Лидеры протестного движения, свергнувшего давнего лидера Армении Сержа Саргсяна, стараются (пока успешно) не вмешивать внешнюю политику в свои призывы к бархатной революции.


Но практически на поверхности среди участников движения зияют скептические настроения относительно тесных отношений страны с Россией. И если на политическом ландшафте Армении произойдут фундаментальные изменения, что представляется вероятным в свете последних событий, отношения с Россией могут оказаться под ударом.


Россия является ближайшим союзником Армении и гарантом ее безопасности. РФ держит в Армении крупную военную базу и оказывает Еревану существенную военную помощь. Армения является членом двух наиболее значимых региональных инициатив Кремля — Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ) и Евразийского экономического союза (ЕАЭС). Российские пограничники стерегут армянскую границу с Турцией.


Москва, как правило, с недоверием относится к народным восстаниям в постсоветских странах-союзницах, регулярно предупреждая об опасности так называемых «цветных революций», например, в Грузии и на Украине. Кроме того, Кремль видел в Саргсяне надежного, хоть и не полного энтузиазма, сторонника тесных отношений между Россией и Арменией.


Тем не менее, Москва не стала вмешиваться в события в Ереване.


«Пока мы видим, скажем так, что ситуация никак не идет по пути дестабилизации, что вызывает удовлетворение», — сказал пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков на следующий день после отставки Саргсяна.


Лидер протестного движения Никол Пашинян тщательно избегал вопросов внешней политики. А когда Саргсян ушел в отставку, Пашинян подчеркнул, что не предвидит каких-либо существенных изменений в отношениях Армении с Россией. Он сказал, что поддерживает членство страны в ОДКБ и ЕАЭС, и сохранение российской военной базы.


Пашинян и другие руководители движения провели встречу с российскими чиновниками в посольстве РФ в Ереване вечером 25 апреля, и Россия, похоже, дала молчаливое одобрение. «Я встречался с официальными представителями Москвы, которые заверили меня в невмешательстве России во внутренние дела Армении», — сказал Пашинян в тот же вечер на митинге.


Однако в прошлом Пашинян и другие лидеры движения демонстрировали больше скептические настроения относительно России. Парламентский блок «Елк», к которому принадлежат многие из лидеров, включая Пашиняна, в прошлом году вынес на рассмотрение предложение о прекращении членства Армении в ЕАЭС. Пашинян также выражал скептицизм касательно пользы членства страны в ОДКБ.


На пресс-конференции 24 апреля, на следующий день после отставки Саргсяна, Пашинян намекнул на возможность геополитических сдвигов в будущем. «Мы не собираемся делать никаких резких геополитических движений и будем делать все в интересах Армении. Любой вопрос должен обсуждаться в свое время», — сказал он.


Но во время манифестаций многие их участники критиковали тесные отношения Саргсяна с Москвой и выражали надежду на то, что смена правительства приведет к коррекции ориентации на менее пророссийскую.


«Вы не из России, не так ли?— спросил один из протестующих, когда к нему подошел репортер во время одного из сложных для движения моментов, сразу после ареста Пашиняна. — Хорошо. Все это вина России».


После отставки Саргсяна еще один протестующий на вопрос о том, каковы его надежды на будущее страны, назвал внешнеполитические отношения среди главных приоритетов государства: «Мы надеемся, что политика будет не только пророссийской, а более сбалансированной».


И хотя Москва относительно спокойно отнеслась к разворачивающимся в Армении событиям, многие прокремлевские комментаторы усмотрели в них потенциально опасную цветную революцию. Лидеры протестов «утверждены Западом», сказал аналитик Николай Спиридонов в интервью украинской службе российского информационного агентства РИА Новости. «Предполагается, что если бы кто-то из них стал президентом или премьер-министром, при новой системе, то баланс сил в стране изменился бы больше в сторону Запада», — добавил он.


«Пашинян хочет взять прозападный политический курс», — сказал Антон Евстратов, российский комментатор и преподаватель истории в Ереване. Но Армению и Россию объединяют глубокие связи в сферах безопасности и экономики, что затруднит реализацию какой-либо прозападной повестки, читает он: «Вопрос в том, сможет ли он воплотить в жизнь свои прозападные взгляды?»


По словам Евстратова, сдержанная реакция российских чиновников является результатом запоздалого осознания того, что грубое вмешательство Кремля обычно оборачивается против него же. Евстратов сказал, что был «удивлен» «мягкой» реакцией российских чиновников, таких как Песков, добавив, что они, похоже, извлекли уроки из своих ошибок в Грузии (во время Революции роз 2003 года) и на Украине (во время Евромайдановской революции 2013 — 2014 годов), когда острая реакция со стороны Москвы обострила ситуацию и в значительной степени заставила эти страны отвернуться от России. «Они [российская сторона] теперь ведут себя гораздо более профессионально».


Пашиняна и его коллег можно сравнить с «евроскептиками, которые входят в парламент на волне националистических движений, но, добившись власти, становятся намного более умеренными и способными вести переговоры, — сказал Юрий Кофнер, глава евразийского сектора Центра комплексных европейских и международных исследований Факультета мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ, а также сторонник более широкой евразийской интеграции. — Я думаю, что ситуация здесь может быть схожей».


Степа Сафарян, бывший депутат парламента Армении, являющийся сторонником более тесных связей с Западом, сказал, что Россию, скорее всего, успокоила относительно сбалансированная внешнеполитическая ориентация Пашиняна. Пашинян действительно выступал за выход из ЕАЭС, «однако он также не поддерживал полную европейскую и евроатлантическую интеграцию Армении, — сказал Сафарян в интервью Eurasianet.org. — Пашинян не изменит внешнеполитическую повестку Армении, и ничто не угрожает России и ее интересам».


Он, однако, добавил, что свободные и справедливые выборы — одно из основных требований Пашиняна — могут помочь более открыто прозападным партиям закрепиться в стране.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.