Продолжающийся конфликт между Россией и Украиной вспыхнул с новой силой. Однако, на этот раз не из-за очередного артиллерийского или ракетного обстрела на Донбассе. В этот раз причиной стало завершение строительства Керченского (Крымского) моста, соединяющего Крымский полуостров с материковой Россией. 15 мая президент РФ Владимир Путин проехал за рулем крупногабаритного грузовика во главе автоколонны по вновь открытому Крымскому мосту.


«Это не просто мост. Это инструмент экономического и политического давления на Украину», — заявил украинский министр инфраструктуры Владимир Омелян на заседании Кабинета министров 16 мая.


В 2014 году Россия аннексировала украинский Крым. В результате, Соединенные Штаты и Европейский Союз ввели экономические санкции в отношении Москвы. Дополнительные, отдельные санкции были наложены на Россию за ее постоянную военную агрессию на востоке Украины, а также другие проявления российской агрессии: вмешательство в западные выборы и покушение на убийство бывшего российского шпиона в Великобритании с использованием нервно-паралитического вещества.


Москва представляет новый мост как доказательство того, что господство России в Крыму — постоянно. В своих официальных заявлениях 15 мая США, ЕС и Украина резко осудили Крымский мост, назвав его еще одним нарушением суверенитета Украины.


«Для Кремля новый мост — это физическое воссоединение Крыма и России, — отметила Агния Григас, старший научный сотрудник «Атлантик консул». — Проект смогли реализовать, несмотря на западные санкции в отношении тех, кто причастен к строительству моста. Это показывает пределы существующих возможностей Запада по изменения ситуации в Крыму».


Ажиотаж вокруг открытия моста подчеркнул непримиримость Москвы. Она не откажется от территориальных претензий: Крым является постоянной ценностью, в том числе и для поддержания внутренней популярности Путина.


«Что может сделать Путин? Возвращение Крыма Украине немыслимо, — говорит Марсель Ван Херпен, директор Фонда Цицерона, голландского исследовательского центра, специализирующегося на делах России и Европы. — В собственных глазах, как и в глазах многих россиян, эта аннексия является его самым большим достижением».


Маленькие зеленые человечки


В конце февраля 2014 года Украина приходила в себя после Майдана. Виктор Янукович, свергнутый президент Украины и союзник Кремля, только что скрылся в России. Через несколько дней в рамках «гибридной войны» российские войска вторглись в Крым.


16 марта 2014 года под пристальным надзором российского спецназа («зеленых человечков»), 95% граждан Крыма якобы проголосовали за присоединение к Российской Федерации. Международное сообщество осудило референдум как незаконный. Однако Путин утверждал, что крымчане обратились к России за помощью.


«Естественно, мы не могли оставить эту просьбу без внимания, — сказал Путин в своем выступлении тогда. — Мы не могли бросить Крым и его жителей в беде. Это было бы предательством с нашей стороны».


Только 10 членов ООН признали присоединение России к Крыму законным. Эти 10 стран: Афганистан, Боливия, Куба, Киргизия, Никарагуа, Северная Корея, Судан, Сирия, Венесуэла и Зимбабве.


После незаконной аннексии Крыма в апреле 2014 года, Россия начала войну на Донбассе. Эта война продолжается до сих пор: около 11 тысяч украинцев погибли.


В итоге, российское вторжение и аннексия Крыма в 2014 году принесли Путину большую популярность по всей России. До вторжения в Крым, рейтинг Путина был ниже 60%. К июлю 2015 года, согласно опросу независимого российского исследовательского центра «Левада-Центр», популярность Путина в России была на уровне 89% — самый высокий показатель за все время правления.


«Этот мост — часть стратегического видения Путина по возрождению могущества как Российской империи, так и бывшего СССР. В представлении россиян, это очень убедительный образ», — сказал Фатима-Зохра Эр-Рафия, корпоративный консультант и исследователь, специализирующийся на евразийских делах.


Вы там держитесь


В свою очередь, США, Европа и Украина стоят на своем: Крым остается суверенной украинской территорией — оккупация России незаконна. «Слова имеют значение: нам нужно назвать и позорить не только Россию, но и тех, кто признает российский контроль над полуостровом», — сказал Дэниэл Шелиговский, старший научный сотрудник по делам Украине Польского института международных дел.


Поэтому Украина и ее западные партнеры оперативно опротестовали открытие Крымского моста 15 мая. «Строительство моста, как и любые другие действия кремлевских оккупационных властей, никоим образом не могут изменить статус Автономной Республики Крым и города Севастополя: это неотъемлемая часть территории Украины в ее международно признанных границах», — говорится в заявлении Министерства иностранных дел Украины.


«Крым — часть Украины, — заявила пресс-секретарь Госдепартамента США Хизер Нойерт. — Строительство российского моста служит напоминанием о том, что Россия постоянно нарушает международное право». «Крым — это Украина. Его аннексия Россией является нарушением международного права», — сказал в своем заявлении об открытии моста британский министр по делам Европы сэр Алан Дункан. «Российская Федерация построила Крымский мост без согласия Украины. Это является еще одним нарушением суверенитета и территориальной целостности Украины со стороны России», — отметили в Европейском Союзе.


Со своей стороны, в посольстве России в США 15 мая написали в «Фейсбуке»: «Сегодня президент России Владимир Путин официально открыл первую часть Крымского моста. Предсказуемо, что Вашингтон недоволен этим. Но Крым — это Россия. Мы не будем просить ни у кого разрешения строить транспортную инфраструктуру для российского населения».


Многие считают, что возможности Украины и Запада давить на Россию за захват Крыма достигли своего предела. Путин вряд ли сменит курс и вернет территорию Украине. «Скорее всего, Запад будет проводить политику непризнания аннексии Крыма — так же, как они поступали в отношении прибалтийских государств в период холодной войны. Они будут надеяться на изменение политического климата в России», — говорит Григас из «Атлантик консул».


Куда идти?


Между тем, военные действия вдоль 450-километровой линии фронта на Донбассе продолжаются. После четырех лет пребывания в постоянной боевой готовности, украинские военные по-прежнему ведут низкоинтенсивную, статическую войну против объединенных сил около 35 тысяч пророссийских сепаратистов, иностранных наемников и российских регулярных сил.


В день открытия моста, объединенные российско-сепаратистские силы обстреляли из минометов подконтрольное Украине село Новогородское на востоке Украины. Украинские военные сообщили, что один солдат погиб, двое — ранены.


В четверг украинские военные заявили, что объединенные российско-сепаратистские силы за последние сутки 66 раз обстреливали украинские позиции, в том числе минометами и ракетными комплексами «Град». Двое украинских военных погибли, еще четверо — ранены. В тот же день объединенные российско-сепаратистские силы обстреляли начальную школу в городе Светлодарске, на контролируемой правительством стороне фронта. Ни один ребенок не пострадал.


«Школы и дети — не мишени: они никогда не должны подвергаться обстрелам», — в электронном письме журналистам написал пресс-секретарь Международного комитета Красного Креста Миладин Богетич.


Продолжающаяся война на Донбассе — приоритет в переговорах между Россией и американскими и европейскими дипломатами. Тем не менее, дипломаты ясно дают понять, что санкции, введенные против России за аннексию Крыма, отделены от санкций за войну на Донбассе. Россия может освободиться от крымских санкций только после возвращения территории под контроль Украины. В двух словах: Крым не будет торговаться за мир на Донбассе.


«Необходимо поддерживать и даже усиливать режим санкций, — сказал Ван Херпен. — Российская элита, в частности бизнес-элита, должна понять, что нормализовать отношения России с Западом можно только после восстановления украинского суверенитета».


Тактика выжидания


Даже учитывая режим санкций, у Украины и Запада — ограниченные возможности, чтобы заставить РФ отказаться от Крыма. «Крымский полуостров не вернется под контроль Украины ни в краткосрочной, ни в среднесрочной перспективе, — сказал Шелиговский из Польского института международных отношений. — Наоборот, его еще сильнее интегрируют в Россию: прежде всего, как военную базу для демонстрации влияния России в Черноморском бассейне. Однако это не значит, что крымский вопрос будет закрыт «раз и навсегда», как хотелось бы Кремлю. Собственно, то, что российские официальные лица неоднократно заявляют о том, что этот вопрос закрыт, уже свидетельствует, о том, что они чувствуют шаткость своего положения».


Если бы Киев признал контроль Москвы над Крымом, это было бы дипломатическим отступлением, которое не только подорвет законность его постреволюционного правительства, но, и вызовет внутренние беспорядки. Что касается Запада, если бы они признали контроль России над Крымом законным или постоянным, это стало бы ударом по нормам геополитического поведения. Тем нормам, которые десятилетиями укрепляли международные отношения и которые, как считается, предотвратили еще один глобальный конфликт, равноценный двум мировым войнам.


Таким образом, поток дипломатических уловок подчеркивает, что положение дел на данный момент вряд ли изменится — продолжится только словесная война на поле СМИ. Многие эксперты по безопасности и представители западных властей заявляют, что пока Путин находится у власти, никакого реального прогресса в возвращении Крыма на Украину, скорее всего, не предвидится.


Согласно такому подходу, режим санкций против России должен быть направлен на будущее правительство, которое, возможно, будет готово вернуть Крым обратно на Украину. Например, в обмен на освобождение от санкций или в рамках более широкого примирения с Западом, чтобы положить конец международной изоляции России.


«В течение следующих шести лет — времени четвертого срока Путина — ничего не изменится, — сказал Ван Херпен. — Запад не признает эту незаконную аннексию, а Россия не уступит. Единственное, что можно сделать — подготовиться к постпутинской эпохе».