В кафе «Лувр» (Louvre) можно почувствовать величие чешского прошлого. Тяжелые люстры висят под высоким потолком, украшенным гипсовой лепниной, между блестящими полировкой деревянными столами снуют официанты в элегантных жилетах. В это кафе заходил на чашку кофе Франц Кафка, здесь бывал Альберт Эйнштейн. Сегодня сюда стремятся попасть туристы со всего мира.


Милан Хорачек выбрал место в самом конце зала. Серьезный взгляд. «Я сейчас не особо хорошего мнения о чешском народе», — говорит он. Потому что чехи недовольны, хотя у них, вроде бы, все хорошо.


Экономика показывает значительный рост, безработица находится на уровне в 2,4%. Это успех, который был достигнут, в том числе, благодаря работе Хорачека.


Хорачек эмигрировал в Германию после Пражской весны 1968 года, прожил там 20 лет. За это время он стал сооснователем партии Зеленых и прошел в бундестаг. После Бархатной революции 1989 года и заката коммунизма в тогдашней Чехословакии он вернулся в страну и вошел в штаб советников нового чехословацкого президента Вацлава Гавела.


Оба тогда вместе работали над тем, чтобы последовательно вести страну в сторону Запада. В 1999 году, после отделения от Словакии, Чехия вступила в НАТО, в 2004 году — в ЕС. Гавел, бывший диссидент и правозащитник, тогда уже не был президентом. Однако это стало как будто исполнением его исторической миссии — Чехия закрепилась в западном сообществе государств.


Спустя 14 лет в справедливости такого утверждения можно сомневаться. Поскольку репутация ЕС в стране за последние несколько лет сильно пострадала. Согласно данным «Евробарометра», доверие к европейским институтам ни в одном другом государстве бывшего восточного блока не находится на таком низком уровне, как в Чехии. Менее трети населения имеет положительный образ ЕС. Только в охваченной кризисом Греции соответствующий показатель еще ниже. Вместе с тем, в Чехии растет поддержка страны, которая в годы после падения коммунизма воспринималась, прежде всего, как противник — России.


Такое развитие на первый взгляд, казалось, невозможно было предвидеть. Ровно 50 лет назад советские танки шли по улицам чехословацкой столицы для подавления Пражской весны. Бархатная революция, произошедшая 21 год спустя, была направлена, в том числе, против влияния Москвы. После распада СССР Чехословакия вряд ли могла ожидать, что страну покинут последние российские войска.


Но сегодня большая часть населения считает Москву возможным партнером в борьбе за культурную идентичность Европы. «Многие чехи скептически относятся к Западу, когда речь идет, прежде всего, о социальных вопросах», — говорит политолог из Карлова университета, Радек Бубен. Социальные движения в 1970-е и 1980-е годы здесь имели намного меньше влияния, чем по другую сторону Железного занавеса.


Сейчас добавилось чувство, что приток мигрантов в Европу может еще больше изменить характер континента. «Здесь преобладает позиция, что любое общество должно само о себе заботиться. Мультикультурализм расценивается как угроза», — говорит Бубен. Это делает Россию образцом. И, наконец, президент Владимир Путин преподнес себя как защитника этнической и религиозно однородной Европы.

Чешский политик Милан Хорачек


К таким же выводам пришли авторы прошлогоднего исследования из Международного республиканского института. Почти 40% опрошенных чехов поддержали высказывание о том, что Россия и Путин могут стать союзником против ЕС, «который принуждает нас к отказу от наших ценностей». Такое же количество опрошенных, хотя и имеет предубеждение относительно личности Путина, хотели бы видеть Россию на своей стороне в этом вопросе. Эти предпочтения не сулят ничего хорошего для Чехии, окончательно укрепившейся на Западе — какой ее видел Гавел.


Многие чехи полагают, что ЕС и НАТО находятся в затяжном кризисе. Отсутствие единства по войне в Косово, войне в Ираке, финансовый и миграционный кризисы вызывают скептический настрой относительно способностей этих объединений.


Из-за нарастания проблем большая часть населения отвернулась от западных институтов — и от либеральных элит, которые при Гавеле выступали за интеграцию в этих институтах. «Со времен Бархатной революции многое в стране улучшилось, но большая часть населения ожидала еще большего», — говорит Йонас Сыроватка из Пражского института по вопросам безопасности (PSSI).


Поэтому все больше людей тосковало по мнимой определенности дореволюционного времени, говорит он. Плюс глубокое чувство отсутствия принадлежности что к Востоку, что к Западу. «Наше положение в Центральной Европе многим внушает, что мы можем находить лучшее для нас с обеих сторон», — говорит Сыроватка. «Чехи с удовольствием были бы мостом между двумя направлениями».


Эту нерешительность заметили и в Москве. Кремль внимательно следит за развитием в Чехии — и, по данным спецслужб, помогает в том, чтобы она шла в нужном направлении.


Так, чешские спецслужбы предупреждали, что Россия через чешскоязычные СМИ пытается оказывать «влияние на восприятие и мысли чешской аудитории» и поддерживать «релятивность истины».


«Здесь есть более 40 сайтов, которые свидетельствуют о связях с России и регулярно распространяют фейковые сообщения», — говорит Павел Хавличек из исследовательского института AMO в Праге.


Сам президент Милош Земан занимает все более пророссийскую позицию. В прошлом году он высказался за отмену антироссийских санкций и предложил рассматривать аннексию Крыма как «свершившийся факт». Поэтому, по его мнению, необходимо предложить Украине компенсацию за потерю полуострова — в виде денег, нефти или газа.


Предложение явно выбивается из европейской позиции относительно России, но стране такой настрой понравился. В январе Земан был переизбран на второй срок при активной поддержке альтернативных СМИ и финансовых вливаниях, источник которых не совсем прозрачен.


Другие же связи являются более очевидными. Близкий советник Земана в 1990-е годы работал в Москве, создавал чешский филиал российского концерна Лукойл, прежде чем стал сооснователем политического движения Земана. Кроме того, президент неоднократно принимал участие в мероприятиях бывшего офицера КГБ Владимира Якунина, человека из окружения Путина, который был включен в санкционный список США.


Влияние Земана на чешскую политику ограничено. Однако после прошлогодних парламентских выборов смещение позиций наблюдается и в парламенте. Новый премьер Андрей Бабиш возглавляет правительство меньшинства, которое должны терпеть традиционно пророссийские коммунисты. В ходе выборов в пражский парламент впервые вошла право-популистская партия «Свобода и прямая демократия» (СПД), которая также придерживается пророссийского курса.


Последствия такого нового расклада сил ощущаются уже сейчас. Когда депутаты недавно принимали решение об отправке чешских войск в балтийские страны в ходе проходящей там операции НАТО, коммунисты и СПД оказали сильное давление на Бабича, чтобы не допустить этого. Хотя давление оказалось безуспешным, тем не менее, аналитик Хавличек видит в таком развитии риски. «Премьер не является пророссийским, но текущий расклад сил с Земаном в качестве главы государства и коммунистами в виде большинства может в среднесрочной перспективе оказать воздействие и на чешскую внешнюю политику», — отметил эксперт.


В кафе «Лувр» бывший советник президента Хорачек высказывает свои опасения. «В настоящее время самое низкое, что могло пробиться в этой печальной нации, поднимается наверх, — говорит он. — Клоун в Пражском Граде и обманщик в правительстве». Но надежда на то, что Чехия, какой ее видел Гавел, будет реализована, его все же не покидает. «Не может вечно становиться хуже, — улыбается он. — Маятник всегда качается в обе стороны».