Как и следовало ожидать, Россия просто проигнорировала британский ультиматум по поводу отравления бывшего российского агента Скрипаля. Таким образом, напряженность в отношениях между Лондоном и Москвой неизбежно усиливается, и, похоже, что даже с высылкой 23 российских дипломатов ее пик еще не достигнут. Тереза Мэй так решительно публично озвучила свои подозрения в отношении России, что ей уже не отступить от этой позиции, не показавшись беспомощной или смешной. Признак слабости стал бы концом ее политической карьеры.


Для российского президента Владимира Путина ситуация гораздо менее щекотливая, чем для Мэй, — по многим причинам. Несмотря на уверенность, которую демонстрирует британский премьер-министр, все же еще может выясниться то, что в деле нет российского следа, что яд и преступник или преступники — не российского происхождения. И, конечно, положение Мэй будет непростым, ведь сейчас она требует солидарности от европейских партнеров, тогда как ранее британцы своим решением о Брексите ясно показали, насколько им важна Европа как основанное на принципе солидарности сообщество: не очень.


Подозреваемый получил орден


Возможно, было рискованно сразу обратить подозрения на Москву. Но это не случайно. Это связано не только с прецедентом, на который снова и снова ссылаются в последние дни — с отравлением Александра Литвиненко в 2006 году. Тогда тоже был использован экзотический яд, полоний-210. Спустя несколько лет подозреваемый в том преступлении был награжден Путиным орденом и входит в состав российского парламента.


В государстве, созданном Владимиром Путиным, офицеры спецслужб сидят не только в аппарате безопасности, но и на всех решающих постах. Они подняли обман до уровня государственной доктрины. Не моргнув, российское руководство с гордостью заявило о том, что «вежливые люди» вернули украинский полуостров Крым в лоно российской родины.


Миф об осажденной крепости


На Украине, на территории государства, которому по закону принадлежит Крым, Москва уже на протяжении четырех лет ведет сецессионную войну — и упорно отрицает очевидное. И пусть в конечном счете хоть весь мир объявит Россию ответственной за сбитый над восточной Украиной пассажирский самолет, в Москве придумают новые объяснения тому, как это могло произойти «в действительности».


Есть немало людей, которые с пониманием относятся к такому образу действий. Но российский президент в значительной мере утратил свою репутацию. Для внутренней политики это может быть и неважно. Возможно, для самого Путина даже выгодно, поcкольку это поддерживает миф о том, что Россия — осажденная крепость поэтому население должно сплотиться против нападок внешних врагов. Однако во внешней политике за последние годы стране нанесен большой вред. Признаком этого является тот факт, что подозрения всегда сначала падают на Москву.