Невероятная история безумной любви американского агента Даниэлы Грин (Daniela Greene) и немецкого боевика ИГ (запрещенная в России террористическая организация — прим. ред.) Абу Талха аль-Алмани.

«Думаю, на этот раз я реально влипла…» — писала Даниэла Грин адресату в США. Любовь, конечно, способна на все, но… Письмо Грин было отправлено из Ракки, которая тогда была сирийской столицей самопровозглашенного «халифата» Абу Бакра аль-Багдади, лидера «Исламского государства». Она приехала туда 10 днями ранее и вышла замуж за Дениса Кусперта (Denis Cuspert), или «Абу Талха аль-Алмани».

Ничто не предвещало того, что Даниэла Грин впишет свое имя в одну из самых темных и абсурдных страниц истории шпионажа. Она была не первой и не единственной женщиной, которая летом 2014 года была соблазнена джихадистом ИГ (организация тогда находилась на пике славы), а затем присоединилась к нему на территории движения. Тем не менее она оказалась первой и единственной (насколько нам известно), у кого имелся доступ к секретным материалам американских спецслужб.

Переводчица с немецкого

Когда война джихада и США только начиналась в 1997 году лидер «Аль-Каиды» (запрещенная в России террористическая организация — прим. ред.) Усама бен Ладен объявил войну, а в 2001 году в Нью-Йорке и Вашингтоне произошли теракты), родившаяся в Чехословакии Даниэла жила с родителями в Германии. Там она познакомилась с американским солдатом Мэтью Грином (Matthew Greene), вышла за него замуж и уехала с ним в Оклахому, когда его отозвали на родину.

После событий 11 сентября Даниэла Грин вела обычную жизнь жены военного. Она продолжила учебу, сначала в Лоутоне (Оклахома), а затем в Клемсоне (Южная Каролина), где в 2008 году получила степень по истории. Ее дипломная работа «Расовые мотивации французского коллаборационизма во время Второй мировой войны» касалась подъема антисемитизма и ксенофобии во Франции в период между двумя мировыми войнами и антисемитской политики Виши. Ее научный руководитель профессор Алан Грабб (Alan Grubb) посчитал, что она обладает блестящими навыками и впоследствии написал ей рекомендательное письмо для работы переводчицей в американском правительстве.

В те годы можно было сказать, что война по меньшей мере шла не так, как задумывалось. Организаторы терактов 11 сентября были ликвидированы или задержаны в Афганистане и Пакистане (бен Ладена устранили одним из последних в 2011 году), но президент Джордж Буш втянул Америку в непрекращающуюся череду конфликтов в Афганистане и Ираке. Джихадизм переживал расцвет, вербовал десятки тысяч боевиков и устраивал все новые теракты по всему миру. Федеральные власти США нанимали тысячи человек в рамках борьбы с терроризмом.

В 2011 году, через десять лет после начала этой войны, Даниэла Грин устроилась в Федеральное бюро расследований переводчицей со знакомого ей с детства немецкого. Она не была ни военной, ни полицейской, ни тем более шпионкой (насколько мы знаем), но даже гражданские контрактники должны получить доступ к делам, касающимся национальной безопасности. Папки с грифом «совершенно секретно» стали открыты для нее. В январе 2014 года ее назначили в управление ФБР в Детройте и поручили следствие по делу немецкого джихадиста, который впоследствии будет проходить по всем документам как «Субъект А». Речь шла о Денисе Кусперте.

Ганста-рэпер

В тот период «Исламское государство» отвоевало Эль-Фаллуджу, город в иракской провинции Анбар, где было создано это движение. Его основоположником стал иорданский джихадист Абу Мусаб аз-Заркави (настоящее имя Ахмед Фадыль Халейла), который прошел через лагеря «Аль-Каиды» в Афганистане. В 2003 году, через некоторое время после американского вторжения, он сформировал «Армию единобожия и джихада», которая стала впоследствии (с согласия возражавшего сначала бен Ладена) «Аль-Каидой в Ираке». Аз-Заркави удалось объединить в Эль-Фаллудже свой отряд и суннитских иракских повстанцев.

После нескольких побед и множества поражений, а также смены названий и лидеров, Абу Бакр аль-Багдади (настоящее имя Ибрахим Аввад Ибрахим Али Мухаммад аль-Бадри) взял на себя командование организацией в 2010 году и сумел придать ей новые силы после начала войны в Сирии. Его движение утвердилось в Ракке и начало подготовку к возвращению в Ирак. Дело в том, что ИГ сумело привлечь десятки тысяч иностранных боевиков в хаос сирийской войны. Оно так и осталось в первую очередь иракской суннитской организацией. В январе 2014 года ИГ отвоевало свою «колыбель» Эль-Фаллуджу, а 10 июня взяло свою «столицу» Мосул, где 29 июня был провозглашен «халифат». После этого Денис Кусперт присоединился к ИГ и присягнул на верность аль-Багдади.

К тому моменту он уже успел стать знаменитостью среди радикальных исламистов. Его отец был иммигрантом из Ганы, однако того выдворили из Германии через некоторое время после рождения сына. Поэтому он рос там с матерью-немкой и ее вторым мужем, американским офицером. В неспокойные юношеские годы Кусперт вступил в банду «36», которая состояла из детей иммигрантов и устраивала потасовки с неонацистскими группами. Сначала он побывал в центрах содержания для несовершеннолетних, а потом и в тюрьмах за насильственные действия и наркоторговлю. Там он открыл для себя рэп. С 2002 по 2010 год он был гангста-рэпером Deso Dogg, который познал свой миг славы и даже выпустил альбом. Другими словами, первое десятилетие мирового джихада никак не коснулось его.

Как часто бывает в джихадизме, его обращение в джихад оказалось быстрым и решительным. После чуть не унесшей его жизнь аварии Денис Кусперт похоронил Deso Dogg и принял ислам под именем Абу Малик. Он вступил в исламистскую группировку под названием «Настоящая вера» и перешел на религиозные песнопения «нашиды». Он воспевал исламистских боевиков в Афганистане, Сомали и Чечне и даже опубликовал видео с нашидом об Усаме бен Ладене.

Больше радикальности

Его деятельность, разумеется, не осталась незамеченной. Немецкие спецслужбы взяли его под наблюдение. Его задержали за хранение оружия, но он отделался штрафом. Никаких дополнительных мер против него не приняли даже после того, как албанец из Косова Арид Ука (Arid Uka), который убил двух американских военных в аэропорту Франкфурта, признал, что на него оказали большое влияние послания и песни Абу Малика. В конечном итоге Кусперт отправил на телеканал «ЦДФ» (ZDF) видео с призывом к джихаду и терактам в Германии. На этот раз он окончательно сжег мосты с родной страной.

Несмотря на полицейский надзор, Кусперту удалось уехать из Германии в исламистские тренировочные лагеря в Египте и Ливии. В 2013 году он вновь появился в Сирии в составе салафитской группы «Джунд аш-Шам» (запрещенная в России террористическая организация — прим. ред.). Абу Малик взял «боевое имя» Абу Талха аль-Алмани. В своих видео он призывал всех мусульман объединиться против власти Башара Асада.

Несколько месяцев спустя аль-Алмани присоединился к ИГ, и его заявления стали еще радикальнее. Он советовал тем, кто хочет присоединиться к джихаду, вступать в ряды «Исламского государства», а не Свободной сирийской армии, потому что ИГ хочет установить шариат, а не демократию, как ССА. Наконец, он призывал уже не к разделению мусульман и «неверных», а к завоеванию и уничтожению последних. В видео присяги аль-Багдади в апреле 2014 года аль-Алмани обещает, что «ИГ продолжит строить государство, пока не дойдет до Вашингтона», и тогда «о, Обама»… На этих словах он проводит пальцем по горлу, суля расправой американскому лидеру.

Власти сели в лужу

Нам неизвестно, когда Даниэла Грин впервые контактировала с Денисом Куспертом. Источником всех сведений с американской стороны стали рассекреченные отрывки из слушаний Грин в вашингтонском суде, который представил журналист «Си-эн-эн» (CNN) Скотт Гловер (Scott Glover) в мае 2017 года. Даниэла, ее родственники и даже адвокат не общаются с прессой, после того как она подписала с американскими властями соглашение о сокращении наказания. Таким образом, эти отрывки из слушаний представляют собой единственное свидетельство невероятной шпионской любовной истории, которую долго скрывали от СМИ, поскольку она выставляет ФБР и все американские власти в, мягко говоря, не лучшем свете.

В Детройте Даниэла Грин работала над делом аль-Алмани с января 2014 года. Она установила номера его телефонов, а также страницы в соцсетях, в том числе два аккаунта в «Скайп». Все это отмечается в ее докладах. Тем не менее, если верить документам суда, она поддерживала прямой диалог с джихадистом через третий аккаунт в «Скайп», о котором ничего не сообщила руководству.

11 июня 2014 года Даниэла составила заявку на выезд из страны, которая обязательно подается всеми сотрудниками спецслужб, когда они отправляются за границу. Она поставила галочку в графе «отпуск/личные причины», уточнив, что хочет «навестить родственников». То есть поехать к родителям в Мюнхен.

Даниэла Грин даже не посчитала нужным зарезервировать билет до Мюнхена, чтобы замести следы. 23 июня она вылетела в Стамбул, а потом отправилась в Газиантеп, который служил перевалочным пунктом для всех джихадистов, которые стремились присоединиться к ИГ. По документам суда, она контактировала с «Субъектом А», который отправил посредника, чтобы помочь ей перейти сирийскую границу. Она прибыла в Ракку и сразу же вышла за него замуж. Свадьбу сыграли в неделю провозглашения «халифата».

Засекреченная история

Так что же происходило в голове Даниэлы Грин, супруги солдата и сотрудницы американских спецслужб? С учетом того, что она сама ничего об этом не говорила, а официальная версия событий была по большей части засекречена, сформировать четкую картину довольно непросто. Насколько нам известно, речь действительно идет об истории любви. О безумном порыве. Один из немногих известных материалов касается нескольких электронных писем, которые Даниэла отправила в июле американскому адресату, чье имя держится в тайне. Было рассекречено три отрывка.

8 июля 2014 года: «Я была слаба и не знала, что делать. Думаю, на этот раз я действительно вляпалась».

9 июля 2014 года: «Я уехала и не могу вернуться. Я в Сирии. Иногда я надеюсь, что у меня получится вернуться. Я даже не знаю, что делать, если бы я попыталась. Я живу в очень грубой среде и не знаю, сколько времени еще продержусь, но это неважно. Сейчас уже слишком поздно».

22 июля 2014 года: «Не знаю, сказали они тебе, что меня, вероятно, надолго закроют, если я вернусь. Такова жизнь. Я хотела бы все вернуть. Даст Бог, у меня получится…»

4 августа 2014 года Даниэла Грин вернулась в США. 8 августа ее задержали и отправили в тюрьму. Нам неизвестно, когда американские власти осознали предательство переводчицы ФБР, однако распоряжение о ее розыске было подписано 1 августа, через пять недель после отъезда из США.

Посреди поля трупов

В июле, когда влюбленная парочка, наконец, встретилась в Ракке, Денис Кусперт не сидел без дела. Он не сражался и никого не убивал, а стал пропагандистом ИГ в социальных сетях. В частности он занимался там вербовкой неарабов и публиковал множество видео, говорят в Институте исследований СМИ Ближнего Востока. Так, в июле он появился на видео в окрестностях Хомса, которое было снято после захвата месторождения газа. На нем он прогуливается по полю трупов и даже пинает один из них. Месяц спустя он появился в ролике из Дейр-эз-Зора после убийства людей из одного суннитского племени. Там он предстает в еще более кровавой обстановке и, в частности, потрясает чьей-то отрубленной головой.

Что касается вернувшейся Грин, в ее истории хватает темных пятен. Прежде всего, это касается ее поведения. Даже если она на самом деле хотела по любви выйти замуж за Дениса Кусперта, неужели она не боялась, что ее могут взять в заложники или убить по прибытии в Ракку? Почему она была уверена, что сотрудницу ФБР примут как обычную жену? И как она представляла себе тогда (ей было 38 лет) будущую жизнь в джихадистском «раю»?

Позиция ИГ тоже вызывает удивление. Организация просто согласилась принять возлюбленную Дениса Кусперта или же рассчитывала воспользоваться перебежчицей, чтобы нанести удар по американским врагам? Почему в Ракке ей предоставили доступ к компьютеру и позволили отправлять письма в США? Как и почему ей дали уехать из Сирии? С учетом тоталитарного и параноидального характера движения, которое расправляется с сотнями собственных сторонников при малейшем подозрении, история Грин вызывает немало вопросов.

Сокращение срока

Через три месяца после возвращения Грин довольные ее готовностью сотрудничать американские власти потребовали засекретить обвинительное заключение. Возможно, Вашингтон и ФБР хотели попросту избежать расследований и саркастических замечаний СМИ, однако прокурор утверждает, что «информация о задержании обвиняемой и выдвинутых против нее обвинениях могла бы создать непосредственную угрозу для свидетелей и других лиц, а также поставить под вопрос расследование». Дальнейших уточнений от него не последовало.

Шесть месяцев спустя, 17 апреля 2015 года, после целой череды конфиденциальных допросов и тайных слушаний в суде прокуроры пришли к заключению, если верить опубликованным «Си-эн-эн» документам. Заместитель прокурора Томас Гиллис (Thomas Gillice), который занимался вопросами национальной безопасности в вашингтонской прокуратуре, отметил, что Грин «поставила под угрозу национальную безопасность, подставив себя и свои знания деликатных вопросов под воздействие террористических организаций». В то же время он подчеркнул, что «ее успешное бегство из региона, а также то, что она, по всей видимости, не разгласила эти сведения, можно считать удачей или недостатком рассудительности террористов».

Грин признала вину и «попыталась исправить ошибки и вновь помочь своей стране», вступив в «значительное и существенное» сотрудничество. В связи с этим Гиллис запросил для нее сокращение срока. Если судить по аналогичным случаям, которые были связаны с ИГ, но даже не касались предательства государственного ведомства, Даниэле грозило 10-15 лет тюрьмы. Она же отсидела всего два года.

Умная и наивная

Ни Денис Кусперт, ни ИГ не упоминали об этой невероятной саге. США внесли аль-Алмани в список террористов, которые подлежат нейтрализации в первую очередь, не упоминая, что он — супруг сотрудницы одной из американских спецслужб. В 2015 году они заявили, что он погиб в результате авиаудара по Ракке, но в 2016 году признали, что он выжил.

В конечном итоге уже ИГ сообщило 18 января 2018 года о кончине своего берлинского пропагандиста 17 декабря 2017 года «после дневной молитвы» в сирийском городе Гаранидж. Движение пафосно отдало ему дань памяти за «непреклонность в борьбе и готовность командовать, несмотря на страшные раны, подготовку планов битвы, ведение боев», а также за роль «основателя» информационного центра «Аль-Хайят», который служит инструментом пропаганды ИГ на других языках, помимо арабского.

В этом году война джихадистских организаций и всего мира во главе с США пошла уже на третий десяток лет. После разоблачений «Си-эн-эн» по этому делу в ФБР ограничились словами о том, что приняли «различные меры для установления и ликвидации уязвимостей в области безопасности».

Даниэла Грин в свою очередь пропала из поля зрения. Ознакомившемуся с материалами суда журналисту Скотту Гловеру удалось всего лишь узнать от нее, что она работает «официанткой в баре гостиницы» и не хочет говорить с ним, чтобы «не подвергать семью опасности». Ее адвокат называет ее одновременно «умной и наивной женщиной», «искренне сожалеющей» о содеянном. Журналистам «Нью-Йорк пост» удалось найти ее в городе Сиракузы (штат Нью-Йорк), однако она отказалась давать комментарии, натянула на голову капюшон, чтобы ее не сфотографировали, и исчезла в белом «Субару» вместе со своими секретами.