С начала войны в Сирии в 2011 году много кто наносит по ней удары: США вместе с союзниками, Турция (на севере), а также Израиль, который подверг Сирию не одному ракетному удару. Однако то, что произошло в ночь на десятое мая, — это нечто совершенно другое.


Израиль снова напал на Сирию, но по сравнению с нынешним ударом все предыдущие кажутся лишь «зондированием почвы». Не так давно уже стало понятно, что Израиль будет эскалировать нападения на Сирию, и окончательно это стало ясно, когда он нанес удар по военной авиабазе Т-4 в провинции Хомс. Атака на Т-4 оказалась более разрушительной, чем все прежние, и тем не менее, как казалось тогда, это была только увертюра к тому, что еще предстоит. Ключевой вопрос сейчас: является ли израильский удар по Сирии, нанесенный в ночь на десятое мая, тоже только увертюрой перед неким еще более массированным нападением?


Официально израильская сторона объяснила атаку возмездием за то, что Иран якобы подверг ракетному удару оккупированную часть Голанских высот. Однако, судя по тому, что этот обстрел (а его мог совершить и кто-то другой) не нанес никакого ущерба, можно заключить, что этот инцидент для израильтян оказался «как под заказ» или, возможно, и был заказом. Не секрет, что вблизи Голанских высот действуют разные вооруженные формирования, группировки, с которыми Израиль тайно сотрудничает уже многие годы.


Ситуация развивается стремительно, и детально комментировать события той ночи нет смысла. Подобные этой эскалации планируются наперед, а значит, повод — неважно, реальный или выдуманный — всегда найдется.


Израиль утверждает, что в ночь на десятое мая разрушил почти всю иранскую инфраструктуру на территории Сирии. Правда, есть и другая информация. Так, сирийская сторона подчеркивает, что сбила большую часть израильских ракет. Иными словами, поступают противоречащие друг другу данные, как было и в случае недавнего американо-французско-британского нападения на Сирию.


Российское Министерство обороны сообщило, что в ходе атаки Израиль применил 28 самолетов, которые выпустили 70 ракет. Большинство из них, по данным россиян, было сбито средствами ПВО. Что ж, кадры мощных взрывов (на земле, а не в воздухе) наводят на мысль о том, что значительная часть ракет все же достигла своих целей.


О подлинном масштабе этого нападения еще поступит точная информация, но важнее то, что означает этот удар. Во-первых, он подтверждает, что Израиль — это главный агрессор, настроенный против Сирии, пусть это и было понятно уже давно.


Нанеся этот удар, Израиль полностью опроверг свои прошлые пропагандистские утверждения о мнимом нейтралитете в вопросе сирийского конфликта. Израиль уже много лет активно помогает вооруженным формированиям, и нередко раненые экстремисты лечатся в израильских больницах.


Нынешний удар также ясно подтверждает, что в сирийской войне больше нет серых геополитических зон. Теперь можно точно определить, кто на чьей стороне стоит, и кто чьи интересы поддерживает. На территории Сирии противостоят два лагеря, и, к сожалению, их конфликт может завершиться только после поражения одного из них. И поражение это совершенно необязательно будет нанесено в самой Сирии.


Недавнюю бомбардировку более десятка целей по всей Сирии также можно расценивать как начало открытого вооруженного конфликта между Израилем и Ираном. Сирия — поле боя, но нет гарантий того, что это противостояние не выйдет вскоре за ее границы.


Конфликт, который мы сегодня называем сирийским очень скоро может перерасти в конфронтацию, которая охватит территории, помимо Сирии, таких стран, как Ливан, Израиль, Палестина, Ирак, Йемен, Саудовская Аравия, Турция и Иран. Это первая зона широкого конфликта, однако этот масштаб отнюдь не предельный.


Конечно, все, что будет происходить за пределами этой зоны, уже можно назвать войной, превращающейся в мировую. Однако будем надеяться, что этот сценарий никогда не реализуется.


Удар, нанесенный Израилем по Сирии, заставляет всех значимых игроков четко определить свою позицию. И они так и делают. Даже палестинский ХАМАС, который по понятным причинам продолжает дистанцироваться от сирийской войны, резко осудил израильскую атаку, отметив, что она является «доказательством террористической деятельности израильского режима». Также в ХАМАСе» подчеркнули, что все суверенные страны имеют право защищаться от Израиля, и призвали «мусульманские и арабские государства объединиться» в борьбе с израильской агрессией.


Правда, ХАМАСу, как и всем, кто понимает динамику развития событий в этом регионе, ясно, что арабские державы Ближнего Востока, например Саудовская Аравия, не станут объединяться перед лицом «израильской агрессии». Нет, они лишь радуются этому удару по Сирии и ищут повод, чтобы вскоре самим включиться в бомбардировки этой страны.


Наконец, есть еще Россия, несостоявшийся «сирийский защитник», статус которого многие не хотят обсуждать. Хотя, если кто-то ждал подходящего момента для обсуждения, он как раз подошел. Никто не может опровергнуть, что Россия спасла Сирию от верной гибели, полного развала и набегов террористов со всех сторон. Военно-воздушные силы Российской Федерации победили «Исламское государство» (запрещенная в РФ организация — прим. ред.), выиграв время и пространство для того, чтобы почти нокаутированные сирийские войска встали на ноги, окрепли и добились новых побед.


Однако есть одна большая проблема: Сирии нельзя помогать ни выборочно, ни спорадически, как до сих пор делала Россия, поскольку в конечном счете такая помощь может привести эту страну к еще большей трагедии, чем та, которая угрожала ей много лет.


«Осторожная» помощь Сирии, вероятно, позволит России выиграть еще несколько месяцев или даже год, прежде чем на Сирию обрушатся разрушительные силы. Но это лишь повысит градус агрессии, направленной на Сирию, а в конечном счете — и на Россию тоже.


Вполне вероятно, что в Кремле уже рассматривают войну в Сирии как своего рода постоянное состояние из-за ее продолжительности, некий очаг ежедневной войны, нечто, похожее на «соляристику» из шедевра Андрея Тарковского 1972 года. Подобный подход заставляет ошибочно полагать, что ничего серьезного не произойдет, в то время как Россия занимается своими делами, такими как организация Чемпионата мира по футболу.


Тем не менее Россия глубоко втянута в конфликт, и удары по Сирии будут еще сильнее, поскольку через нее ударить хотят и по России.


В чем ошибка России? Конечно, она ошибается, позволяя нападать на Сирию. Никто не утверждает (по крайней мере из разумных людей), что Россия должна ставить мир на грань мировой войны из-за Сирии, однако попустительство Кремля, дозволяющего внешнюю агрессию против Сирии, обретает очень тревожные формы. Россия даже не в состоянии «предупредить» иностранные державы о том, что Сирию нужно оставить в покое. Похоже, единственным конкретным заявлением в этом духе, стали слова российского посла в Ливане перед американским ударом по Сирии. Посол заявил, что Россия может сбить американские ракеты в небе над Сирией.


А почему бы России их и не сбивать? Неужели российское участие в действиях сил ПВО против ракет (а не самолетов с пилотами) приведет к «мировой войне»? Конечно, нет. В этом случае все ограничилось бы тем, что агрессоры поняли: нападение на Сирию — это потенциальное нападение на Россию, и еще два раза подумали бы о своих будущих шагах.

Хасан Рухани, Реджеп Тайип Эрдоган и Владимир Путин после совместной пресс-конференции по итогам встречи в Анкаре

Тем не менее эта теория о российской беспомощности или страхе на самом деле, как бы странно это ни звучало, еще позитивна. Но есть и негативная теория о секретном договоре и грязных делишках. Если вторая теория верна, то Сирию ожидают по-настоящему тяжелые времена.


Все потому, что израильский удар по Сирии в ночь на десятое мая был нанесен всего через несколько часов после того, как израильский премьер Биньямин Нетаньяху вернулся из Москвы, где вместе с Владимиром Путиным шествовал по Красной площади в день празднования Дня Победы над нацистской Германией. Само по себе не столь важно, что высокопоставленный руководитель еврейской нации появился в этот день в Москве, так как, несмотря на текущую конфронтацию, самый масштабный конфликт в истории человечества забывать нельзя, как и нацистские преступления, и тех, кто положил нацистскому режиму конец. Важно тут то, что Нетаньяху заявил Путину чуть позже, во время переговоров. Израильский премьер сравнил Иран с нацистской Германией.


Ответил ли Путин что-то на это заявление? Возразил ли? Или покивал головой, сказав: «Хорошо»? Нам об этом ничего неизвестно. Российский телеканал RT, который передал новость о заявлении Нетаньяху, сообщает, что Путин лишь отметил: «Ситуация в регионе очень напряженная».


Уже на следующий день Министерство обороны РФ считало израильские ракеты и правдиво (или «просирийски») утверждало, что сирийские ПВО сбили значительную часть этих ракет. Просирийские настроения в Минобороне РФ не удивляют, ведь российские силы участвуют в этой войне. Проблема не в российских войсках, а в Кремле и его все более странной внешней политике.


Возможно, Путин хочет большого примирения, которое вскоре может произойти между США и Северной Кореей, полагая, что после Трамп помилует Россию? Да, он сделает это, если Россия начнет разговор, скажем, о своем ядерном разоружении.


Российское руководство (хотя реальность подсказывает ему, что некоторые его идеи утопичны) продолжает жить надеждой о том, что однажды Запад раскроет для России свои объятья и начнется экономическое процветание. Последняя надежда подобного рода, вероятно, улетучится в тот миг, когда очередь, наконец, дойдет и до самой России. На этом пути остались только Сирия и Иран. Даже Армения уходит из орбиты России. Кто знает, возможно, Кремль полагает, что некий масштабный ренессанс и рост влияния ожидает его на Балканах. Конечно, в этой связи показательно шествие Александра Вучича рядом с Путиным девятого мая.


Но вернемся с Красной площади в Сирию, где дым от ночных бомбардировок, скорее всего, еще не рассеялся. Как объяснить российское попустительство в отношении Израиля? Неужели россиянам так мешает иранское влияние в Сирии, что они готовы согласиться с ослаблением Ирана таким путем?


Недавно некоторые представители российской власти отметили, что сотрудничество между Россией и Ираном еще больше укрепится теперь, когда Трамп решил выйти из ядерной сделки. Но, похоже, в Сирии ведется определенная конкурентная борьба, которая является совершенно контрпродуктивной, так как война продолжается, и это война с общим террористическим врагом.


Возможно ли, что Москва и Тегеран не в состоянии найти общий язык в Сирии? Такая вероятность есть, ведь внешнеполитические сиюминутные интересы, бывает, побеждают разум.


Конечно, если это так, то ничего нового тут нет: об этой проблеме мы уже писали несколько раз. Создается впечатление, будто девятого мая Нетаньяху заверил Путина, что израильские силы будут обстреливать «только иранские позиции», а не сирийскую армию. И, вероятно, Путина это полностью устроило. То же самое ему рассказывает Эрдоган, который утверждает, что на севере Сирии оккупирует «только позиции курдских Отрядов народной самообороны». Иными словами, Россия, как ключевая сила в Сирии, начала продавать территорию Сирии часть за частью. Что будет, если сейчас, после Израиля, Саудовская Аравия решит нанести удар с юга и юго-востока? Мы станем свидетелями очередного акта попустительства? Все это, конечно, звучит так, как будто началась реализация пресловутого плана о разделе Сирии на несколько государств. Одним из них стало бы и так называемое Алавитское государство, где Россия якобы сохранит свое влияние и базу.


Мягко говоря, речь идет о преступных планах, которые предполагают нарушение сирийской территориальной целостности и отказ от борьбы с терроризмом.


У Сирии есть несколько союзников, которые помогли ей дотянуть до настоящего момента, однако, вероятно, у нее нет никого, кто стал бы безоговорочно ее защищать только потому, что защита Сирии — это единственно правильная и нравственная позиция. Нет, ее защищают из-за определенных национальных интересов, и это не секрет. Но даже если речь идет исключительно об интересах, бросать Сирию сейчас нельзя, поскольку если один из сирийских союзников не предпримет какие-то действия, агрессия против этой страны будет расти и учащаться (аппетиты даже европейских агрессоров, Франции и Великобритании, явно растут). Когда агрессивные силы поймут, что Сирию можно «пинать» без всяких последствий для себя, они разрушат ее так же, как с воодушевлением развалили Ливию в 2011 году. И тогда уже больше не останется возможностей для так называемого «политического решения» — режим в Сирии будет сменен раз и навсегда. «Асад должен уйти» и прочие «пророчества» западных лидеров сбудутся.


Несмотря на эту эскалацию напряженности, сирийским войскам удается больше, чем в прошлые годы, но и эти успехи, которые даются с большим трудом, могут очень скоро обесцениться, поскольку ситуация может измениться быстрее, чем кое-кто допускает. Израиль начал масштабные нападения в момент, когда ему стало ясно, что силы антисирийских боевиков на исходе, и они спешат на автобусы в Идлиб. Израиль продемонстрировал, что поражение боевиков не означает сирийской победы — это победа лишь на «первом уровне» этой жестокой игры, ведь за ордами экстремистов всегда стояли мощные силы, выбирающие момент, чтобы включиться в конфликт, когда эти «полезные идиоты» будут побеждены. Теперь именно это и происходит, и Сирию ожидает самый тяжелый период. А ее союзники, вместо того чтобы сплотиться, как никогда раньше, своими действиями доказывают, что у них нет решения для боя, от которого в недалеком будущем будет зависеть и их существование тоже.