В воскресенье, 16 июля, Венесуэла вступила в новую фазу неконвенциональной войны американского толка, которую экстремистская верхушка, завладевшая руководством движения «Демократическое единство» (ДЕ), назвала «Час 0».

 

На фоне постоянных актов насилия со стороны парамилитаристских и террористических группировок, которые длятся вот уже сто дней, возникла идея референдума, сопровождаемая предчувствием катастрофы. Так, неофашистский лидер Фредди Гевара (Freddy Guevara) заявил одному телеканалу, что «плебисцит вместо выборов в национальное учредительное собрание повлечет за собой такое, чего наша страна еще не видела».

 

Гевара имел в виду всеобщий бунт, который, согласно учебникам Пентагона по неконвенциональным войнам, приводит к сценариям подобным ливийскому или сирийскому. Иными словами, мы близки к братоубийственной войне между венесуэльцами с участием иностранных держав, наемников и парамилитаристских формирований.

 

И все потому, что целью проведения этого якобы народного опроса, незаконные и нечестные результаты которого продажная пресса раструбит на весь мир в попытке придать им легитимности, по-прежнему является только одно: свергнуть конституционно избранного президента Венесуэлы, Николаса Мадуро.

 

Этот новый так называемый решающий этап представляет собой новую фазу затянувшегося государственного переворота, погрузившего страну в последние три месяца в хаос и насилие нового типа, когда для политической борьбы используются террористические методы. То есть, мы находимся перед незаконным, умышленным и систематичным применением неизбирательного террора против мирного населения с целью запугать и парализовать общество.

Это делается при поддержке консервативных иерархов местной католической церкви; ряда европейских и латиноамериканских правительств правого толка, спевшихся в Организации американских государств (ОАГ) под дирижерскую палочку Вашингтона, и главных международных медиа-гигантов. Это делается с использованием психо-социальных и военно-политических тактик, взятых из учебников по асимметричной или гибридной войне американской армии, и на фоне усиления боевых действий террористического характера. И все для того, чтобы «Демократическое движение» сформировало временное, или параллельное, правительство.

 

Диссидент оппозиционного движения Энрике Очоа Антич (Enrique Ochoa Antich) признал, что эта стратегия направлена на создание властных структур, параллельных существующим и законно учрежденным. Что-то вроде правительства в изгнании, только внутри страны, существование которого может обернуться ростом вооруженного насилия и социальной поляризации и гражданской войной, финансируемой извне, с возможным иностранным вмешательством.

 

Мало того, что созыв незаконного референдума — это диверсионная манипуляция его сторонниками, он призван делегитимизировать в глазах международного сообщества правительство Мадуро и представить Венесуэлу криминальным государством, чтобы оправдать гуманитарную интервенцию США и их союзников.

 

С этой целью на предыдущем этапе Вашингтон и некоторые страны ОАГ — Канада, Мексика и Колумбия — поддержали действия террористов, которые используют бомбы, «коктейли Молотова», гайки и стальные тросы на дорогах, чтобы сбивать мотоциклистов, ракетницы винтовки, минометы и прочее огнестрельное оружие против мирных граждан.

 

Это терроризм нового типа, который путем пропагандистских кампаний в СМИ пытается принять облик гражданской мобилизации. Но мирные граждане не ходят с оружием в руках, не линчуют и не сжигают заживо своих жертв, не поджигают больницы и детские садики с находящимися в них детьми, не уничтожают тонны продуктов и предметов первой необходимости, предназначенные для жителей бедных районов.

 

После провала стратегии «государственный переворот — «нефтяная» забастовка — кризис 2001-2006 годов», за последние три года США и глобальные СМИ сумели выиграть символическую внешнюю (но не внутреннюю) войну, прочно утвердив такие постулаты: террористическое насилие оппозиционного «Демократического единства» всегда оправданно и справедливо, а ответ правительства — это репрессии и нарушение прав человека со стороны неправового государства.

 

Примечательно, что для создания фикции политической демократической борьбы на необузданных сборищах «мирной оппозиции» всегда присутствуют операторы и фотографы, действующие как боевой террористический отряд, потому что сделанные ими кадры, сопровождаемые пристрастными сообщениями редакторов, являются ключевым элементом ведущейся психологической войны.

 

И вот, когда средний класс разочаровался в протестном движении, «Демократическое единство» и его спонсоры придумали механизм параллельный конституционному референдуму. Псевдоправовой и антиконституционный плебисцит, противоречащий действующему венесуэльскому законодательству, цель которого — еще больше подорвать авторитет учредительного собрания и стать средством легитимизации актов саботажа на транспорте и в нефтяной отрасли, направленных на подрыв национальной экономики, вызвать новый виток уличного насилия для противостояния действиям правительства и взять под контроль территории крупных городов. Политико-дипломатическая поддержка извне является залогом для легитимизации вторжения, как предостерегает депутат от партии «За справедливость» Хуан Рекесенс (Juan Requesens).

 

Без такого компонента, как насилие, неофашистская политика «Демократического единства» будет лишена внимания СМИ, а внутренний расклад сил — далеко не в его пользу. Мадуро и чависты удерживают власть, основанную на военно-гражданском союзе, благодаря непоколебимому единству руководства. К этому добавляется активная поддержка коммун, самоорганизующихся групп населения и народное ополчение, насчитывающее 500 тысяч вооруженных мужчин и женщин по всей стране.

 

На их стороне — сила закона и государственные институты, способные ее осуществлять. И тем не менее, до 30 июля ситуация будет очень напряженной.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.