Чуть более года назад американский репортер и колумнист Джеймс Кирчик, автор книги «Конец Европы: диктаторы, демагоги и грядущий темный век», проделал большой труд и в обширном материале в издании «Политико» обосновал, почему и как российский президент Владимир Путин хочет разложить Европейский союз, а также весь «западный мир».

Его статья — это длинный перечень пунктов, в которых автор постарался обосновать теорию о том, что за каждой политической силой, которая не поддерживает очень специфическую линию либеральной демократии, безусловно, стоит, как всемогущий кукловод, именно российский президент. Кирчик утверждает, что Кремль готов сотрудничать с любой политической фракцией, которая вписывается в его масштабный проект «ревизионистских целей».

Каковы конечные цели российской политики? Сломить Запад, начав с развала Европейского союза. Зачем? Чтобы расширить сферу российского влияния на страны, где российское, точнее советское, влияние было очень сильным или всеобъемлющим. В плане идеологии речь идет о крестовом походе против либеральной демократии, которую, по словам американского репортера, вероятно, должна сменить демократия нелиберальная.

Уже на этом этапе некоторые вещи начинают друг другу противоречить. Ведь если российская цель — борьба с либеральной демократией, то русские выстраивали бы дружественные отношения исключительно с противниками этой идеи, не так ли? Это имело бы смысл. Однако при взгляде на российскую политику создается совершенно другое впечатление. Россия не выбирает контакты, встречи и партнеров, а заявляет о себе там, где для этого есть возможность, и сегодня таких возможностей у нее довольно немного.

Когда, например, немецкий канцлер Ангела Меркель, которая отнюдь не является противником либеральной демократии, хочет оказать незначительную поддержку бизнес-проектам с Россией, к примеру, проекту «Северный поток — 2», то для нее очень быстро находят время в Москве, Сочи и вообще где угодно. Путин немедленно едет в Берлин, чтобы побеседовать с канцлером, занимающим свой пост многие годы, на конкретные темы, вместо того, чтобы ехать в штаб-квартиру «Альтернативы для Германии» или еще куда-то.

Кстати, что касается «Альтернативы для Германии», немецкой правой партии, которая пользуется все большей популярностью, то, как утверждают, за ней тоже «стоит Россия». Подобные заявления не удивляют. Не потому, что они точны (это не так), а потому, что в современной Европе совершенно невозможно существование движения, партии или другого политического объединения, действующего в разрез с установленными правилами, без того, чтобы его не объявили российским проектом.

«Альтернатива для Германии» не исключение. В мае текущего года немецкое государственное информационное агентство «Дойче велле» сообщило, что в 2017 году члены «Альтернативы для Германии» побывали в России на «российские деньги» и посетили таинственный благотворительный ужин. На частном самолете в Россию доставили бывшего лидера «Альтернативы для Германии» Фрауке Петри, ее супруга Маркуса Претцелля, еще одного представителя «Альтернативы для Германии», и Юлиана Флака.

Норберт Роттген из Христианско-демократического союза Германии потребовал объяснений, упирая на то, что путешествие обошлось приблизительно в 25 тысяч евро. Претцелль ответил, что поездка была неофициальной. Кто именно за нее заплатил, не оглашается, но немецкие СМИ утверждают, что эта история убедительно доказывает: за движением «Альтернативы для Германии» стоит Россия.

Кто и с какой целью пригласил этих троих в Россию неизвестно, но это может быть кто угодно, поддерживающий их воззрения. Даже если на поездку действительно потрачено 25 тысяч евро (что не подтверждено), вряд ли эти деньги могут изменить ситуацию в Германии. Так или иначе речь идет о мизерных «стимулах», если сравнивать их, например, с теми миллионами и миллионами долларов, которые американские организации и аналитические центры, по-видимому, тратят в год на поездки единомышленников, участвующих в гала-вечерах и мероприятиях политического характера.

Несмотря на это, представитель немецкой партии зеленых Омид Нурипур так отреагировал на означенное разоблачение: «Впервые публично раскрыта связь между Россией и „Альтернативой для Германии", которую мы подозревали все это время. Это фатально и шокирующе. „Альтернатива для Германии" — инструмент Путина в немецком парламенте».

Есть ли в России сторонники «Альтернативы для Германии»? Несомненно, однако, возможно, еще больше их во Франции, Италии или Швеции. Крайне абсурдно утверждать, что России удалось «создать» «Альтернативу для Германии», несмотря на тот факт, что Германия больше других стран мира «напичкана» американскими шпионами, как и говорить, что они просто «не заметили» поездки этих троих в Россию.

Если были бы доказательства российской причастности, то они сыпались бы уже со всех сторон. Почему? Потому что это было бы неизбежно. Если бы все это (что Россия действительно координирует всю западную оппозицию) было правдой, то мы имели бы дело с невиданной прежде операцией, и утаить ее просто не удалось бы. Логика подсказывает, что связь с «Альтернативой для Германии» очень посредственна. Но какое дело до логики и здравого смысла какому-нибудь Нурипуру, который уверен, что за всем кроется не кто иной, как сам Владимир Путин?

Другое имя, которое часто упоминается в контексте тандема с Путиным, — это имя венгерского премьер-министра Виктора Орбана. Орбан, как утверждается, является (еще одной) правой рукой Путина, которая добивается развала Европы и хочет поставить западный мир на колени. Неужели российскому лидеру удалось привести своего человека к власти в Будапеште? На самом деле нет. Если углубиться в хронологию, то можно (пусть даже несколько театрально) сказать, что тогда уж Обран привел к власти Путина, ведь Путин возглавил страну только в 2000 году, а Орбан занимал пост венгерского премьера еще в 1998 году (до 2002 года, а затем снова с 2010 по настоящее время).

Орбан определенно не «дружит» с либеральной демократией и никогда ей не симпатизировал. Многие цитируют его речь, произнесенную в 2014 году, когда он, в частности, сказал: «Влияние американской мягкой силы уменьшается, а либеральные ценности сегодня представляют собой коррупцию, секс и насилие».

Не Путин вложил ему в уста эти слова. Просто таково мнение типичных консерваторов, которых много не только в Венгрии или Европе, но и вообще в мире. В той же речи Орбан почти предсказал будущее, заявив, что вскоре начнут происходить глобальные изменения, которые затронули и США. Всего через два года победу на президентских выборах там одержал Дональд Трамп (еще одна фигура со схожими воззрениями). Как только он появился, тут же заговорили: «Неужели за ним стоит Путин?»

Впоследствии эта история превратилась в длинную американскую мыльную оперу, серии которой уже никто не считает. Однако сколько бы враги Трампа ни утверждали, что Россия помогла ему победить на выборах (конкретные доказательства все еще «в пути»), они по-прежнему не в состоянии признать, что в Америке предостаточно людей, которые мыслят, как Трамп, Орбан… и Путин.

Реальность может быть неудобной, в особенности когда она напрямую противоречит чьим-то глубоко личным воззрениям на мир и на политику. И когда осознание этого противоречия превращается в параноидное отрицание реальности, возникает проблема, причем большая.

Что касается вообще европейско-российских отношений, то недавно большое внимание привлек французский президент Эммануэль Макрон, который несколько раз заявил, что Европейский союз больше не может зависеть от американской поддержки в сфере безопасности и что ЕС должен заняться укреплением «стратегических отношений» с такими странами, как Россия и Турция. Итак, Макрон хочет укрепления европейской независимости, но, похоже, к этой мысли его подтолкнул исключительно тот факт, что у власти в США находится непредсказуемый и не слишком дипломатичный Дональд Трамп. А что если бы у власти оказалась Хиллари Клинтон? Придерживался бы Макрон подобного мнения? Вряд ли.

По-настоящему интересно в этой новой позиции французского президента именно отношение к России. Вчера Макрон посетил Швецию и дал там большое интервью на радио, затронув тему предстоящих шведских парламентских выборов (9 сентября), а также отношений с Россией. «Я уважаю Владимира Путина и являюсь одним из тех, кто считает, что мы должны создать новые подходы к безопасности с Россией, нам необходимы дискуссии с Россией. Но мечта Путина — демонтировать ЕС», — заявил Макрон.

У Макрона интересная позиция: он предлагает нечто очень важное (формирование новой системы безопасности и обороны в Европе) и хочет достичь этого вместе с Россией, которая, по его мнению, мечтает уничтожить эту объединенную Европу? Не опасно ли его намерение? Так или иначе это уникальное и интересное мнение, правда, наверное, несколько бессмысленное. Или Макрон, осознавая, что предлагать создание чего-либо — уж тем более новой «системы» — вместе с Россией не популярно, упомянул о мечтах Путина, чтобы принятым в политике образом защитить себя от вала критики?

О чем мечтает Путин, сказать трудно, хотя Макрон утверждает, что знает его мечты. Мы же, все остальные, можем руководствоваться тем, что Путин говорит открыто. Последние заявления на тему взаимоотношений России и Европы он сделал во время недавнего визита в Австрию. В интервью австрийскому телеканалу ОРФ Владимир Путин отметил: «У нас нет никаких целей что-либо и кого-либо разделять в Евросоюзе. Мы, наоборот, заинтересованы в том, чтобы Евросоюз был единым и процветающим, потому что Евросоюз — наш крупнейший торгово-экономический партнер. Зачем нам раскачивать Евросоюз, чтобы нести какие-то дополнительные убытки, издержки либо недополучать возможную выгоду от сотрудничества с Евросоюзом? Наоборот, нужно наращивать взаимодействие с Евросоюзом. Мы стараемся сотрудничать с теми, кто сам публично заявляет о готовности и желании сотрудничать с нами. Только в этом ищите причину каких‑то контактов на политическом и партийном уровне наших политических партий, формирований, каких-то движений и европейских».

Вот что публично говорит Путин и, вероятно, его тайные «мечты» не очень расходятся со словами. Президент России осознанно подчеркивает, говоря об укреплении сотрудничества с Европой, что хочет, чтобы Европа обрела максимально независимую от США позицию. Именно сейчас это в определенном смысле происходит.

Тогда зачем Путину добиваться демонтажа Европейского союза? Разве не контрпродуктивно это для России, которая в последние годы свела значительную часть своей внешней политики к ожиданию более благоприятного политического климата для себя? И то, что Россия предпочитает тех, кто, как говорит сам Путин, готовы к сотрудничеству с ней, совершенно разумно и оправдано. Что, кто-то мешает поборникам либеральной демократии немного смягчить риторику и самим переключиться на сотрудничество с Россией на благо обеих сторон? Подобная идея уже посещает многих, что подтверждает и Макрон, и Меркель, и для Европы это хорошо.

Что в итоге будет с Европой, вопрос открытый. Политическая сцена явно меняется, становясь где лучше, где хуже, а эскалация напряженности, которая сейчас, например, царит в немецком Хемнице, несомненно, может повлиять на целый континент. Однако что бы ни случилось, это случится в первую очередь по вине Европы и европейцев, а не из-за мечтаний Путина, какими бы они ни были.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.