Редко бывало, чтобы по поводу еще не построенного трубопровода спорили столь ожесточенно, как о «Северном потоке — 2». И эта дискуссия еще больше обостряется сейчас, когда большинство государств-членов ЕС решили высылкой российских дипломатов продемонстрировать Кремлю свою сплоченность и решительность в знак протеста против отравления российского экс-шпиона в Великобритании.

Однако, с точки зрения депутата Европарламента от партии «Зеленых» Райнхарда Бютикофера (Reinhard Bütikofer), газопровод «Северный поток — 2» посылает президенту Владимиру Путину совершенно противоположный сигнал: «Если мы для вида высылаем четырех дипломатов, однако ничего не делаем там, где речь идет о самостоятельности Европы, то я не знаю, должен ли Путин рассматривать это как выражение четкой европейской воли обозначить для него красную черту».

Зависит ли Россия от рынка сбыта в ЕС?


Критикам «Северного потока — 2» ясно: этот трубопровод цементирует зависимость от Москвы, что касается энергетических поставок в Европу. «Это неправильно», — отмечает представитель «Северного потока — 2» в ЕС Себастьян Засс (Sebastian Sass) в интервью студии АРД в Брюсселе. Скорее, наоборот: Россия станет зависимой от европейского рынка сбыта. «Еще никогда государства-члены ЕС не могли выбирать между столь многими конкурирующими между собой поставщиками газа». Потребители в ЕС могут заменить любого поставщика газа другими.

Однако критики, к которым относятся и США, сетуют не только на то, что ЕС слишком полагается на Газпром, но и на то, что германо-российские трубопроводы «Северный поток — 1» и «Северный поток — 2» делают ненужными две все еще существующие трассы: украинскую и, возможно, в долгосрочной перспективе также польскую. Бютикофер считает: «Украину можно будет сильнее шантажировать, если она не сможет продолжать эту сделку. Экономика Украины будет дестабилизирована».

Строительство могло бы начаться еще в этом году


В Еврокомиссии также придерживаются мнения, что «Северный поток — 2» противоречит заявленной цели иметь в своем распоряжении как можно больше путей снабжения. Поэтому в Брюсселе отчаянно пытаются воздвигнуть барьеры на пути строительства трубопровода. Европарламент также хотел бы иметь больше влияния.

Для немецкого правительства и операторов дело, напротив, однозначно: речь идет о проекте частной экономики, здесь ЕС нечего встревать. Вот что делает Засса, представителя «Северного потока — 2» в Брюсселе, оптимистом: немецкие власти уже дали необходимые разрешения. «Мы ожидаем, что в ближайшем будущем будут приняты и решения в других задействованных странах», — говорит он.

Тогда строительство могло бы начаться уже в этом году, чтобы трубопровод, как и запланировано, был введен в эксплуатацию в конце 2019 года.

Опасение, что Путин не будет воспринимать европейцев всерьез


В то время как одни приводят аргументы о том, что этот трубопровод укрепит Германию и Европу, поскольку обеспечит энергетическую безопасность, противники говорят о расколе, а значит — ослаблении ЕС. В последние дни появился еще один аргумент: президент Путин не будет принимать европейцев всерьез, если они с одной стороны наказывают его, а с другой — хотят заключать с ним новые сделки.