Менее чем через 50 дней на зеленых покрытиях великолепных российских стадионов начнутся игры 21-го международного футбольного первенства. Однако политическая ситуация в отношениях Запада и России сопоставима с самыми напряженными моментами холодной войны.

А это означает санкции, политические и военные прения вокруг Сирии и Украины, скандал с отравлением Скрипаля, крайне антизападные настроения в России, западный скепсис по поводу организации ЧМ в такой стране…

Несмотря на то, что отношения холодны и осложнены, для начала турнира все готово, ведь чемпионат мира по футболу — это политический, стратегический и национальный проект путинского режима.

Мечта поколений россиян

Как заявил Аркадий Дворкович, главный церемониймейстер мирового первенства, «это важный проект не столько для правительства и государства, а для всей страны в целом. Это национальный проект, мечта многих поколений. Кто-то из них слушал чемпионат мира по радио и слышал, как наша сборная выиграла Евро 1960 года». Россия много потратила на ЧМ по футболу 2018 года, с помощью которого хочет продемонстрировать «нелюбезному» Западу другое свое лицо, показать себя гостеприимной и процветающей страной, которой многолетние экономические санкции не нанесли никакого вреда.

Заместитель председателя правительства РФ Дворкович все же заявил, что «без мирового первенства сейчас не было бы экономического роста». Дело в том, что крупные инвестиции сейчас делаются именно в инфраструктуру ЧМ, и ожидается, что за счет этого ВВП вырастет на один процент. В следующие пять лет благодаря вложениям в ЧМ годовой рост ВВП, как ожидают, принесет России от $2,3 до $3,3 миллиардов. Дворкович, один из главных кремлевских либералов, сообщил российским СМИ, что расходы достигли приблизительно 11 миллиардов: 4,2 было потрачено на спортивную инфраструктуру, 3,5 — на транспортную инфраструктуру, 1,1 — на строительство больниц, отелей и жилых объектов, а два миллиарда ушли на «иные расходы». Дворкович похвалился тем, что благодаря ЧМ по футболу в России появилось более 220 тысяч новых рабочих мест.

В общей сложности ЧМ принесет российской экономике, по словам Дворковича, около $31 миллиарда. Его не пугает заявление Центробанка РФ, который предупредило возможном стремительном росте инфляции. Самоуверенный Дворкович заверил, что этого не случится.

Призрак инфляции

После прихода к власти Владимира Путина российская экономика держалась преимущественно на продаже нефти и газа, и любое колебание на этом рынке превращалось в проблему для страны. России удалось устоять в мировом финансовом кризисе, но за ним последовал удар посильнее — экономические санкции США и Европейского Союза. Первый удар, после присоединения Крыма, российский Центробанк смягчил, воспользовавшись монетарными механизмами, и сумел стабилизировать рубль. Москва обратилась к другим рынкам, где не было санкций, и улучшила свое состояние. Позитивную роль сыграла и продажа оружия.

Последовал новый удар от человека, который, как ожидалось, будет союзником России. Речь о президенте США Дональде Трампе. В начале апреля его администрация ввела новые санкции, но на этот раз — против близких к Путину олигархов. Этот удар был настолько силен, что акции компании «Русал» миллиардера Олега Дерипаски стали ежедневно терять по 20% стоимости. Тогда он первым обратился к Кремлю за помощью. За ним последовали остальные. В случае Дерипаски, как и в других, санкции не выполнили своей изначальной функции — не навредить российскому народу. Все получилось наоборот: большое количество рабочих мест в «Русале» оказалось под вопросом. Рубль упал на девять процентов, а потом — еще на шесть, отчего сбережения простых россиян очень пострадали. Им живется все труднее, но ясно, что возмущаться общественность не собирается. Так происходит потому, что, как еще с 2000-х подтверждают опросы, россиянам важнее всего, чтобы их страна оставалась мировой державой. И только на второе место они ставят экономическое состояние России. Демократия в этом списке — в самом конце.

Проблема

Ясно, что экономика станет основной проблемой, поскольку Путин избегает проведения необходимых реформ, а государство в своей экономической стратегии опирается на продажу нефти и газа, а также оружия. Однако государственная компания, которая занимается его продажей, тоже оказалась под санкциями.

В Кремле, вероятно, все это понимают, но их, видимо, ободряет очередной рост цен на нефть. Хотя баррель уже вряд ли когда-нибудь будет стоить $100.