Убийство при помощи яда, который трудно обнаружить, имеет давнюю традицию. Никто в мире, за исключением российских спецслужб, не владеет так мастерски этим преступным ремеслом. Сначала это делала царская охранка при дворе Романовых, затем большевистская ВЧК, затем НКВД, позднее КГБ и теперь ФСБ.

 

Меняется только техника применения яда, которая совершенствуется благодаря научным достижениям. Многие жертвы это испытали на своей собственной шкуре, в том числе и бывший шпион Анатолий Литвиненко, который был отравлен полонием — 210.

 

Об этом детально написано в книге известного российского историка и журналиста Аркадия Ваксберга «Лаборатория ядов. От Ленина до Путина». Кремль, начиная с революционного 1917 года, систематизировал применение изощренных ядов для уничтожения своих противников — как реальных, так и воображаемых. Это практика была прекращена в годы правления Михаила Горбачева и Бориса Ельцина, и была вновь возобновлена с приходом Путина.

 

Использование яда российскими спецслужбами возведено в ранг государственной политики. Во внутренней политике яд применяется для ликвидации противников власти, во внешней политике он используется, чтобы продемонстрировать неограниченную власть Кремля, а также проверить готовность других государств к противодействию.

 

Мало кто сомневается в том, кто стоит за отравлением двойного агента Скрипаля и его дочери: возможно, что заказчика надо искать на Лубянке или в элитных клубах. Вот почему так ополчились на Россию западные страны и проявили солидарность с Лондоном. В конце концов, впервые со времен Второй мировой войны была предпринята химическая атака на территории другого государства. Такое развитие событий создает благоприятные условия для изменения геополитической карты и принятия скоординированных действий в отношении России со стороны международного сообщества.

 

Вашингтон поддержал в трудную минуту Лондон. Страны оси Париж-Берлин быстро отреагировали на случившееся и проявили солидарность с Лондоном, продемонстрировав тем самым, что отношения с Лондоном важнее Брексита. Заслуживает уважения позиция нового министра иностранных дел Германии, социал-демократа Хайко Мааса, который занял жесткую позицию по отношению к России в отличие от некоторых других европейских коллег. Выжидательную позицию заняли лидер оппозиционной Лейбористской партии Джереми Корбин, премьер-министр Греции Алексис Ципрас, глава правительства Венгрии Виктор Орбан и премьер — министр Израиля Биньямин Нетаньяху.

 

Высылка дипломатов, почти все из которых почти не скрывали того, что они агенты спецслужб, а также санкции, введённые в наказание за аннексию Крыма, оказывают весьма условное действие, но усиливают противоречие между глобальной экономикой, в которой российские олигархи чувствуют себя как рыбы в воде, и начинающейся холодной войной. Многие воспринимают её как агрессивную позицию Кремля, особенно в том, что касается использования жесткой силы (sharp power), а именно, компьютерных технологий, в борьбе против западной либеральной демократии.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.