В то время как ведущие политики и СМИ западного мира ужасаются по поводу атаки сирийской армии на Восточную Гуту неподалеку от Дамаска, подконтрольные правительству районы столицы подвергаются мощным обстрелам. На прошлой неделе сотни ракет и снарядов были выпущены по густонаселенным жилым кварталам.


«Одна ракета взорвалась в 50 метрах от дома моей мамы в Рукн аль-Дине. Мама была до смерти напугана, когда я после этого с ней разговаривал. Один профессор, которого я знал, убит. Он преподавал на медицинском факультете в университете Дамаска. Ответственны за это террористы из Восточной Гуты».


Об этом рассказал Мотаз Кадура (Motaz Kadoura). Он сейчас живет в шведском Сёльвесборге, но его семья и друзья остались в его родном городе Дамаске. Его история не уникальна. Жители Дамаска рассказывают о подобном с 2012 года, когда вооруженные группы экстремистов взяли под свой контроль пригороды и область вокруг столицы.


Это также объясняет, почему сирийская армия пытается вернуть Восточную Гуту. Пока этот район контролируют экстремистские группировки с разными названиями, остальные шесть-семь миллионов жителей Дамаска живут под постоянной угрозой новых атак.


Вышесказанное приводится здесь не для того, чтобы оправдать происходящее в Восточной Гуте. Это часть кровавой и ужасной войны, от которой жестоко страдают мирные жители в зонах боев. Пока идет война, она все время будет уносить новые жизни.


Но утверждения о том, что цель наступления сирийской армии — это гражданское население, больницы и прочие мирные учреждения, не соответствуют действительности. Еще на прошлой неделе Сирия и Россия распространяли листовки с инструкциями для жителей, которые хотят выбраться оттуда через гуманитарные коридоры.


Нет, цель — это около 15 тысяч сирийских и иностранных боевиков, которые оккупировали Восточную Гуту и терроризируют как местное население, так и жителей других районов Дамаска.


Факт в том, что Восточной Гутой управляет не «оппозиция» или «умеренные повстанцы». В этой области доминируют группировки «Джейш аль-Ислам», «Файлак ар-Рахман», «Ахрар аш-Шам», а также сирийское подразделение «Аль-Каиды» «Джебхат ан-Нусра» (организации запрещены в России — прим. ред.), которых объединяет то, что все они — суннитские экстремисты, желающие построить государство на основе шариата.


Еще одна общая черта: никто из них не добился бы влияния, если бы не помощь со стороны Саудовской Аравии, Катара, США и прочих государств, которые снабжали их оружием и деньгами.


На прошлой неделе США, Франция, Швеция и Кувейт пытались продвинуть резолюцию ООН о перемирии. То, что эти страны говорят о необходимости спасти людские жизни, еще не значит, что их внезапно начала заботить судьба страдающего от войны сирийского народа.


Если бы они действительно хотели спасать жизни, им следовало бы давным-давно прекратить поддержку вооруженных экстремистов и заставить тех принять предложения, выдвинутые в более ранних резолюциях ООН по поводу переговоров и политического решения конфликта.


Дело в том, что западные страны и государства Персидского залива хотят помешать сирийскому правительству и его российским союзникам сделать то, что они сделали в восточном Алеппо чуть больше года назад.


После ожесточенных боев террористические группы и их сторонники были вынуждены отступить и позволить выставить себя прочь из Алеппо. Никакой кровавой бани не произошло.


И в противовес картине, нарисованной в западных СМИ, вступление сирийской армии в восточный Алеппо абсолютное большинство жителей города приняло очень хорошо. Горожане стали возвращаться в свои дома, школы вновь открылись, началось восстановление.


Между восточным Алеппо и Восточной Гутой есть явные параллели. В Дамасской области сегодня живет множество внутренних беженцев из Восточной Гуты, которые надеются вернуться, когда район освободят. И среди участвующих в наступлении сирийских солдат многие родом из Восточной Гуты и хотят освободить свои семьи из-под власти террористов.


В то время, как пишутся эти строки, министр иностранных дел Швеции Маргот Валльстрём (Margot Wallström) возмущается, что перемирие не соблюдается. Она говорит «Афтонбладет» (Aftonbladet), что «режим Асада при поддержке России надеется на военную победу», а она при помощи перемирия хочет вместо этого сделать ставку на «политический путь».


Было бы интересно узнать, какие такие силы в Восточной Гуте она уговорила пойти «политическим путем».


Может быть, «Джейш аль-Ислам», группировку, которая всех, кто участвовал в инициированных Россией переговорах в Сочи, называет «врагами революции» и которая возит женщин из алавистского меньшинства в клетках, закрепленных в кузовах грузовиков, используя их вместо человеческих щитов? Или «Файлак ар-Рахман», которая долго сотрудничала с «Аль-Каидой» в Сирии?


Также было бы любопытно узнать, как она собирается убедить таких главных зачинщиков войны, как Саудовская Аравия и США, поменять свою позицию.


Похоже, Валльстрём не понимает и содержания резолюции, которую Швеция предложила в Совете безопасности. В ней представлены те же формулировки, что были в нескольких предыдущих резолюциях. Перемирие не касается ИГИЛ (организация запрещена в России — прим. ред.), «Ан-Нусры» и «Аль-Каиды», а также других группировок, которые сотрудничают с террористами.


Сегодня поступают сообщения, что вооруженные организации в Восточной Гуте объединились, чтобы защищать свои позиции. Поэтому Россия и Сирия, не нарушая решения ООН, могут продолжать бороться с терроризмом в Восточной Гуте и нести мир и безопасность для всей Дамасской области.


А как же положение гражданского населения в краткосрочной перспективе?


Перемириям, которые делают возможными гуманитарные коридоры и мероприятия, должны способствовать все стороны.


Но нельзя и забывать опыт восточного Алеппо. Пока горожане страдали от нехватки продуктов питания и лекарств, вооруженные группировки, как выяснилось после освобождения, располагали большими запасами еды и медикаментов. Кроме того, гражданскому населению не позволяли бежать. Террористы использовали людей в качестве щита.


Пока пишутся эти строки, нам поступают отчеты из Дамаска о том, что первое пятичасовое перемирие в Восточной Гуте, объявленное сирийским правительством и Россией, саботировано так называемыми повстанцами.