Один боец погиб, девять получили ранения в зоне АТО за сутки 9 мая 2017 года. Именно такими словами, лаконичной сводкой стоит начать следующий текст, который традиционно посвящен теме празднования дат 8-9 мая. На фоне таких сообщений как-то не до «парадов» или «шествий». Салютуют сейчас те, кто или что-то не понял, или откровенно поддерживает и оккупацию украинских земель, и убийство тысяч украинцев. И если отбросить все эвфемизмы и поиск компромиссов, то именно такой вывод станет ясным — празднуют 9 мая те, кто подсознательно или сознательно отождествляет себя с империей, а значит — с завоевателем.


«Никогда снова» — фраза, которую 8 мая повторяют патриотические силы, акцентируя не столько на самом событии — капитуляции гитлеровской Германии, сколько на цифре. 8 мая должно справедливо оттенить 9-е, советский праздник Победы. Для тех, кто успел расспросить своих дедов о той войне, ни 8-е, ни 9 мая на самом деле не окрашены чувством победы. После 2014 года тема 8-9 мая стала вообще вопросом принципиальным. О какой победе можно говорить в стране, воюющей третий год? По факту Зло не только не было побеждено, оно просто передало эстафетную палочку другому агрессору.


На Украине без провокаций на этот раз не обошлось. Были даже драки, а в Киеве под ноги полиции полетел файер. Повод — те самые георгиевские ленточки. Кстати, в Раде еще с начала прошлого года и до сих пор «подвисает» проект Закона о внесении дополнений в Кодекс Украины об административных правонарушениях относительно запрета производства и пропаганды георгиевской (гвардейской) ленты. Тем не менее в этом году в столице «ходоки» с «Бессмертным полком» были более осторожны и пытались эти ленты не надевать.


Перед тем, как говорить о Дне Победы, надо разобраться не только в дефинициях того, что такое «победа», но и во временных промежутках. От этого зависит понимание причинно-следственных связей. Итак, 22 июня 1941 года по 8-9 мая 1945-го или 1 сентября 1939 года по 2 сентября 1945-го? Разница здесь не только в том, что в первом случае акцент делается на СССР и Германии (словно не было США, Великобритании, Франции, а была только война между двумя странами), но и в том, что второй промежуток намекает на ужасное — использование ядерного оружия. Во время, когда мир снова начал позвякивать ядерными «игрушками», как медалями псевдоветераны на бутафорских парадах, как никогда вспоминаются Хиросима и Нагасаки. Вот только масштабы той трагедии, которая заставила Японию капитулировать, по сравнению с нынешними возможностями человечества к суицидальному шагу кажутся мелким досадным, но вынужденным эпизодом. Кстати, официально война (состояние войны) между СССР и Японией закончилась только 19 октября 1956 года. Однако даже после этого мирный договор между этими странами не был подписан, и вопрос четырех островов, которые оккупировал СССР, а ныне удерживает РФ, остался предметом споров. В последнее время ядерная риторика снова набрала новые обороты, напоминая о Карибском кризисе 60-х годов. Тогда мир спасло от беды то, что на разных полюсах были более или менее адекватные лидеры — Кеннеди и Хрущев. Страшно представить себе, чем тот кризис мог закончиться, если бы на месте Хрущева оставался Сталин.


Что мы видим сейчас? Мы видим, как в Кремле поселился тот, кто снова имеет не только «красную кнопку», но и целый букет имперских комплексов.


«Можем повторить», — президент Украины Петр Порошенко 8 мая с презрительным акцентом и укором отметил риторику агрессора. И процитировал заявление ФБР: «Россия является самой большой угрозой на Земле». После слов президента и минуты молчания у Музея Второй мировой войны прозвучал гимн ЕС. Бетховен вместо Александрова. «Ода радости» вместо «сплотившей навеки».


Но, несмотря на то, что Украина выбрала правильную и деликатную формулировку для этой даты, — День памяти и примирения, — остается вопрос: почему украинцы должны отказываться от собственного вклада в победу над гитлеризмом? Термин «гитлеризм» употребляю умышленно, ведь, учитывая, что СССР и РФ по сути своей являются представителями человеконенавистнического и преступного режима, с подчеркнутой (хотя и закамуфлированной под «братство») доминацией одного «великого» народа над другими, еще неизвестно, действительно ли это была именно победа над нацизмом. Скорее это была победа невероятной ценой над одним из проявлений Зла.


Что касается исторической справедливости, то стоит вспомнить показательный пример.


Грузин Мелитон Кантария, который среди других поднял красное знамя над Рейхстагом, уже в 90-е был вынужден бежать из Абхазии в результате… этнической чистки, которую поддерживали российские танки. Он умер беженцем. За полвека до того он имел возможность собственными глазами прочитать надпись на Рейхстаге: «Осмoтрели развалины Берлина — остались весьма довольны». Уже перед смертью Кантария видел другие руины… Руины родных мест от снарядов тех, за кого он воевал.


Украинская певица Анастасия Приходько, патриотическая позиция которой достаточно известна, в комментарии «Дню» делится своей рефлексией о Дне Победы: «Для меня это семейный праздник, который будет всегда в нашем доме… Мой дед — фронтовик. Участвовал в легендарной операции „Багратион‟, штурмовал Рейхстаг и затем расписался на его стене… Имел орден Красной звезды! Он с детства приучил нас любить Родину и защищать ее! Дед научил меня быть такой, какая я есть. Привил мне любовь, порядочность и человечность. К сожалению, его не стало, когда мне было 10 лет. Мне его до сих пор очень не хватает… 9 мая мы всегда вспоминаем его в кругу семьи, смотрим его любимые военные фильмы, а лично я стараюсь в этот день побыть на его могиле и вспомнить все, чему он меня научил…». Таким образом, мы видим, что без фанатизма, без маршей 8-9 мая становится абсолютно семейной датой. Без спекуляций и с мыслями о тех родных, которые воевали тогда, и тех, кто воюет сейчас. Так сказать, повод лишний раз задуматься, а не «победобесить».


В конце концов, откуда появились эти кремлевские парады на 9 мая?


Луганчанин, историк Валерий Снегирев комментирует: «Сейчас 9 мая — самый главный праздник в России. Раньше еще было 1 мая и 7 ноября. Но 1 мая стало „шашлычным праздником‟. 7 ноября „накрылось‟ российским Днем единства. Когда-то именно 7 ноября было самым важным праздником. Это трактовалось как начало „новой эры — Великой Октябрьской социалистической революции‟. Военный парад в СССР после 1945 года проходил исключительно 7 ноября. Парад — это, по сути, шантаж потенциального противника. Вот то же самое, что 9 мая будет на улицах Донецка и Луганска. Это будет щекотание нервов, и заодно поднимут боевой дух „донбасского народа‟». Снегирев напоминает, что традицию проводить парад 9 мая начал… Путин на 60-летие Победы в 2004 году. До этого в СССР они проводились 7 ноября до его распада.


Денис Торба из города Каменское (бывший декоммунизованный Днепродзержинск) говорит: «Для меня более правильным является празднование 8 мая. Да и название более правильное — „День памяти и примирения‟. День Победы звучит очень по-имперски и эгоистично, ведь разве победили бы мы без ленд-лиза и открытия второго фронта (высадки в Нормандии, на Сицилии и т.д.). Без ленд-лиза Советский Союз не мог начать производство легендарного танка Т34-85. Надо помнить все страны и людей из всех стран, которые присоединились к победе над Германией».


Бывший луганчанин, боец батальонов «Айдар» и «Азов» Антон Вальянос в комментарии «Дню», говоря об исторической справедливости, утверждает: «Мое отношение к этой дате не изменилось и осталось таким же, как было до войны. Этот день 8 мая должен быть днем скорби по погибшим. Подавать этот день как праздник — абсурд. Во времена, когда я жил в Луганске, у меня был сосед — настоящий, а не „ряженый‟ ветеран. Он никогда не праздновал 9 мая. Более того, он говорил, что мы победили, потому что немецкие танки забуксовали в нашей крови. В той войне страна-победитель потеряла больше людей, чем все остальные участники вместе взятые. Таким образом, считать это победой нельзя. Важно сейчас не переживать из-за того, что делается в РФ, и не обращать на них внимания. Пусть они с жиру бесятся. Это их проблемы полового созревания».


Некоторые военные, находящиеся сейчас на передовой, вообще не понимают предмет спора относительно 8 или 9 мая. Они так и говорят: это проблемы гражданских, а у нас война.


Слова Антона Вальяноса можно уточнить, ведь РФ расположена не за Уралом, а рядом. И свои когти достаточно уверенно запускает вглубь нашей страны, в частности через политические проекты. Нынешний Оппозиционный блок, который свободно топчется на полях электората коммунистов, куда-то пропавших в последнее время, таскает за собой ветеранов, как цыган покорного медведя. Количество орденов на груди «ветеранов», которые из года в год удивительно молодеют, не уступает годам, которые, согласно календарю, должны они носить за плечами. Даже детям войны, которым к ее началу должно быть в среднем по 10 лет, сейчас исполняются почетные 86 лет. Это те, кто были тогда детьми. Те, кто более-менее мог на самом деле участвовать в боевых действиях, сейчас имеют возраст от 90 лет. Как говорится, возраст не для парадов. Но теперь, похоже, и ветераны для этого праздника не нужны. На оккупированных территориях Украины и в РФ получила популярность мода одевать в ватники с георгиевскими лентами детей. А один из императивов, который внедряется в сознание местных, — «бандеровцы» разрушают Ленина, запрещают 9 мая, «фашизм» поднимает голову, а следовательно — вступайте в ряды военизированных формирований!


Нельзя закрывать глаза на то, что раскручивать «победобесие» и выламывать руки истине Кремлю удается эффективно. Москва позаботилась об упомянутой монополизации Победы, а Путин даже как-то не случайно ляпнул о том, что Россия эту победу могла бы одержать и без Украины. Москва создала соответствующие интернет-ресурсы, где можно найти информацию о судьбе своих родственников во Второй мировой войне. Ресурс, по понятным причинам, популярный, а через него, безусловно, порциями подается яд пропаганды. Вообще российская имперская пропаганда, как «колеса», как транквилизаторы, как наркотик — в привлекательном глазурованном покрытии, выдается по назначенному в Кремле рецепту всем, кто хоть как-то касается сферы его влияния. Вся РФ похожа на такую большую палату, где те, кто «подсел» на медикаменты, уже сами требуют очередной дозы. Один луганчанин, который не скрывает своего негативного отношения к оккупационной власти, тем не менее говорит о «святости» 9 мая. И… цепляет георгиевскую ленточку. Это не просто гибридность позиции, это искривление сознания, аномальная мутация координат убеждений. Мощная рефлексия, психологическая привязка магнитом тянет мысли к регрессии. Убеждения обрастают новыми побегами, но, если человеку не удалось убежать от радиационного фона пропаганды, она остается цементируемой. Агрессор бьет в самую уязвимую точку: семейная память. Отсюда и «деды воевали». Под этим соусом уже внукам в Луганске и Донецке раздавали в 2014 году бесплатно автоматы.


Поэтому так важно разрушать каменные глыбы советской пропаганды на свободной территории. Разрушать вместе с памятниками и стирать вместе с коммунистическими названиями. С другой стороны, монополизация победы напоминает монополизацию патриотизма отдельными силами. Это касается, в частности, и проукраинских сил, ведь некоторые из них почему-то считают, что именно они и есть патриоты, а другие «колеблющиеся», ведь не ходят строем на факельные шествия. Почему они любят Родину больше, крепче, чем кто-то другой? Так же почему склонность к массовым флешмобам и желание принять участие в пиар-акциях пророссийских сил должны быть признаком того, что именно их деды воевали лучше, правильнее и вообще Победа (или «победа») — это заслуга именно их семей?


Дискуссия относительно празднования, оплакивание или игнорирование Дня Победы и того, как его в конце концов называть, преимущественно плещется в волнах методов информационного воздействия. Иначе говоря, эта дата давно стала технологией пропаганды и манипуляций. Что надо сделать, чтобы нивелировать элемент технологий и спекуляций? Ветераны УПА (Украинская повстанческая армия — запрещенная в России организация, — прим. ред.) и Красной армии в эти дни должны, как никогда, быть рядом. Не ради своих воспоминаний, а ради своих внуков. Внуков, которым приходится уже третий год проливать кровь против Зла, которое мимикрирует, меняет лицо, использует самое святое.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.