем Германии не создавали. Обратите внимание на участившиеся теракты в Германии — там сплошные арабы-беженцы, но при этом ни одного турка. Нет никаких сомнений в том, что в целом политика Европы в отношении миграции будет ужесточаться и пойдет по стопам Восточной Европы, которая не скрывает, что не хочет видеть у себя слишком много иностранцев.


Не исключено, что в отдельных странах на определенное время действительно победят правые. Но как уже было сказано, в Европе страны разные, проблемы разные и, соответственно, риски в политике тоже разные. Не будет никакого правого поворота в Европе. Может быть, будет в отдельных странах — да и то не факт.


Однако очевидно, что в целом Европа останется примерно такой же, как сейчас, хотя и немного закрытой…

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.