Предстоящий выход Великобритании из ЕС ставит перед международными инвесторами вопрос: сохранит ли Лондон после Брексита свою роль мирового финансового центра? По мнению большинства экспертов, Сити наверняка будет ослаблен, хотя и удержит значительную часть своего могущества. Несколько европейских городов уже начали борьбу за банки и финансовые службы, которые покинут Великобританию в марте 2019 года. У кого наибольшие шансы и что будет с лондонским Сити? Кто в Европе больше всего выиграет? На этот счет имеется несколько точек зрения.


Сити — самый крупный финансовый центр в мире, здесь осуществляются операции в долларах, евро и других валютах. В Лондоне работают многочисленные инвестиционные фонды, проходят размещения (IPO), хедж-фонды проворачивают спекулятивные операции, торгуют финансовыми продуктами. На Лондон приходится (в европейском масштабе) 85% спекулятивных фондов, 78% валютных операций, 74% финансовых инструментов (деривативов), 65% страховок морского транспорта.


Лондон стал мировым финансовым центром благодаря двум обстоятельствам. Во-первых, международный финансовый рынок развивался здесь с конца 50-х годов и постепенно притягивал банки и инвесторов со всего мира. Во-вторых, после вхождения Великобритании в ЕС все компании, зарегистрированные в Лондоне, получали «европейский паспорт», который позволял им продавать финансовые услуги на всем пространстве Евросоюза (ранее — «Общего рынка»). По данным британского органа финансового контроля (Financial Conduct Authority), 5 500 компаний имеют таким образом свыше 336 тысяч таких паспортов.


Но как только Великобритания выйдет из ЕС, Евросоюз в составе оставшихся 27 стран может ввести в отношении лондонского Сити «режим взаимности», то есть сохранить за ним доступ к европейскому рынку при одном условии — если англичане будут полностью подчиняться финансовым правилам и контролю еврозоны. Если Лондон не согласится, что совершенно очевидно, то в течение месяца разрешение на торговлю в евро будет отозвано. В этой связи размещенные в Лондоне банки уже готовятся к тому, чтобы перенести в континентальную Европу часть своего бизнеса, прежде всего деноминированного в евро.


Финансовый кластер лондонского Сити огромен. В банках и других финансовых учреждениях занято около миллиона человек, еще один миллион (юристы, бухгалтеры и пр.) обслуживают Сити. Сразу после объявления Брексита в 2016 году ожидалось, что в континентальную Европу может переехать от 30 до 80 тысяч банковских работников. Теперь эта оценка значительно снижена, но все равно речь идет о десятках тысяч человек. Куда они направятся? Прежде всего туда, где уже есть финансовая и транспортная инфраструктура, а также юридическая и информационная база. С этой точки зрения в континентальной Европе безусловным лидером является Германия, за ней следует Швейцария и со значительным отставанием — Франция. Учитывая, что Швейцария не входит в ЕС, все указывает на то, что банки будут в первую очередь переезжать во Франкфурт. У Парижа есть только одно главное преимущество — культурная среда и налаженная связь евроэкспрессом до Лондона. Но есть и большие минусы: парижские аэропорты не соответствуют международным стандартам, социальные отчисления в зарплате банковского служащего во Франции составляют 53% брутто-зарплаты, в то время как в Германии и Ирландии — лишь 28%. Правительство Эдуара Филиппа отменило популистский 20%-й сверхналог на зарплаты свыше 152 тысяч евро в год, но недоверие банкиров к французской уравниловке все равно остается. Пока что «Голдман Сакс» (Goldman Sachs), «Ю-Би-Эс» (UBS) и «Джей-Пи Морган» (J.P.Morgan) отдают предпочтение Франкфурту, «Ситигруп» (Citigroup) и «Бэнк оф Америка» (Bank of America) — Парижу. Крупные американские инвестфонды «Блэкстоун» (Blackstone) и «Карлайл» (Carlyle) намерены перебраться в Люксембург.


Главной угрозой для лондонского Сити является потеря «европейского финансового паспорта», который позволяет банкам и страховым компаниям из Лондона вести операции во всех странах Евросоюза, практически не подвергаясь регулированию и контролю. Этим паспортом с большим успехом пользуются сегодня не только британские банки, но также клиенты со всех стран мира, которые пользуются Лондоном как мостом в континентальную Европу. ЕЦБ серьезно намерен ввести контроль за спекулятивными операциями в евро, которые ведут англичане. На Лондонскую клиринговую палату (LCH) приходится три четверти всех операций подобного рода. Однако после финансового кризиса 2007-2008 годов регулирование стало необходимо, поскольку именно этот наиболее прибыльный сегмент финансового рынка становится источником рисков и потрясений. ЕЦБ не может допустить, чтобы LCH, которая является подразделением Лондонской биржи, стала угрозой для зоны евро. Именно поэтому Франция выдвинула инициативу сделать парижское подразделение LCH центром для всех торговых сделок в евро после того как Великобритания выйдет из ЕС в марте 2019 года. Одновременно на эту роль претендует немецкий клиринговый дом Rival Eurex, принадлежащий Франкфуртской фондовой бирже. Однако уже сейчас очевидно, что Лондон сделает все, чтобы сохранить за собой роль клирингового центра. В свою очередь, ЕЦБ заявил, что категорически настаивает на переносе клиринговых операций на континент, поскольку в случае кризиса Банк Англии будет в первую очередь спасать британские банки. Лондон намерен минимизировать потери и добивается специального соглашения с Брюсселем, которое устраняло бы таможенные барьеры для финансовых услуг. Такого в мировой практике раньше никогда не было, поскольку соглашения о свободной торговле обычно включают финансовые услуги наравне с товарами и другими услугами. Европейцы называют требование англичан «выковыриванием изюма из булок». Председатель Европейского совета Дональд Туск заявил, что в финансовом секторе Великобритания может рассчитывать на те же условия, что и другие страны, не входящие в ЕС — не больше, но и не меньше. Уже сейчас очевидно, что борьба за доступ к финансовому рынку Европы далеко не закончена. Ведь лондонский Сити дает 10% британского ВВП, это главный налогоплательщик в британскую казну и крупнейший в мире экспортер финансовых услуг. Расквартированные в Лондоне банки управляют европейскими активами в размере 1,5 триллиона евро, здесь проворачивается две трети капиталов европейских фирм. Вот почему Великобритания требует от Евросоюза совершенно исключительных условий в финансовой области.


Наиболее вероятным сценарием аналитики считают перенос части бизнеса в европейской валюте из Лондона в такие города, как Франкфурт, Париж, Люксембург и Амстердам. Очевидно, что по этой причине Лондон станет менее привлекательным для американских и японских инвесторов, которые ведут дела в Евросоюзе. Британская консалтинговая группа Zet/Yen считает, что в результате Брексита значительно усилятся китайские финансовые центры Шанхай и Циндао, в то время как европейцы будут претендовать на часть британской финансовой империи.


Профессор Райнт Гропп, глава Института экономических исследований в Галле, уверен, что лондонский Сити несмотря на Брексит сохранит свое доминирующее положение в Европе. Это связано с тремя объективными факторами: международным значением города и разнообразием финансовых услуг, благоприятным законодательством и человеческим капиталом. Перевода основных операций во Франкфурт, Париж, Дублин или Люксембург, по мнению Гроппа, не будет. Париж имеет много плюсов, но не меньше минусов, Франкфурт тоже не идеален. Лондону уже прочили проблемы в 1999 году, когда начинался переход на евро, однако позиция британской столицы лишь усилилась. Это объясняется тем, что ни единая валюта, ни еврозона не являются решающими факторами для финансистов. В отличие от Германии или Франции в Великобритании гораздо больше доверия к «саморегулирующей силе» рынка. Лондон просто создает более привлекательную среду для финансовых трансакций, заключает профессор Гропп.


Это подтверждается последними данными опроса, проведенного агентством Рейтер: если в сентябре 2017 года ожидался перевод 10 тысяч рабочих мест из Сити на континент, то на сегодняшний день это число сократилось вдвое. Европейские агентства исходят из более высоких показателей: пять тысяч банковских служащих переедут только во Франкфурт, а всего Лондон потеряет до 30 тысяч рабочих мест. Но и эти цифры выглядят незначительными, учитывая один миллион человек, занятых в финансовом секторе Лондона.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.