Сейчас часто возникает впечатление, что холодная война вернулась. Это было бы еще не так плохо. Но мир сейчас во многом еще более нестабилен.


Многие из нас достаточно стары, чтобы помнить холодную войну и жесткие отношения США и Советского Союза. Прошедшая неделя была богата на заголовки, которые вполне могли бы прозвучать и в те времена.


На Балтике прошли учения российского флота, и он упражнялся в непосредственной близости к территориям Швеции и Латвии. Самолетами управляли так, будто были произведены запуски российских ракет. Это была демонстрация силы со стороны России. Одна из множества.


В Москве покидали страну 60 высланных американских дипломатов. Это был российский ответ на выдворение из США такого же количества дипломатов России. Причем, американская высылка российских дипломатов стала самой масштабной в истории.


Представитель России в ООН предостерег в Совете безопасности своего британского коллегу, что Великобритания «играет с огнем», когда Лондон обвинил Россию в том, что она якобы стоит за покушением на российского двойного агента Сергея Скрипаля.


«Вы пожалеете», — проревел представитель России в ООН Василий Небензя.


Многие говорят, что отношения между Россией и Западом не были такими ледяными с самой холодной войны. Некоторые считают, что холодная война вернулась, и параллели действительно есть.


Но есть и важные различия. Во время холодной войны друг другу противостояли две идеологии, и их представляли две сверхдержавы — США и Советский Союз. Целью было сделать так, чтобы собственная политическая система победила по всему миру.


Во Вторую мировую войну столкнулись три идеологии. Нацизм/фашизм был побежден, но остались коммунизм и либеральная демократия.


Этот конфликт разрешился в 1989-1991 годах, когда пала Берлинская стена и распался Советский Союз. Конечно, есть еще Китай, но он не ставит себе целью распространить коммунизм по всему миру. Сегодняшняя китайская система имеет мало общего с социализмом, за исключением того, что она оправдывает монополию Коммунистической партии на власть.


Так что борьба больших идеологий в любом случае позади. То, что мы сегодня наблюдаем, скорее напоминает о мире в 1910-х годах, чем в 1960-х.


Тогда, как и сейчас, была одна глобальная сверхдержава (соответственно Великобритания и США), а также ряд сильных государств в процессе роста или упадка. Мы вернулись во времена, когда дело решают в основном национальные интересы, а страны рискуют вступить в конфликт без всяких геополитических причин.


Россия не собирается нести в мир какой-нибудь путинизм. Кремль в первую очередь интересуют собственные окрестности и защита интересов России. Он еще страдает от фантомных болей после распада Советского Союза.


Путин заинтересован в том, чтобы ослабить либеральную демократическую систему Запада, которую он в перспективе считает угрозой себе лично. Россия не играет по западным правилам и в последние годы раз за разом устраивает провокации.


Она часто уходит от ответственности. Помните, Россия, например, так и не признала свою вину за крушение на Украине рейса MH17. Самолет был сбит при помощи российских ПВО, одолженных российским сепаратистам на Украине, и тогда погибли 289 человек.


Кроме того, Россия всегда отрицала причастность к убийству Александра Литвиненко в 2006 году в Лондоне. Один из главных подозреваемых в этом деле — депутат российской Госдумы.


Жесткую реакцию британцев на покушение на Сергея Скрипаля следует отчасти рассматривать на этом фоне. Без сомнения, нервно-паралитический газ как оружие — это новый уровень. На Западе появилось ощущение, что российские провокации только продолжатся и станут еще хуже, если ничего не сделать.


В холодную войну тоже были критические мнения, но стороны научились играть по неким правилам и придерживаться красных линий, которые нельзя было пересекать. Каждый знал своего врага.


Сегодня положение опаснее. Речь идет об отношениях России и Запада, а также Китая и США. США — по-прежнему самое могущественное государство, единственное в своем роде, но Китай его уже нагоняет, да и прочие игроки хотят поучаствовать в гонке.


Иногда проводятся параллели между сегодняшней Россией и Германией 1930-х. Германия тогда тоже выходила сухой из воды после всех провокаций и силовых мер, пока дело не зашло чересчур далеко (Польша в 1939) и не разразилась война.


Сегодня, пожалуй, было бы полезнее изучить историю периода перед началом Первой мировой войны. Убийство монарха в одном городе на Балканах привело к многим неделям неверно трактуемых сигналов и все более серьезных угроз и в конце концов вылилось в конфликт, жертвами которого пали 20 миллионов человек.


Кристофер Кларк (Christopher Clark) написал прекрасную книгу о прелюдии Первой мировой — «Лунатики» (The Sleepwalkers). Несущие ответственность были слепы и не видели, что творят.


Сейчас уже нет в живых никого, кто бы помнил этот конфликт или то, как он разразился. Будем надеяться, что наши правители не заснут у руля.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.