«Путин — новый царь» (Putin: The New Tsar) — замечательный документальный фильм Би-би-си, который производители подгадали выпустить прямо к президентским выборам в России. Как и следовало ожидать, в минувшие выходные Владимир Путин выиграл еще один шестилетний мандат.


Программа рассказывает историю человека, который не собирался становиться лидером страны, но оказался в таком положении невольно, сделав карьеру при своем предшественнике Борисе Ельцине. При этом у него, кажется, не было никакой очевидной идеологической базы. А вот желание беспредельного самообогащения определенно имелось. Также характерными чертами было стремление к так называемой стабильности и навязывание своего авторитета в ущерб демократии и правам человека.


Прошедшее в выходные голосование назвали выборами, между тем главный противник Путина, лидер оппозиции Алексей Навальный, был лишен возможности принять в них участие. СМИ выпускали материалы в поддержку Путина, государственных служащих вынуждали голосовать за действующего президента, а на видео с избирательных участков можно наблюдать, как сотрудники избирательной комиссии вбрасывают в урны дополнительные бюллетени для голосования. В общем, все меньше демократии и все больше единовластия.


Мы ясно видим, что этот бывший сотрудник КГБ решительно настроен вернуть России ее прежний статус мировой сверхдержавы после предполагаемого унижения со стороны Запада, которое ей приходилось терпеть в период холодной войны — таков, по крайней мере, с виду главный мотив Путина. Следовательно, он полностью пренебрегает основанным на правилах либеральным международным порядком, который был установлен после Второй мировой войны.


Лейбористы, сотрудники коалиционного правительства Уинстона Черчилля военных лет — Клемент Эттли, Эрнест Бевин и Артур Гринвуд — помогали формулировать Атлантическую хартию 1941 года. Подготовленный Великобританией и США документ, под которым подписались все наши союзники, устанавливал принципы организации этого порядка и общую картину развития послевоенного мира. Страны получали право на самоопределение, а все люди — право на свободу слова, самовыражения, религии и свободу от нужды и страха.


Устав привел к созданию таких организаций, как ООН, Всемирная торговая организация и НАТО. Начиная с послевоенных времен он помогал сохранять относительный мир и стабильность в Европе. В основе документа лежало стремление не допустить повторения подобных войн в будущем, а этого можно было отчасти добиться благодаря стимулированию торговли, которая в свою очередь повышала уровень жизни людей во всех странах.


Эта система не идеальна и нуждается в реформах. С момента рождения она утратила часть своей нравственной энергии и теперь запятнана тем фактом, что при распределении гигантских экономических ресурсов она, похоже, отдает предпочтение не столько семьям со средним и низким доходом, сколько «золотым воротничкам» Давоса, исполненным сознания собственной привилегированности и прав. Но в целом, несмотря на это несовершенство, следует признать, что данный порядок работает, а ценности, лежащие в его основе, являются благопристойными британскими ценностями — вот почему мы должны стоять за них горой.


Сегодня во всем мире этой основанной на правилах либеральной системе бросают вызов и противостоят крайне левые и крайне правые. Они поступают так по разным причинам, однако при этом не выдвигают никакой равноценной по своим преимуществам альтернативы.


Самая очевидная проблема здесь — Дональд Трамп, который уже успел развязать торговую войну с присущей ему беззаботностью. Потом отравление бывшего российского шпиона Сергея Скрипаля в Солсбери с помощью боевого нервно-паралитического вещества, которое поставило под угрозу не только жизни бывшего агента и его дочери, но и жизнь полицейского, первым прибывшего на место происшествия, и жизни сотен других людей на британской земле. Таким был последний пример бесцеремонного нарушения этого порядка со стороны России. Вот почему реакция премьер-министра на использование Россией химического оружия на наших улицах была оправданной.


И вот почему сравнение с военным вмешательством Великобритании в Ираке, Афганистане и Ливии здесь совершенно не уместно. Ведь речь не идет ни о вторжении, как это было в Ираке, ни о каких-то действиях по демонтажу террористической сети, как это было в Афганистане, ни о попытках остановить диктатора, подвергающего резне свой собственный народ, как это было в Ливии. Это совсем другая ситуация.


«Где доказательства?» — спросят иные, проводя параллель между предъявленным парламенту досье, где говорилось о том, что режим Саддама Хусейна в Ираке в 2002 году располагал оружием массового уничтожения, и оценкой степени вины России, которую на этой неделе провели разведывательные службы. Разумеется, из ошибок Ирака следует извлечь уроки (в то время я был противником этого вторжения). Однако прибегать к сравнениям с Ираком при любом последующем конфликте просто нелепо.


Сэр Джон Чилкот в своем докладе об участии британских войск в иракской военной кампании обнаружил, что суждения о серьезности угрозы, которую представляли иракские ОМУ, в 2002-2003 году были представлены как достоверные, хотя их не подтвердила разведка. Опять же, сегодняшнее противостояние с Россией — совсем другая история.


Здесь нет никаких сомнений в том, что опасное для жизни нервно-паралитическое вещество было использовано на британской земле, и что оно было произведено в России. Российское правительство не предоставило никаких объяснений, на основе которых можно было бы предположить, что оно потеряло контроль над этим веществом, и не объяснило, как этот яд попал на наши улицы, и почему Россия в нарушение международного закона имеет необъявленную программу разработки химического оружия. В таких обстоятельствах и с учетом прошлых действий России в Великобритании и за рубежом остается спросить: а какие еще доказательства вам нужны, чтобы убедиться в ее виновности?


Заходил разговор о тестировании образцов. Совершенно справедливо. Британское правительство действует в соответствии с протоколами Организации по запрещению химического оружия: вчера сюда прибыли ее инспекторы для проверки образцов химического вещества, использовавшегося при нападении в Солсбери.


В конце концов мы должны сами решить: принимать в этих обстоятельствах слова России на веру или доверять нашим британским разведывательным службам — людям, которые каждый день рискуют своими жизнями, чтобы обеспечивать безопасность нашей страны? Я предпочитаю действовать по совету тех, кто в первую очередь разделяет британские интересы и ценности.


По всем упомянутым причинам я наряду с другими депутатами нескольких партий подписал внеочередное предложение (EDM), представленное в Палате общин моим коллегой лейбористом Джоном Вудкоком в целях поддержать правительство по этому вопросу. Некоторые члены Лейбористской партии не способны вырабатывать позицию по какому бы то ни было вопросу — включая это EDM — кроме как через призму лояльности тому, кто занимает пост лидера. Любое отступление от партийной линии — тоном или словами — никогда не может быть сделано из принципа — только из враждебного отношения к Джереми Корбину. Неважно, что это вопрос национальной безопасности, и что оказываемая в этих условиях поддержка (или противодействие) может идти вразрез с линией той или иной партии.


Да, представьте себе: безопасность этой страны и ее граждан является для любого члена парламента главным приоритетом. Как ни странно, для нас это превыше всего. В том же свете я рассматриваю и Брексит: это вопрос, который выходит за рамки партийной политики. И будьте уверены: Брексит поставит под угрозу нашу способность отвечать на агрессию, которую мы наблюдаем со стороны России.


Правительство объявило о серии политических, дипломатических и финансовых мер в ответ на отравление Скрипалей. Тем не менее, как заявил формальный заместитель Терезы Мэй, министр Кабинета Дэвид Лидингтон, «у ЕС есть свои уникальные козыри в том, что касается международной безопасности. Его преимущество заключается в обширном и взаимодополняющем наборе инструментов, которыми он может пользоваться: дипломатических, гражданских, военных, эволюционных и финансовых. Он может коллективно применять их для содействия международному миру нередко в тех местах, где НАТО и другие организации действовать не в состоянии».


Размышляя о том, как реагировать на продолжающиеся нападки на установленный по понятиям миропорядок и демократические ценности, которые лежат в его основе, мы не можем не признать, что выход из клуба ЕС — если он произойдет — скажется на нашей способности действовать в будущем.


Политика на детской площадке


Мы с женой часто водим нашего годовалого ребенка на местную детскую площадку, которая находится в парке за углом. Уф, если вы находите свирепой политику Вестминстера, то загляните сюда! Когда на днях моя дочь качалась на качелях, другой малыш, стоявший на вершине небольшого холма позади нас, отпустил свой самокат, который врезался в случайно оказавшегося на пути ребенка. Две девочки так отчаянно дрались за пластиковый обруч, что разломили его пополам. Продолжая драку со сломанным обручем, они оказались у огромной лужи, в результате нас всех окатило грязью! Это был совершеннейший дурдом, как это часто и бывает, и моя дочь наслаждается каждой секундой пребывания там!


Приятно наблюдать, как беззаботно она бегает и от души веселится, но, если позволите, я дам вам один родительский совет: в таких ситуациях не стоит страдать или мучиться — поверьте мне, это того не стоит!


Чука Умунна — депутат парламента от Стретема и бывший министр теневого кабинета по делам бизнеса.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.