Для Терезы Мэй химическая атака в Сирии и покушение на бывшего двойного агента — результат одного и того же намерения: Россия в сущности хочет расколоть и дестабилизировать ЕС.


Премьер-министр Великобритании в понедельник, 9 апреля, встретилась с коллегами из Швеции и Дании. Целью было прежде всего обзавестись союзниками в ходе нынешних переговоров о выходе Британии из ЕС.


Однако на пресс-конференции Терезы Мэй и Стефана Лёвена около семи часов вечера возникло ощущение, что тему Брексита на полуторачасовых переговорах в Русенбаде (офис премьер-министра и канцелярия правительства Швеции — прим. перев.) едва ли затронули.


Как только появилась возможность, Тереза Мэй заговорила о химической атаке асадовского режима на повстанцев в пригороде Дамаска Думе. Предположительно, ее жертвами стали до 70 человек.


«Это была отвратительная атака и пренебрежение основополагающими международными законами против применения химического оружия», — заявила она. Естественно, Стефан Лёвен был того же мнения.


Друг порядка, конечно, задастся вопросом, почему для нее было так важно сказать это именно тогда. Сейчас объясним.


Один из союзников Сирии в гражданской войне — Россия. Русские поддерживают сирийский режим, чтобы сохранить свою военно-морскую базу в Сирии — последнюю на Ближнем Востоке.


Кроме того, Россия стремится изменить нынешний миропорядок, в котором США — единственная сверхдержава. И попытки посеять рознь среди стран Евросоюза — звено этой цепи.


Последнее, но не наименее важное: Россия поддерживает ряд правых популистских партий в ЕС, в том числе и деньгами. Это тоже делается для того, чтобы дестабилизировать Европейский союз, который сильно навредил российской экономике, введя против нее санкции после вторжения России в Крым в 2014 году.


Мэй не сказала этого открыто, но вообще-то она провела параллели между российской поддержкой режима Асада, а значит, и химической атакой, и покушением на бывшего российского двойного агента Сергея Скрипаля и его дочь Юлию в британском городке Солсбери месяц назад.


«Атака в Солсбери вписывается в российскую модель поведения с целью дестабилизации ЕС», — подчеркнула она на пресс-конференции.


Швеция и Великобритания — Мэй и Лёвен называют свои страны старыми добрыми друзьями — выдвинули предложение в ближайшее время обсудить химическую атаку в Думе в Совете безопасности ООН. Великобритания — постоянный член Совбеза, Швеция — временный.


Между тем переговоры о выходе британцев из ЕС продолжаются и должны завершиться к октябрю. После этого договор о выходе должны одобрить все 29 парламентов, которых это касается, и Великобритания покинет Европейский союз 29 марта следующего года.


Но вчера Брексит не казался особенно насущной темой ни для кого из премьер-министров. Совсем нет.