Швеция проводит крупнейшие военные учения за последние десятилетия. В то же время Россия играет мускулами на другом берегу Балтийского моря. В учениях «Запад», по оценкам, будут участвовать 100 тысяч солдат.

 

Каждый год Россия проводит крупные учения в одном из своих четырех военных округов. В этом году, как и в 2013, настало время для «Запада».


Но после 2013 года многое произошло, и в этот раз нервозность на Западе ощущается значительно больше.


Россия аннексировала Крым, поддержала повстанцев на востоке Украины и бомбила Сирию.


Мощь российских вооруженных сил растет, и многие эксперты на Западе опасаются, что русский президент Владимир Путин будет использовать ее для того, чтобы напасть на соседние страны или дестабилизировать их.


НАТО встретила эту витающую в воздухе угрозу тем, что разместила четыре многонациональных батальона в Прибалтике и Польше.


Россия ранее пользовалась учениями, чтобы замаскировать подготовку к военным операциям: война в Грузии в 2008 году и аннексия Крыма в 2014 — вот два таких примера.


Эксперт по России Кир Джайлс (Keir Giles) из аналитического центра Chatham House подчеркивает, однако, что обоим этим инцидентам непосредственно предшествовали политические кризисы, а сейчас этого нет.


«С того момента проводилось множество других крупных русских учений, которые не приводили к какому-либо вторжению», — сказал он BBC.


Оскар Юнссон (Oscar Jonsson), кандидат наук, специализирующийся на российских методах ведения войн в Королевском колледже в Лондоне, также не считает, что «Запад» выльется в войну.


«Если вы хотите что-то сделать, то учения — хорошее прикрытие, но я не думаю, что это произойдет, так как выигрыш был бы невелик», — сказал он Aftonbladet.


Петер Матссон (Peter Mattsson), эксперт по российскому военному потенциалу в Институте обороны, согласен с ним.


«Опасения есть всегда, когда военные соединения находятся в движении, ведь тогда время, необходимое на военную операцию, уменьшается. Поэтому всегда существует риск, но не думаю, что он так уж велик. Не уверен, что они так сильны, как сами говорят», — сказал Петер Маттсон Aftonbladet.


Агрессия с запада


Учения «Запад-2017» проводятся на западе России, в Белоруссии и в российском анклаве Калининграде, в них участвуют как русские, так и белорусские войска.


По словам начальника белорусского Генштаба Олега Белоконева, по сценарию учений коалиция фиктивных государств к западу от Белоруссии пытается дестабилизировать страну (на карте фиктивные государства находятся там, где расположены самые настоящие Польша, Литва и Латвия).


В первой фазе учений русские и белорусские силы будут «изолировать области, где действуют вооруженные бандформирования, а также диверсионные и разведывательные войска противника», по словам заместителя российского министра оборон Александра Фомина.


Во время второй фазы участники учений будут отрабатывать военный ответ на агрессию против России и Белоруссии.

© ДИМК МО РФ/Евгений Мешков
Подразделения ВДВ на учениях "Запад-2017"

«Основываясь на прошлых учениях, можно предположить, что и эти будут разделены на две части. Сначала возникает какого-либо рода ассиметричный конфликт, который может напоминать либо крупную террористическую атаку, либо цветную революцию вроде той, что развернулась на Украине, с демонстрациями и протестами, позже переходящими в высокоинтенсивную конвенциональную войну», — говорит Оскар Юнссон.


«Главная задача Западного военного округа — высокоинтенсивная война против обычного противника, подготовка к тому, как может повернуться война против Запада».


Просто догадки


О «Западе-2017» известно очень мало. Секретность крайне высока. Это, однако, не мешает западным специалистам делать догадки о возможном масштабе учений.


Часто повторяют, что в учениях могут быть задействованы 100 тысяч человек, но на чем реально основывается эта цифра, неясно.


Представляется, что единственная официальная информация, которая сейчас есть, появилась в конце 2016 года, и она подтверждает, что российское министерство обороны зарезервировало 4 162 железнодорожных вагона для транспортировок в Белоруссию в 2017 году.


Кажется, именно исходя из этих данных, многие специалисты и построили свои догадки о том, сколько будет перемещено солдат и единиц военной техники.


Согласно украинскому Совету безопасности, ожидается, что в «Западе» поучаствуют «230-240 тысяч» человек. На чем основана эта информация, тоже непонятно.


«Есть тенденция преувеличивать оценки в неопределенной ситуации. Цифра украинского генерального штаба в 230 тысяч человек свидетельствует о том, как велика может быть угроза потенциально, а также это эффективный способ привлечь к учениям внимание», — говорит Оскар Юнссон.


Он полагает, что учения «Запад» будут гораздо менее масштабными, чем об этом обычно гадают.


«Что касается числа активных участников в ходе боевых действий, то лучшая оценка, с которой я сталкивался, — это 70 тысяч человек. И даже это — невероятно большая цифра, если она соответствует действительности».


Все зависит от того, что учитывается при оценке: «Запад» включает в себя параллельные учения по гражданской обороне, тотальной обороне и мобилизации.


«Если учитывать резервистов, которые получают приказ собраться в полки и развернуть некоторые вооружения, но при этом больше ничего особенно не делают, то можно выйти на очень большие цифры», — говорит Оскар Юнссон.


«Соединения изображались»


По словам Петера Маттссона, есть разница между тем, участвуют ли в учениях представители воинских соединений, или же все солдаты этих соединений действительно присутствуют.


«Перед учениями „Восток" речь шла о 150 тысячах человеках, но когда потом стали подсчитывать боевые машины, самолеты и корабли, их численность оказалась довольно ограниченной. Тогда стало ясно, что у них была каркасная организация, то есть соединения лишь изображались».


Россия сообщает, что в «Западе» задействованы 12,7 тысяч военных, но, вероятно, учения будут масштабнее. Эту цифру, очевидно, назвали потому, что при маневрах с участием более 13 тысяч человек, согласно Венской конвенции, необходимо заранее предупредить и пригласить иностранных наблюдателей, чего Россия не сделала.


«Не имеет значения»


Во время дебатов в Швеции также часто повторяется, что Россия отрабатывает нападение.


«Оборонные маневры или атакующие — по большому счету, это неважно. Если вы будете защищать Швецию, лучшее, что вы сможете сделать, — это ударить ракетами по военно-воздушным базам России. Если Россия будет обороняться, то лучшим решением будет обстрелять базы в Польше, Германии или Швеции», — считает Оскар Юнссон.


«Первое, что сделала бы Россия, если бы почувствовала, что война стоит у ворот, — передвинула бы свою линию обороны за пределы страны, а это выглядит ровно так же, как и атака».


В последние годы российские самолеты несколько раз пролетали очень близко к самолетам и кораблям других стран — например, к американскому эсминцу и шведскому самолету-разведчику. Оскар Юнссон полагает, что нам предстоит увидеть подобные же инциденты и в ближайшую неделю.

© AP Photo, U.S. Navy
Су-24 пролетает рядом эсминцем USS Donald Cook

«Я ожидаю, что поведение будет очень провокационным».


По мнению Оскара Юнссона, «Запад» покажет, насколько военная мощь России больше, чем у Швеции.


«Россия 20 лет целенаправленно тренировалась на стратегическом уровне и начала набирать силу для масштабных военных операций. „Запад" это продемонстрирует. Они покажут мастерское умение действовать в крупных масштабах и во всех сферах, начиная с логистики и заканчивая коммуникацией и поддержкой», — говорит Оскар Юнссон.


«Мы сменили направление дебатов в пользу усиления обороны, но это не вылилось в какое-то увеличение сил. Военная мощь всегда относительна, если противник создал два самолета, а ты — один, значит, твоя реальная мощь снизилась. С 2008 года Россия вкладывала миллиарды. Это принесет плоды в ближайшие пять-десять лет».


«Русские боятся»


Петер Маттссон настроен более скептически.


«Военная сила зависит от военной экономики, а та зависит от общей экономики страны. Военная сфера отражает силу общества, особенно в долгосрочной перспективе. Мы знаем, что Россия вкладывает много денег в свой ВПК. В то же время, ее оборонный бюджет составляет лишь десятую часть от американского, и так — на протяжении многих лет. Эта разница со временем накапливается».


Американский аналитик по вопросам обороны Майкл Кофман (Michael Kofman) описывает учения как возможность понять логику российских лидеров. Его вывод: они боятся.


«Несмотря на всю эту модернизацию и изменения в российских вооруженных силах, русские лидеры, очевидно, по-прежнему боятся. Боятся, что США попытаются забраться в Белоруссию, боятся технологического и экономического превосходства США, боятся, что США будут добиваться смены режима в Москве, и боятся, что Вашингтон хочет полностью уничтожить влияние России в соседних с ней регионах или, хуже того, саму Россию», — пишет Майкл Кофман на War on the rocks.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.