Украина — это неугомонная совесть Европы, которая стучит ей в мозг и в сердце, как пепел Клааса стучал Тилю Уленшпигелю, и не позволяет Евросоюзу превратится в салат из овощей. Стучит упорно пятый год после начала российской интервенции. Стучит в мозг и сердце всех стран мира. Но Европа ближе и претендует на то, чтобы быть эталоном цивилизованности и морали, поэтому украинцы обращаются к ней в первую очередь.


Некоторое время по привычке мы стучали в мозги и сердца россиян, пока не поняли: за редким исключением там все отмерло и деградировало до состояния студня. Сегодня РФ — это страна биороботов, и мало шансов на трансформацию их в людей. В их психологии все еще преобладает религиозное тоталитарное мышление, в котором барак концлагеря — это дом родной. Поэтому многие россияне искренне удивляются: как это украинцы, армяне и другие экс-советские народы стремятся сбежать из барака, где все привычно и знакомо, где каждому обещана пайка по его лагерному статусу. Их реакция сродни реакции лакеев на отмену крепостного права — конец света и катастрофа. Они имели стол и дом, право на паек и обязанности перед барином и царем. Мир казался простым и ясным: мужики — пашут, дворяне — служат делу православия и отечества, и вдруг — этот мир рухнул за пару лет. Дворянин стал не обязан содержать лакеев до их смерти и учить их как жить, и из сверхчеловека стал обычным человеком и гражданином, равным лакеям, с которым они отныне должны заключать договор о найме, если обе стороны согласны. Это был мировоззренческий стресс. Большевики этот мир не только восстановили, создав новое «красное дворянство» — партийную номенклатур, но и усовершенствовали, доведя простой авторитаризм царей до степени тоталитаризма.


Поэтому после смерти Сталина и был психологический шок, а роспуск СССР вызвал стресс, сравнимый со стрессом отмены крепостного права, — мир опять рухнул. Ничего, пережили, а путинский режим и вовсе все более активно возвращает россиян в родной их сердцу и мозгу концлагерь с фасадом коммуны-монастыря и указателем у входа «Светлый путь человечества». Поэтому бесполезно пугать русских фашизмом, тоталитаризмом или авторитаризмом — это их дом родной и привычная среда обитания, что и подтверждают соцопросы. По этой причине фильм «Семнадцать мгновений весны» и стал в 1973 г. культовым — жизнь канцелярий Рейха в нем была как две капли воды похожа на реальную жизнь СССР, а не ту, о которой снимали фильмы-агитки. Этот фильм удачно лег на эмоциональный запрос на правду о сущности СССР, что и сделало его культовым.


Но в 1973 г. советское общество уже было зрелым, шла смена поколений, был запрос на правду и начинался процесс осмысления мифов о рождении СССР.


Поэтому свою Перестройку Горбачев и начал с разоблачения и обновления этих мифов, но не учел, что большая и активная часть населения не хотела жить в стране обновленных мифов КПСС, и был смыт первой революционной волной. В отличие от советского общества, нынешнее российское общество очень хочет двух вещей: старых и новых мифов о вечном вставании с колен и стабильности концлагеря с обедом по расписанию, а кто опоздал — сам виноват. В такой ситуации взывать к уму, сердцу и совести россиян — занятие бесполезное, у них на все один ответ — «Это не мы». Это не мы расстреливали людей на Майдане, не мы сбили малайзийский пассажирский самолет, и все остальное — тоже не мы. Это не новый метод в создании мифов Москвой, достаточно вспомнить, что по ее версии не СССР напал на Финляндию, а наоборот, что Троцкого убил агент империализма и т.д. Прекратить этот процесс мифотворчества, и если не пробудить совесть в сердцах россиян, то по крайней мере, вызвать брожение в их умах, может бурчание в их желудках в связи с уменьшением пайка и ужесточением лагерного режима. Оба процесса уже идут — паек урезают, режим ужесточают, но до брожения умов в РФ еще далеко, а совесть или ее заменитель у них восстановится последней. Так что, россиян из собеседников можно вычеркнуть надолго.


В ситуации российской агрессии Украина стала совестью Европы, притом, что никто из участников Майдана и лидеров партий, поднявшихся на его волне, не претендовал на такую роль. Это еще одно следствие Украинской революции, которое вряд ли кто-то мог предвидеть. Основная причина такой ситуации находится в самой Европе, в ее южной и особенно восточной — экс-соцлагерной части, где не завершены процессы нравственного обновления, вызванные Великой Французской революцией. Отчасти и сама современная Украинская революция, особенно ее третья волна 2013/14 гг. — дальнее эхо французского 1789 г. Фактически на Украину повторно, после 1917/18 годов, переместился эпицентр той глобальной революции, старт которой был дан в конце XVIII в. в США, Речи Посполитой и во Франции. Общая ситуация и особенно агрессия геополитической химеры «Россия», которая с конца XVIII в. только и занята тем, что подавляет революционные процессы в Европе и Азии с территориальными выгодами для себя, делают Украину совестью Европы и эпицентром ее революционного обновления, притом, что сама Украина к этой роли была не готова и лишь начинает в нее входить.


Французская и Американская революции подняли тему прав человека как естественной ценности и основы цивилизации людей, очищенной от архаики нравов обезьяньей стаи, и через 200 лет с этим согласились, по крайней мере формально, во всех странах мира. Но путь от формального признания до реализации этих прав занимает больше времени, чем потребовалось Мавритании в XXI в. от принятия закона об отмене рабства до реализации, когда кандидатом в президент смог стать бывший раб. Собственно, смысл революции — это трансформация стай человекообразных обезьян в сообщества людей. С этим были вынуждены согласиться даже жуликоватые марксисты-ленинцы и заявить, что цели их так называемых «социалистических революций» тоже создание нового человека, свободного от некой буржуазной морали. Нового человека провозглашали целью своих фашистской и национально-социалистической революций Муссолини и Гитлер, копируя большевиков, которые сами заимствовали эту идею из багажа Французской и Американской революций.


В итоге условие соблюдать права человека стало пунктом, который есть почти во всех основных документах ООН, а США и страны Евросоюза считаются эталоном следования ему и человеческой морали. Но реальность выглядит иначе, почему Украине и приходится сейчас брать на себя роль совести Европы, так как с ней не справляется Франция, которая могла бы на нее исторически претендовать.


В всех странах ЕС, за исключением отдельных партий, никто не признал оккупацию и аннексию Крыма РФ. Это свидетельствует о двух вещах: в ЕС следуют своим принципам, но не все двуногие в ЕС завершили эволюцию от обезьяны к человеку. Слова некоторых политиков из ЕС о том, что санкции против РФ неэффективны и не достигают своей цели нельзя однозначно трактовать как отступление от принципов. Возможно, это поиск иных инструментов воздействия на РФ. Альтернативой санкциям пока видится только война, начать которую эти политики не готовы, в отличие от правительств Великобритании и Франции, объявивших ее Гитлеру за оккупацию Польши, и начавших ее тоже с санкций. Но продажа немецкой фирмой «Сименс» газовых турбин РФ напоминает пояснения тех фирм США, которые продолжали торговать с СССР после его исключения из Лиги Наций за нападение на Финляндию, оправдываясь, что нельзя прекращать торговлю с человеком только из-за того, что он бьет свою жену. В 1939-1941 гг. произнести такое в США еще было возможно, но сегодня топ-менеджеры «Сименс» предпочитают оправдывать сделку с Кремлем своим неведением и излишним доверием к партнеру. Некоторый прогресс в этом виден, но процесс социальной эволюции от обезьяны в Германии явно еще далек от завершения.


Арест в мае 2016 г. в Италии украинского офицера Виталия Маркова и два года «суда» над ним наводит на мысль, что Римом опять завладели варвары с севера. Может быть, итальянская Фемида хочет подать иски к Великобритании, Польше и США за разрушения при изгнании с полуострова фашистов и гитлеровцев? Поразительно, что на фоне этого эпизода войны ни итальянские, ни европейские, ни международные правозащитные организации не обеспокоились системным похищением и вывозом в РФ ее гражданкой Елизаветой Глинкой (Сидоровой) в 2014-2015 г. детей из Донецкой и Луганской областей. В недавнем прошлом подобным занималось лишь ведомство Гиммлера, вывозя детей с арийской внешностью из Польши и Украины. Похищение спецслужбами РФ Станислава Клыха, Николая Карпюка и Павла Гриба вообще остается без внимания международных правозащитников и ООН, а аресты людей и «суды» над ними российскими оккупантами в Крыму и на Донбассе, которые сродни «судам» гестапо на оккупированных территориях, странно, но принимаются Советом по правам человека в ООН как нечто естественное, вместо исключения РФ из этого Совета ООН. Процесс деградации и коррупции среди чиновников ООН явно обгоняет сходные процессы в самых морально отсталых странах.


Логично, что при такой ситуации США и Израиль заявили о выходе и приостановке своего членства в данном Совет, обвинив его в ханжестве и лицемерии: грамотным людям сложно согласится с тезисом об оккупации евреями Иерусалима. Украине, у которой свой длиннющий список претензий к ООН, и особенно к ее Совету по правам человека, можно не спешить следовать их примеру. Украина имеет другой инструмент, который может позволить ей таки достучаться до умов и сердец чиновников ООН: это приостановление въезда в страну членов международных и национальных правозащитных организаций до тех пор, пока не будут освобождены все похищенные Россией граждане Украины, в том числе Балух, Кольченко и Сенцов, никогда не принимавших гражданства государства-оккупанта, а потому и не подсудных его «судам«.