По мере того, как возглавляемая США коалиция сворачивает свою борьбу против «Исламского государства» (организация запрещена в РФ — прим. ред.) на северо-востоке Сирии, аналитики предупреждают, что нежелание Вашингтона выделять ресурсы на стабилизацию региона может позволить России и Ирану нарастить влияние в стране.

Коалиционные силы приближаются к последнему бастиону наемников «Исламского государства» — расположенному недалеко от иракской границы городу Хаджин. После того, как боевики будут разгромлены, следующей задачей будет обеспечение гражданского населения продовольствием и услугами, разминирование городов, репатриация миллионов беженцев и восстановление правопорядка на обширных территориях страны.

Но президент Дональд Трамп указал, что Соединенные Штаты не будут играть широкой роли в восстановлении Сирии.

В начале этого года Трамп приказал Госдепартаменту заморозить средства в размере около 200 миллионов долларов, предназначенные для восстановления Сирии. А Конгресс не смог включить в законопроект этого года об оборонной политике поддержанное Сенатом положение, которое давало бы Пентагону 25 миллионов долларов в год и расширило бы полномочия для поддержки усилий по стабилизации в регионе.

«В оказании помощи для стабилизации есть немало плюсов, — говорит Уилл Тодман, научный сотрудник программы по Ближнему Востоку Центра стратегических и международных исследований, — Это помогает предотвратить возвращение к тем же условиям, которые привели к росту ИГИЛ… и это дает США место за столом переговоров и, вероятно, более широкое право голоса в ходе обсуждения будущего Сирии».

Тодман добавил, что нежелание Трампа подключаться к этому процессу оставит США «очень мало рычагов влияния в Сирии».

Ориентировочная стоимость восстановления Сирии составляет более 250 миллиардов долларов. По данным Организации Объединенных Наций, 13,1 миллиона сирийцев нуждаются в помощи, из которых 6,6 миллиона являются находящимися внутри страны перемещенными лицами. И 5,6 миллиона человек выехали из Сирии с 2011 года в поисках безопасного места в Ливан, Турцию, Иорданию и другие страны.

Но ряд других экспертов утверждают, что для того, чтобы играть какую-либо значительную роль в процессе продвижения Сирии вперед, Соединенным Штатам придется выделить значительно больше ресурсов и войск, не получая чего-либо существенного взамен.

«Все это создает отличный фон, но когда дело доходит до того, чтобы направить сухопутные войска и подвергнуть опасности американские жизни, вы должны спросить: каковы стратегические интересы США?» — говорит директор Центра внешней политики при Фонде «Наследие» Люк Коффи.

Дело в том, говорит он, что влияние Соединенных Штатов распространяется лишь на небольшой кусок территории на северо-востоке Сирии, где действуют поддерживаемые США сирийские демократические силы (группировка состоит в основном из сирийских курдов и арабских бойцов — прим. автора).

Турция активно действует на северо-западе вблизи провинции Идлиб, в то время как в остальной части страны доминируют русские и сирийские правительственные силы.

Уилл Тодман сказал, что неясно, какие преимущества получат Россия и Иран, закрепив свою власть над Сирией. Страна разорена многолетним конфликтом, а у России и Ирана нет ни ресурсов, ни желания самостоятельно финансировать ее восстановление.

«Финансирование восстановления — это… по сути, способ вознаграждения [президента Башара Асада], даже несмотря на то, что США последовательно призывали к его свержению с самого начала конфликта, — сказал он. — Это также поможет сделать Сирию более ценным стратегическим активом для таких противников, как Россия и Иран».

По словам одного из сотрудников Комитета по вооруженным силам Палаты представителей, администрация Трампа в настоящее время пересматривает роль США в деятельности по стабилизации региона.

По словам Мелиссы Далтон, старшего научного сотрудника Центра стратегических и международных исследований, озабоченность по поводу роли министерства обороны в стабилизации отчасти связана с опытом США в Ираке и Афганистане.

«Существует постоянная озабоченность насчет провала миссии, — говорит Далтон. — У минобороны действительно очень слабый послужной список миссий по всеобъемлющей стабилизации, которые, к сожалению, не дали стабильных результатов».

Коффи сказал, что как только возглавляемая США коалиция выведет те немногочисленные войска, которые остаются на северо-востоке Сирии, то бремя восстановления, скорее всего, ляжет на местные органы власти, сирийский режим и сирийские демократические силы.

По словам Далтон, сирийские демократические силы скорее всего заключат сделку с Асадом по поводу того, как управлять восточной частью страны. Но чем больше США отстраняются от ведущей роли в организации этой сделки, тем меньше рычагов влияния будет иметь группировка оппозиции против Асада и его союзников, Ирана и России.

«Самый отвратительный факт заключается в том, что Асад одержал победу в этой гражданской войне», — сказала Далтон.

Лара Селигман — корреспондент «Форин полиси» в Вашингтоне.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.