«Мне это очень напоминает фразу из одного старого протокола комитета Общественной безопасности: „Виновный не был найден, поэтому был назначен"», —говорит о деле Скрипаля военный аналитик Лукаш Визингр (Lukáš Visingr) в интервью ParlamentníListy.cz. «Рост напряженности в отношениях между Западом и Москвой еще не означает, что завтра должна начаться Третья мировая война. Удар, который нанесли США, Великобритания и Франция в Сирии, был масштабнее американского удара в прошлом году, но все равно это была весьма ограниченная акция, направленная против нескольких целей», — отмечает аналитик. 


Parlamentní Listy. cz: В ответ на применение химического оружия США, Великобритания и Франция нанести в субботу по Сирии военный удар. Россия осудила его и предупредила о последствиях. Некоторые сравнивают нынешнюю ситуацию с Карибским кризисом. Неужели все действительно настолько серьезно?


Лукаш Визингр: Сравнения с Карибским кризисом я считаю слишком преувеличенными. Я не думаю, что нечто подобное может сказать тот, кто сам пережил ситуацию 1962 года. Тогда все с полной серьезностью ждали, что в любой момент в небо поднимутся ядерные ракеты, которые убьют миллионы людей. То, что происходит сейчас, в несколько раз менее значимо. Рост напряженности в отношениях между Западом и Москвой еще не означает, что завтра должна начаться Третья мировая война. Удар, который нанесли США, Великобритания и Франция в Сирии, был масштабнее американского удара в прошлом году, но все равно это была весьма ограниченная акция, направленная против нескольких целей. Удар был направлен не только на уничтожение конкретных объектов, но и на то, чтобы отправить определенное сообщение (быть может, это и была главная цель).


Интересно, что на протяжении нескольких дней Трамп юлил. Говорили также о невоенном решении, и уже казалось, что никаких действий не будет. Но потом полетели «Томагавки». Трамп опять продемонстрировал свою способность ввести в заблуждение противника и блефовать. Россия, разумеется, осудила удар, но при этом подчеркнула, что ни одна американская ракета не приблизилась к российским базам в Сирии. Кроме того, Кремль заранее проинформировали о целях. Поэтому, несмотря на разногласия, США и Россия проявили стремление снизить риск дальнейшей эскалации конфликта. Трудно предсказать, что будет дальше, и действительно ли США уйдут из Сирии, как о том сказал Трамп. Так или иначе, я предполагаю, что в некоторых областях Сирии бои могут продолжаться еще несколько лет.


— На прошлой неделе бывший президент ЧР Вацлав Клаус заявил, что мы стоим на пороге новой холодной войны. Что Вы об этом думаете?


— Державы ведут мировое соперничество, и эта борьба по сравнению с двумя прошлыми десятилетиями, бесспорно, обостряется. Но термин «вторая холодная война», как мне кажется, неуместен. Соперничество держав за территорию, рынки, сырье и престиж не новость, а геополитическая аксиома. Мир живет так на протяжении уже нескольких столетий. Холодная война была весьма специфической, поскольку там соперничество двух держав, точнее двух блоков, носило, прежде всего, идеологический характер. США и СССР хотели распространять в мире свою идеологию. С одной стороны — сочетание демократии с капитализмом, а с другой — диктаторская модель государственного социализма. В интересах идеологии две сверхдержавы были готовы на шаги, которые с точки зрения рациональной политики были бессмысленными.


В современном соперничестве США, России, Китая и ряда других стран идеология не играет почти никакого значения. Путинская Россия не хочет никуда «экспортировать» свою политическую модель, да и Дональд Трамп не проявляет интереса к «экспорту демократии». По сути, мы возвращаемся к старой геополитике, в которой первую скрипку играют рациональные интересы. Если уж и сравнивать с чем-то сложившуюся ситуацию, так это, пожалуй, с «концертом великих держав» в 1815 — 1914 годах. Тогда разные державы тоже соперничали за территории, колонии, ресурсы, а идеология не играла никакой роли.


— Отношения Запада с Россией весьма ухудшились после отравления двойного агента Скрипаля и его дочери. Как Вы расцениваете этот инцидент?


— Мне это очень напоминает фразу из одного старого протокола комитета Общественной безопасности: «Виновный не был найден, поэтому был назначен». Сначала я не мог поверить, что речь идет об операции российских спецслужб, потому что у Кремля просто не было причин совершать такое. Зачем русским убивать Скрипаля сейчас, а тем более таким странным и в результате непрофессиональным образом? Но также я не верю в провокацию, совершенную западными спецслужбами, хотя и нет сомнений в том, что ряду политиков и СМИ на Западе эта ситуация пришлась на руку.


Из всех теорий, которые появились к настоящему моменту, наиболее логичной мне кажется та, которую в вашем издании изложил Штепан Котрба. Покушение могла совершить группа отставных агентов спецслужб, которые хотели, прежде всего, личной мести. Своим предательством Скрипаль, несомненно, перечеркнул массу многообещающих карьер, и, вероятно, кто-то не может ему этого простить и забыть. Даже очень сложные боевые вещества можно произвести в малом количестве дома или в школьной лаборатории. В общем, несколько грамм нервно-паралитического вещества — это не несколько тонн.


Так или иначе, но мы должны помнить, что в этом деле главную роль играют самые высокие политические круги, спецслужбы и русская эмиграция, которая нередко связана с организованной преступностью. Поэтому весьма вероятно, что всю правду мы не узнаем никогда, и что даже через десять лет вокруг этого дела будут витать теории заговоров.


— На президентских выборах в России убедительную победу снова одержал Владимир Путин. Почему?


— Западные СМИ любят выставлять Владимира Путина всемогущим диктатором, который крепко держит в руках весь политический, военный, экономический и информационный аппарат России. Путин, конечно, — авторитарный лидер. Кстати, других в России никогда и не было. Но до всемогущего диктатора Путину очень далеко. Многие СМИ также преподносят россиян как тупых овец, которые проглотят все, чем накормит их пропаганда, и которым неважно (якобы), что в России низкий уровень жизни. Но это нонсенс, такие сравнения невозможны.


Речь не только о том, что в России просто другая политическая культура, другие традиции и другая история, но и, главное, простые россияне обоснованно считают, что при Путине им живется намного лучше, чем при Ельцине. Да, в сравнении с Западом уровень жизни в России ниже, но по сравнению с 90-ми годами он значительно вырос. Зарплаты, пенсии, государственные услуги — все это намного улучшилось. Свою роль, конечно, играет влияние международной политики и безопасности, поскольку россияне ощущают, что Путин вернул их стране гордость. При Ельцине им казалось, что над их страной только смеются или жалеют ее. Трудно сказать, что хуже, но нет сомнений в том, что те времена давно в прошлом.


Россия, возможно, вызывает у кого-то страх, но, совершенно точно, она пользуется уважением как мировая держава, которая способна использовать свое влияние и отстаивать свои интересы. Короче говоря, Владимир Путин вернул Россию в экстралигу на международной арене.


— В Венгрии в третий раз подряд победил Виктор Орбан. Комментаторы утверждают, что сейчас наметилась такая тенденция — выбирать власть твердой руки. Так ли это?


— Сравнение с Путиным так и напрашивается, но я не думаю, что Орбан в Венгрии или Качиньский в Польше побеждали только потому, что правят «твердой рукой». Да, действительно, они являются яркими, сильными и целеустремленными личностями, но превращать их в каких-то «протофашистов» и «псевдодиктаторов», как мне кажется, абсурдно. Они побеждают благодаря тому, что предлагают, что говорят и, главное, что делают. Парадоксально, но именно в этом они похожи на Путина, ведь правительства партий «Фидес» и «Право и справедливость» стремятся вернуть Венгрию и Польшу к традиционным консервативным ценностям народа и христианства. На европейской арене они хотят, чтобы Брюссель обращался с ними как с уважаемыми партнерами, а не как с бандой примитивных мужланов с востока.

© AP Photo, Jarek Praszkiewicz
Виктор Орбан и Ярослав Качиньский

Поведение мэйнстрима европейской политики на самом деле делает венгерским и польским консервативным правым самую лучшую рекламу, какую себе только можно представить, потому что Брюссель нередко обращается со странами Вышеградской четверки как с отсталыми детьми. В немецкой печати я прочитал, что Орбан станет «могильщиком» Европейского Союза, так как хочет, чтобы ЕС занимался только совместным рынком и не вмешивался в политические вопросы. Я утверждаю, что если Орбан и ему подобные политики сумеют реформировать ЕС, превратив его именно в такую организацию, то, наоборот, станут его спасителями. Если Европейский Союз не сойдет с пути, по которому идет сегодня, то вскоре погибнет, и его «могильщиками» станут либералы и левые. Они как раз и завели Евросоюз на эту дорогу, ведущую к суициду.


— В Чешской Республике продолжается бесконечная история с формированием правительства, пользующегося поддержкой парламента. Возможно ли, чтобы это затянулось на четыре года, и все это время у нас было нынешнее правительство Андрея Бабиша, подавшее в отставку?


— Нет, на четыре года это точно не затянется. Андрей Бабиш понимает, что правительство без доверия, конечно, может предпринять довольно много шагов в рамках своих исполнительных полномочий, но если его не поддерживает более или менее надежное большинство в Палате депутатов, то ни одного по-настоящему важного закона ему не протолкнуть. Президент, в свою очередь, хочет, чтобы правительство было заслуживающим доверия, так как существование правительства, долгое время работающего без доверия законодателей, скорее всего, приведет к конституционному кризису. Ведь депутаты, вероятно, обратятся в Конституционный суд, чтобы он четко определил, не противоречит ли ситуация концепции конституции.


У Андрея Бабиша по-прежнему есть несколько вариантов. Сейчас он собирается снова обратиться к социал-демократам ČSSD, а в запасе у него все еще есть правительство с поддержкой коммунистов (KSČM) и партии SPD. Но при определенных обстоятельствах с ним могут вступить в переговоры и некоторые партии центра и правого крыла. Кроме того, президент все еще не воспользовался второй попыткой, и весьма вероятно, что (при активном участии Милоша Земана) будет составлено правительство, в котором будет много неполитических экспертов.


Но если и этот вариант провалится, тогда придется проводить досрочные выборы. Думаю, вскоре все станет ясно, и эти выборы, вероятно, можно будет совместить с муниципальными, которые запланированы на осень. Тем не менее факт в том, что досрочные выборы, проведенные всего через год после регулярных, станут подтверждением невероятного провала политического руководства, которое не смогло распорядиться теми картами, которые ему дал избиратель, как суверен.