Ислам — это вторая по распространенности религия в РФ, при этом количество мусульман неуклонно увеличивается. Если в 1937 году магометане составляли 6% от всего населения Советского Союза, то в современной России этот показатель колеблется между 8 и 12%, а это означает, что в стране живут от 12 до 20 миллионов мусульман. В 2030 году в Российской Федерации будет уже около 30 миллионов последователей ислама. Проблемой для Москвы становится то, что популярность стала набирать идеология заграничных исламских экстремистов, которые организуют террористические ячейки, представляющие реальную угрозу для государства. Российские мусульмане живут в основном на Северном Кавказе, в Поволжье, на Урале и в Западной Сибири.


Эту религию исповедуют представители около 40 из 100 с лишним национальных и этнических групп, составляющих население РФ. О растущей силе ислама свидетельствует увеличение количества мечетей: если в 1991 году их было 870, то в 2015 — уже около 8 000. Во многие мечети прибывают посланники с Ближнего Востока, пропагандирующие радикальные методы борьбы с неверными, (в том числе организацию терактов). Атаки против России — это, в частности, месть за причастность российских войск к ликвидации структур «Исламского государства» (запрещенная в РФ организация — прим. ред.) в Сирии. В конце декабря обстановка стала особенно тревожной: появилась информация, что в новогодне-рождественский период исламисты увеличат свою активность.


Собственный и «импортированный» терроризм


Теракт, произошедший 3 апреля 2017 года в петербургском метро на перегоне между станциями «Сенная площадь» и «Технологический институт», напомнил россиянам, что их стране, как и другим европейским государствам, угрожают атаки исламистов.


Число потенциальных террористов может быть огромным, ведь в Российской Федерации оказалось множество людей из мусульманских республик бывшего СССР. Чаще всего они стремятся вырваться из нищеты и ищут в России работу, однако, среди них есть и экстремисты, которые хотят расширить круг единоверцев и оказать влияние на российских мусульман. К таким людям относился петербургский террорист — 22-летний Акбаржон Джалилов, который приехал из Казахстана и шесть лет назад получил российское гражданство.


Ответственность за теракт в Петербурге взяла на себя связанная с «Аль-Каидой» (запрещенная в РФ организация — прим. ред.) группировка «Батальон Имама Шамиля». Как объясняет на своем портале российское агентство Regnum, базой для российского исламского терроризма выступают местные организации и ответвления международных группировок, таких, как ИГИЛ, «Аль-Каида» или «Исламское движение Туркестана» (запрещенная в РФ организация — прим. ред.). Локальные террористические ячейки заявляют о своих связях с международными сетями, пользуясь чем-то вроде существующей в торговле франшизной схемы: функционирование под «вывеской» известной организации позволяет легче найти спонсоров и привлечь к себе новых членов.


Три течения исламского терроризма в России


Существующие в России исламские экстремистские организации можно в зависимости от места их появления и зоны активности разделить на три группы. Эта классификация, конечно, не дает исчерпывающего описания всех террористических исламистских структур на территории от Балтийского моря до Тихого океана, однако, она охватывает большинство организованных группировок.

 

Первое направление — это заявившие о себе после распада Советского Союза северокавказские группировки, которые функционируют в российской части Кавказа и в прилегающих к нему районах, оказывая влияние на все страны СНГ. Главный центр располагается в Дагестане, а принадлежащие к этому террористическому течению боевики выделяются на фоне других российских исламских террористов наличием боевого опыта: они воевали на Кавказе, на Ближнем Востоке и в Афганистане. К самым крупным локальным экстремистским организациям в этой части России относятся, в частности, «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана» и «Кавказский эмират» (запрещенные в России организации — прим. ред.).


Второе направление называют поволжским, оно концентрируется в Поволжском экономическом районе (в котором находится, например, Казахстан) и в Башкирии. На этой территории регистрируется меньше терактов, однако, местное мусульманское сообщество находится под сильным влиянием исламских боевиков, которые ищут добровольцев для отправки на Ближний Восток. Там функционируют такие экстремистские группировки, как «Партия исламского освобождения» и «Исламский Джамаат» (запрещены в России — прим. ред.).


Третье направление исламского терроризма в России называют иммигрантским: оно распространяется среди приезжающих в страну из Средней Азии (Киргизии, Таджикистана и Узбекистана) гастарбайтеров. Ключевую роль играют здесь фанатики из Саудовской Аравии и стран Персидского залива, которые занимаются вербовкой и обучением сторонников, думая не только о будущем мигрантов в России, но и об их родных странах, куда они могут вернуться, чтобы пропагандировать радикальные версии ислама. РФ для таких группировок чаще всего выступает на их пути промежуточным пунктом, поэтому они действуют под названиями, известными в других странах, например, «Талибан» (запрещенная в России организация — прим. ред.) или «Исламская партия Туркестана» (запрещенная в РФ организация — прим. ред.).


Бесконечная борьба


Российские спецслужбы ведут постоянную борьбу с террористическим группировками, о чем довольно мало пишут в мировых СМИ. За один прошедший год им, как сообщал в декабре портал «Свободная пресса», удалось предотвратить несколько терактов. Ресурс напомнил о нескольких акциях, связанных с ликвидацией террористических угроз в южных регионах России и на Северном Кавказе.


21 апреля 2017 года сотрудники специальных сил Федеральной службы безопасности провели две акции в Курском (поблизости от границы с Украиной) и Кочубеевском районах Ставропольской области. На границе с Чечней удалось задержать человека, который занимался поставкой оружия и взрывчатых веществ на Северный Кавказ. В тот же день в окрестностях села Усть-Невинское ликвидировали двух террористов, перевозивших в автомобиле два самодельных взрывных устройства.


Последние месяцы 2017 года тоже ознаменовались проведением антитеррористических акций на юге страны, призванных предотвратить проведение терактов в общественных местах в период новогодних праздников. В ночь с 8 на 9 декабря ФСБ ликвидировала террористическую группу в Ставрополе: двух человек застрелили на месте, третий успел взорвать бомбу. Сила взрыва была настолько велика, что террориста разорвало на части, а взрывная волна разрушила крышу здания, в котором он находился. В группу входил уроженец Чечни и двое местных жителей (один — принявший ислам русский).
15 декабря 2017 года Федеральная служба безопасности задержала семерых боевиков ИГИЛ, которые собирались устроить теракт в новогоднюю ночь.


Один из них планировал взорвать себя в Казанском соборе в Петербурге. 18 декабря в ходе специальной операции удалось ликвидировать террористическую группу в северокавказском Зеленчукском районе, который находится в Карачаево-Черкесской республике, населенной мусульманами-суннитами. Двумя днями позже в столице Ставропольского края сотрудники ФСБ задержали террориста, снимавшего квартиру в многоквартирном доме. У него нашли ручную гранату и самодельное взрывное устройство. Несостоявшимся террористом оказался уроженец Карачаево-Черкесии. После этого инцидента губернатор Ставропольского края Владимир Владимиров приказал проверить в Ставрополе все сдающиеся в аренду квартиры.


Террористы хотят посеять хаос


Российские террористы избрали новую тактику: их мишенью стали массовые мероприятия в общественных местах, обеспечить охрану которых очень сложно. Примером такой атаки стал теракт, произошедший 29 декабря 2013 года в Волгограде. Сейчас в России нет мест, которые могли бы не опасаться нападения исламских террористов, однако, в первую очередь опасность угрожает югу страны, крупным городам и населенным пунктам в нефте- и газодобывающих регионах. Изменение демографической структуры общества и влияние идеологии пришедшей с Ближнего Востока, где идет уничтожение территориальных структур ИГИЛ, вызывают у российских властей тревогу. Основной источник проблем находится на Кавказе и в прилегающих к нему регионах РФ с преимущественно мусульманским населением. Экстремисты стремятся дестабилизировать жизнь общества, подорвать доверие граждан к властям и продемонстрировать свою силу.


Государственный ислам


Российской Федерации, как до этого Советскому Союзу, приходится учитывать, что в стране существует большое мусульманское сообщество. Если в СССР государственный аппарат использовал ислам, как и другие религии, в собственных целях и держал его под полным контролем, то в России после 1991 года контролировать перемещение священнослужителей, пропагандистских и религиозных материалов стало невозможно. Кремлевские руководители стараются завоевать популярность в мусульманских кругах разными жестами и уступками в отношении мусульман, живущих в России и за ее пределами.


На русскоязычную мусульманскую прессу и телеканалы возложена задача создать положительный имидж РФ в кругах последователей ислама в других странах, в особенности на постсоветском пространстве. В свою очередь, крупные российские СМИ предлагают портреты лояльных Москве мусульман. Например, государственное информационное агентство ТАСС в декабре 2017 года опубликовало интервью с председателем Совета муфтиев России Равилем Гайнутдином. Самое название публикации «Экстремизму нужно противопоставить идеологию умеренного ислама» демонстрирует, что действия Совета муфтиев соответствуют курсу Кремля, а лояльные государству мусульмане получат вознаграждение за верность.


В интервью Гайнутдин говорил о не относящихся к религиозной сфере причинах радикализации мусульман, в особенности молодежи. Молодые люди, по его словам, встают на путь экстремизма по социальным причинам. Недавно радиостанция «Эхо Москвы», анализируя причины моральной деградации уроженца Узбекистана Сайфулла Саипова, который совершил теракт в Нью-Йорке, говорила о том, что многие из этих людей жили в экономически неблагополучных странах, где функционирует система жесткого государственного контроля.


Идеолог российских последователей ислама полагает, что умеренным мусульманам следует предпринять ответные шаги: заняться идеологической работой в медресе, воскресных школах и мусульманских учебных заведениях, а также подготовкой священнослужителей с умеренными взглядами. Сейчас в РФ работает три вуза для мусульман, Московский исламский институт, Российский исламский институт в Казани и Дагестанский гуманитарный институт, однако, пока более заметными выглядят действия не умеренных мусульман, а экстремистов.

 

Обретет ли ислам в России главенствующую роль?


Такой вопрос напрашивается в контексте анализа изменения демографической структуры России: более высокий естественный прирост населения наблюдается там у мусульман, а не у славянских народов. Кроме того, возникает тема для дискуссий в идейно-религиозной плоскости: секуляризация христианской части общества стала в России столь же сильной тенденцией, как и все более активное стремление мусульман привлечь новых последователей.


На сегодняшний день главной российской проблемой остается, однако, снижение уровня общественной безопасности и рост террористической угрозы. В данных, которые обнародовала Генеральная прокуратура РФ, тревожно выглядят две цифры. Первая — это увеличение количества преступлений, связанных с терроризмом и экстремизмом. Количество преступлений, носящих террористический характер, стремительно растет: если в 2010 году их было 581, а в 2014 — 1 128, то в 2016 уже 2 227. В 2010 году было зафиксировано 656 преступлений экстремистского толка, в 2014 — 1 034, а в 2016 — 1 450.


Второй тревожный показатель — это ухудшение показателей раскрываемости террористических преступлений (70,6% в 2010 году и 33% в 2016). Одна из теорий гласит, что экстремистские группировки скорректировали свои методы, вписав их в российские реалии. Другое объяснение снижения уровня безопасности в российских СМИ обнаружить сложно. Стоит, однако, задаться вопросом, насколько хорошо работают российские спецслужбы и способны ли они выдержать конфронтацию с экстремистами, ведь именно в этом может скрываться причина проблем, которые возникли сейчас у России в сфере борьбы с исламским терроризмом.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.