Ровно десять лет назад Россия напала на Грузию. Как мы сейчас видим, нападение ознаменовало начало нового этапа наступления российского империализма. Этапа, на котором Москва стала обращаться не только к угрозам, экономическому или энергетическому давлению и действиям в духе принципа «разделяй и властвуй», но и к военным аргументам, нанося удары по своим соседям. Одним из первых это понял покойный Лех Качиньский (Lech Kaczyński), который произнес в Тбилиси памятную фразу: «Сегодня Грузия, завтра Украина, а послезавтра, возможно, придет черед моей страны, Польши».

Россия до сих пор оккупирует два района Грузии: Абхазию и район Цхинвали (грузины считают, что определение «Южная Осетия» искажает реальность и служит оправданию российского вторжения). Надежды на то, что ситуация изменится, невелики: Запад делает вид, что проблемы не существует, а друзья Грузии слишком слабы, чтобы ей помочь. Грузины думают о том, как форсировать события: они хотят вступить в НАТО и в первую очередь в Европейский союз, а чтобы добиться этой цели не акцентируют тот факт, что Россия оккупирует 25% их территории. Даже лозунг августовских мероприятий, посвященных годовщине войны, сформулирован осторожно и не отсылает напрямую к теме территориальной целостности. Он звучит так: «Для мира и безопасности».

Оба оккупированных региона между тем приходят в упадок. В районе Цхинвали живет сейчас 20 тысяч человек, в крупных селах население сократилось с нескольких тысяч до нескольких сотен жителей. Грузины уезжают в Грузию, а бедные горные отрезанные от мира территории не привлекают новых поселенцев. Зато там становится все больше приезжающих на новые базы российских военных, в районе Цхинвали их сейчас около 10 тысяч.

Вспомнили о годовщине войны и приехали поддержать грузин только представители стран, которые сами сталкивались с российским империализмом: Польши (глава МИД Яцек Чапутович (Jacek Czaputowicz)), Литвы, Латвии и Украины (министры иностранных дел Линас Линкявичюс (Linas Linkevičius), Эдгар Ринкевич (Edgars Rinkēvičs), вице-премьер Павел Розенко). Они заявили, что всецело поддерживают суверенитет и территориальную целостность Грузии, а также посетили контрольно-пропускной пункт в Одзиси, находящийся всего в 45 минутах езды от Тбилиси. В ходе короткой презентации грузины рассказали, что россияне продолжают укреплять «границу», строя заграждения с колючей проволокой, и сносят грузинские дома.

Последнее десятилетие показало, какое огромное значение имеют взаимоотношения независимых государств на постсоветском пространстве, а также в Восточной, Центральной и Южной Европе. Если бы не Лех Качиньский, российские танки могли бы войти в Тбилиси, а если бы не инициатива польских дипломатов, грузины, скорее всего, встречали бы годовщину российского вторжения в одиночестве (о визите представителя Франции, разумеется, не было и речи, хотя десять лет назад Саркози играл активную роль).

Поддержка Польши, Украины и стран Балтии на первый взгляд ничего не меняет, но на самом деле она очень важна: потенциальная жертва России не чувствует себя одинокой, а это много значит. Наша солидарность, конечно, хрупка и далека от идеала, но другой нет. Если бы не активная политика Варшавы, у нас не было бы и этого. Наша историческая роль заключается сейчас не только в том, что мы стараемся быть самостоятельными, но и в том, что наша самостоятельность позволяет чувствовать себя таковыми нашим более слабым соседям.

Главный урок, который извлекла Польша из грузинской (а также украинской) войны, связан также с военной сферой: нельзя отдавать ни клочка земли, нельзя отходить «за реку», ведь если Москва один раз что-то получит, она никогда этого не отдаст. Оккупация небольшого фрагмента территории позволяет изувечить страну и надолго лишить ее возможности нормально функционировать, не утруждая себя захватом всего государства.