Столкновения между американскими и российскими военными в Сирии, которого все так боялись в мире, так и не произошло. Москву вовремя предупредили о точно дозированной атаке США на сирийские объекты в субботу. Сама атака носила явно символический характер и позволила обеим сторонам сохранить лицо. Таким образом, фаза активных действий закончилась вничью, как выразился комментатор одной из российских газет.


Сохранение лица — сейчас это самое главное в конфликте. Как не самый плохой знак для возвращения дипломатии можно рассматривать тот факт, что Россия после атаки США не стала дальше раскручивать спираль эскалации, что Ангела Меркель  хочет поговорить с Владимиром Путиным, а французский президент Эммануэль Макрон даже собирается поехать на экономический форум в Санкт-Петербург в мае.


Если политическое противостояние между Россией и Западом из-за Сирии мир считает сбалансированным, то после того, как 6 апреля США ввели новые серьезные санкции  против 24 олигархов и 14 предприятий, Россия оказалась перед экономической дилеммой. Правда, США временно отложили введение заявленных санкций, что вызвало на московской бирже во вторник фейерверк курсов.


Но по старой привычке Москва хотела бы отомстить за предыдущие санкции, как она это сделала после первых западных санкций в 2014 году, введя эмбарго на импорт западных сельскохозяйственных продуктов. Это имело тогда болезненные последствия прежде всего для европейских экспортеров.


Как могла бы отомстить Россия?


Но какой могла бы быть реакция Москвы? Какими рычагами Россия была бы способна причинить США такой же урон, который понесла она сама после атаки США на российский — второй по размерам в мире — алюминиевый концерн «Русал», чьи активы в США были заморожены, и с кем теперь никто не хочет иметь дела, кроме китайцев? Как России может отомстить за то, что и в Европе никто не решается заключать сделки с попавшими под санкции русскими, например, с шефом Газпрома Алексеем Миллером, потому что в противном случае США пригрозили Европе последствиями?


В спешке российские партии внесли в прошедшую пятницу в парламент законопроект с целым комплексом мер, из которых правительство и президент могут выбирать. «Мы должны иметь целый арсенал контрмер», — заявил, например, считающийся либеральным вице-премьер Аркадий Дворкович.


Тем удивительней стала новость, что принятие законопроекта вдруг перенесли на один месяц, то есть на время после инаугурации Путина на четвертый срок. Как в понедельник заявил председатель Думы Вячеслав Володин, предложения нужно сначала обсудить со всеми экспертными группами. В итоге первое чтение законопроекта в парламенте состоится лишь 15 мая.


То, что Москва пошла на попятную, весьма необычно. В иные времена законы проталкивали за пару часов. «То, что закон отложили на месяц, да еще собираются обсуждать его с экспертами, свидетельствует о том, что здравый рассудок победил», — считает московский политолог Аббас Галлямов.


Целью контрсанкций должны стать не только США


Взяла ли Москва тайм-аут, чтобы дать возможность прекратить эскалацию санкций? Или в Кремле просто не знают, что делать?


В законопроекте предлагаются всевозможные меры: начиная от запрета на импорт медикаментов, аналоги которых есть в России или других странах, от эмбарго на ввоз продуктов питания и компьютерного обеспечения и кончая запретом на экспорт российских промышленных металлов, например таких, как титан. Целью контрмер должны стать при этом не только США, но и те страны Европы, которые поддадутся санкционному диктату США.


Но главная проблема состоит в следующем: что бы ни предлагал законопроект, там всегда будет одна загвоздка — пострадавшими почти во всех случаях станут не столько западные, а тем более американские предприятия, чья торговля с Россией имеет весьма скромный масштаб, сколько граждане самой России. Так, например, американские фармакологические фирмы покрывают треть потребности России в лекарствах, в то время как для них самих российский рынок — это всего лишь три процента экспорта.


А что касается технического оборудования и программного обеспечения, то тут быстрый отказ от импорта вообще невозможен, потому что инфраструктура определенных государственных учреждений фундаментально на них завязана.


Также и запрет на вывоз промышленных металлов скорее навредит самой России, как об этом пишет в своем анализе экономическая газета «Ведомости». Конечно, «Боинг» (Boeing) и «Эйрбас» (Airbus) испытают трудности, если их больше не будут снабжать российским титаном. Но российский крупный производитель титана «ВСМПО-Ависма» утратит тогда 60% своих экспортных мощностей и рискует практически навсегда потерять один из рынков. Такая же ситуация и с палладием, который используют для автомобильных катализаторов и в торговле которым концерн «Норильский никель» занимает ведущее положение на мировом рынке.


Платежи за авиатранзит — самое эффективное средство


Самым действенным рычагом против США, по мнению экспертов, может стать увеличение тарифов за пролет западных пассажирских самолетов над территорией России. Не только европейские авиакомпании используют маршрут над Россией для полетов в Азию с целью экономии керосина. Также он активно эксплуатируется для воздушных грузоперевозок между США и Юго-Восточной Азией, более трети всех воздушных грузоперевозок США приходится на тихоокеанский регион. Согласно экспертным оценкам, сегодня сборы за авиатранзит грузового самолета составляют от пяти до семи процентов всех летных затрат. Увеличение этих платежей чувствительно ударит по американским авиакомпаниям.


Тем не менее главная проблема остается: санкционная война приведет к еще большей изоляции российской экономики, как отмечают эксперты московской Высшей школы экономики (ВШЭ) в одном из своих анализов. Уже первые санкции, введенные после аннексии Крыма в 2014 году, в сочетании с падением цен на нефть ввергли страну в двухлетнюю рецессию, из которой она с трудом выбирается. Новые санкции США могут удвоить отток капитала из России до уровня более 49 миллиардом долларов и сократить российских экспорт товаров на три-четыре миллиарда долларов, считают эксперты ВШЭ. Одно только рефинансирование долгов предприятий в размере 22,8 миллиарда долларов до конца 2019 года будет обходиться значительно дороже.


С этим придется как-то справляться. Но самую большую опасность, согласно оценкам ВШЭ, таят в себе российские контрсанкции, потому что российская и американская экономика просто несравнимы по масштабам и ущерб для России будет несоразмерно больше.


Лучше всего было бы отреагировать на санкции нетипично и не конвенционально, предлагает профессор ВШЭ Наталья Волчкова. А именно снять все ограничения на иностранные инвестиции, упростить условия локализации производства, чтобы привлечь иностранные технологические, образовательные, финансовые ресурсы. Ведь уже эмбарго 2014 года на импорт продовольственных товаров показало, что оно дорого обошлось российским потребителям.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.