В конце июня в Канаде состоялись переговоры в верхах между странами «Большой семерки», где четко обозначилось противостояние между США и остальными странами по вопросам торговли. Однако в повестке дня появилась еще одна тема. Президент США Дональд Трамп предложил вернуть Россию в данную структуру и возродить «Большую восьмерку».


Президент Трамп сделал это «взрывное» заявление прямо перед завершением саммита в Шарлевуа. Он также ясно обозначил свою позицию журналистам в Белом доме в Вашингтоне: «Почему мы ведем переговоры, на которых нет России?». Он считает, что нужно снова разрешить России участвовать в саммите и вернуть ее в «Большую восьмерку».


Причины господин Трамп объяснил следующим образом: «Нужно отодвинуть в сторону наши предпочтения и неприязни и осуществлять управление миром». Он также, в частности, отметил, что России, как участнику этого процесса, тоже необходимо «сесть за стол переговоров».


Трамп понимает, что в обсуждении таких неразрешенных проблем, как кризис на Украине или проблема мира в Сирии, не обойтись без участия России, которая неизменно имеет международное влияние. Впрочем, есть также и мнение, что ему не понравилась ситуация, когда другие страны-участницы непрестанно критиковали США по торговым вопросам, поэтому своим внезапным высказыванием по поводу России он заранее решил смутить участников, чтобы тема переговоров в верхах не ограничивалась лишь торговлей.


Как бы там ни было, предложение о включении России в клуб передовых держав тут же вызвало возражения со стороны других стран-участниц. Особенно возмутилась канцлер Германии Ангела Меркель: «Мы еще не определили условия возвращения России в G8». «Мы договаривались о том, что пока не будет виден значительный прогресс в решении проблемы Украины, возвращение России в G7 невозможно», — заявила она и назвала заявление Трампа непредусмотрительным.


Руководство «Большой семерки» исключило Россию из G8 весной 2014 года. В связи с присоединением Россией Крымского полуострова, расположенного на территории Украины, сложилось мнение, что действия России сильно подрывают международный миропорядок, который сформировался после Второй мировой войны, поэтому они стали непосредственной причиной таких мер, как «антироссийские санкции». То есть возвращение Крыма является условием возрождения «Большой восьмерки».


Однако если смотреть реалистично, вероятность, что Россия, заявляющая, что Крым «исторически является российской территорией», вернет его Украине, практически равна нулю. Исходя из этого, США и европейские страны фактически откладывают проблему Крыма в долгий ящик и ставят реальным условием снятия антироссийских санкций исполнение «Минских соглашений», предписывающих разрешить конфликт между правительственной армией Восточной Украины и российскими вооруженными силами, а также установление мира.


Нынешние заявления канцлера Меркель дали понять, что пока Россия полностью не выполнит Минские соглашения, возвращение России в «Большую восьмерку», и, тем более, снятие санкций, невозможно.


Россия не станет отказываться от Крыма, чтобы вернуться в «Большую восьмерку»


Тем не менее, среди лидеров «Большой семерки» мнение о России не едино. Так, президент Трамп, предложивший возрождение «Большой восьмерки», изначально был нацелен на улучшение отношений с Россией.


Среди европейских стран мнения тоже сильно различаются — премьер-министр Италии Джузеппе Конте, недавно занявший эту должность, согласился с Трампом: «Я поддерживаю предложение президента Трампа. Возвращение России в "Большую восьмерку" будет отвечать интересам всех стран». Кроме того, премьер-министр Японии Синдзо Абэ, выступающий за укрепление отношений с Россией для решения проблемы Северных территорий, не выразил четкого недовольства или одобрения по поводу предложения о возрождении «Большой восьмерки».


Чтобы утвердить возвращение России, необходимо согласие всех стран-участниц «Большой семерки», и вероятности, в ближайшем будущем G7 действительно вернется к системе G8, практически нет. Однако споры, начало которым положило нынешнее предложение Трампа, вместе с обнаружением раскола в G7 и противостояний по поводу торгового вопроса, кажется, неожиданно стали поводом для усиления чувства присутствия России в международном сообществе.


Но какой же была реакция самой России?


«Мы не выходили из "Большой восьмерки". (Западные) коллеги в тот момент по известным причинам отказались приехать в Россию. Если снова получится встретиться с ними в Москве, мы будем очень рады».


Так ответил на вопросы журналистов президент Путин 10 июня после переговоров в верхах Шанхайской организации сотрудничества, состоявшихся в городе Циндао в Китае. «Известные причины» — это присоединение Крыма. Вероятно, высказывание президента России следует воспринимать как в высшей степени ироничное.

 

© AP Photo, Jesco Denzel/Федеральное правительство Германии
Канцлер ФРГ Ангела Меркель разговаривает с президентом США Дональдом Трампом на саммите G7. 9 июня 2018


На самом деле в 2014 году, когда руководители G7 решили исключить Россию из G8, Россия была государством-председателем G8. В июне того же года планировалось провести переговоры в верхах в Сочи, однако лидеры G7 в конце марта, после присоединения Крыма, провело срочную встречу на высшем уровне в Гааге, Нидерланды. Они решили не ехать на переговоры в Сочи, а также приостановить участие России в G8, пока «Россия не изменит свою политику».


В ответ на это министр иностранных дел Сергей Лавров тогда сделал критическое заявление: «Большая восьмерка не может никого исключать из своего состава», но в то же время сказал, что «Россия не настаивает на сохранении "Большой восьмерки"». Этим он ясно дал понять, что Россия не готова пойти на отказ от Крыма, чтобы вернуться в «Большую восьмерку».


Глава МИД Лавров также высказался следующим образом о нынешнем заявлении Трампа, потребовавшего возрождения «Большой восьмерки». «Когда наши западные партнеры не приняли участия в "Большой восьмерке", а решили вернуться к структуре "Большой семерки", мы приняли их решение. Мы осуществляем успешную деятельность в рамках других структур, например, Шанхайской организации сотрудничества, БРИКС (группа из пяти развивающихся стран — Бразилия, Россия, Индия, Китай, ЮАР), а также "Большой двадцатке" (состоит из важнейших 20 стран и регионов)».


«Большую двадцатку» он назвал «более перспективной структурой», а также обозначил намерение России и дальше придавать большое значение этой организации. Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков тоже высказался следующим образом: «С точки зрения России, "Большая восьмерка" с каждым годом теряет эффективность. Причина в том, что в условиях меняющейся политической и экономической ситуации, более значимые результаты приносит такая структура, как G20, в которой активно участвует Россия». Он подчеркнул, что, сколько бы «Большую восьмерку» не называли «клубом передовых держав», у России практически нет желания и повода возвращаться в G8 на данном этапе.


Так кто же «друзья» и «враги» России? Согласно опросу, который в конце мая этого года провела российская организация по исследованию общественного мнения «Левада-центр» и в ходе которого попросила назвать каждого респондента по пять «друзей» и «врагов» России, на верхних позициях среди стран, которые являются «близкими» и «дружественными», находятся Китай и Индия, а список «недружественных» и «враждебных» возглавили США, Великобритания, Германия и другие. Видимо, такое гражданское сознание тоже является причиной того, что режим Путина придает большее значение G20, куда входит Китай и Индия, чем G8, где главную роль играют США и Европейские страны.


Отпор России «высокомерному отношению» к ней США и Европы

 

Для России существует еще одно обстоятельство, связанное с прошлым, которое вызывает отрицательное отношение к G8.


Отношения «Большой семерки» и России (СССР) начались в июле 1991 года, когда после завершения холодной войны руководство «Большой семерки» пригласило на саммит в Лондоне президента СССР Горбачева, и по окончании совещания в верхах «Большой семерки» состоялась специальная встреча «G7+1». После распада СССР президент России Ельцин (а в 1996 г. премьер-министр Черномырдин) в качестве специального гостя стал каждый год участвовать во встрече членов «Большой семерки».

 

В.Путин встретился с Б.Обамой в рамках саммита G8


Эта структура стала называться «Большой восьмеркой», и Россия впервые стала ее полноправным членом на саммите в Денвере (США), состоявшемся в 1997 году. Начиная с саммита в Бирмингеме (Великобритания), прошедшем в следующем, 1998 году, Россия стала присутствовать на всех встречах, в том числе и связанных с экономикой, и стала полноценным членом структуры.


Вход России в «Большую восьмерку» способствовал зарождению в постсоветской России демократии и рыночной экономики, а также был высокомерной попыткой включить Россию в Западный блок. Это было в определенной степени унизительно для России, однако у США был еще один замысел. Он четко осуществился в виде переговоров в верхах между США и Россией, который состоялся за три месяца до саммита в Денвере.


На переговорах президент Клинтон пообещал России место в «Большой восьмерке» и поддержку ее скорейшего вступления во Всемирную торговую организацию (ВТО). Однако в обмен на это он потребовал от президента Ельцина следующего. Это признание вступления в Организацию Североатлантического договора (НАТО) трех восточноевропейских стран — Польши, Венгрии и Чехии.


Эти три страны в результате в 1999 году вступили в НАТО и положили начало расширению НАТО на восток. Расширение произошло снова и достигло территории бывшего СССР, которую во время переговоров в верхах в Хельсинки президент Ельцин назвал «границей допустимого», когда в 2004 году страны Прибалтики (Эстония, Латвия и Литва) вошли в НАТО.


Президент Путин еще раньше яростно критиковал расширение НАТО на восток, называя это «предательством со стороны США». Позиция G8 по отношению к России обусловлена исторически сложившейся ситуацией, по которой вступление в нее является частью «сделки» в рамках процесса расширения НАТО.


Если учесть эти обстоятельства, то можно сделать вывод, что господин Путин изначально относился к G8 с неодобрением. Нельзя сказать, что Россия хотела бы вернуться в G8, даже если не брать во внимание ее международный статус.