В Швеции это предсказывали почти все, теперь в этом уже нет никакого сомнения: правопопулистские «Шведские демократы» побеждают на парламентских выборах, хотя их результаты и не совсем достигли прогнозов летних месяцев. И наоборот — социал-демократы опустились на исторически низкий показатель, а у консервативно-буржуазной «Умеренной коалиционной партии», партнера ХДС, тоже наблюдается явное снижение.

В воскресенье не оправдались самые худшие опасения, потому что давно зарекомендовавшие себя партии смогли в предвыборные недели в последний момент обрести почву под ногами. И все же остается открытым вопрос: что пошло не так в стране, которой многие в мире восхищались за ее уровень благосостояния и социальную систему, в которой низкий уровень безработицы и которая считается образцом равноправия?

Причины успеха «Шведских демократов» похожи на причины роста популярности немецких правых популистов из АдГ. Обе партии живут в основном за счет отказа от беженцев и мигрантов, обе партии используют тоску по прошлому, в котором якобы была ясная национальная идентичность, было больше порядка и меньше криминала. И обе партии обращаются к избирателям, среди которых есть как разочарованные и озабоченные, так и расисты и экстремисты.

Иметь дело с такой политической повесткой дня и с ее сторонниками в Швеции было непросто не только красно-зеленому правительству, но и значительной части общества. Кое-чему из этого, вероятно, можно поучиться и в Германии.

После выборов явно обозначились три проблемы:

Миграция вытесняет другие проблемы

Во-первых: Дебаты о миграции перешли и на другие политические вопросы. И хотя дискуссии шли о криминале или о системе здравоохранения, двух других важных темах во время шведской предвыборной борьбы, в конечном счете речь свелась к миграции, к опасениям, что этнические чужаки в стране совершают больше преступлений и кроме того очень активно пользуются услугами системы здравоохранения. СМИ эту тенденцию в большинстве случае только усиливали.

Поэтому для того, чтобы действительно пробиться со своими собственными темами, другие партии должны начать смело заниматься всеми связанными с миграцией вопросами и идти за правыми популистами. В Швеции это не так хорошо удалось, другим важным темам было уделено недостаточно внимания.

Стратегии по дискриминации не сработали

Во-вторых: На депутатов, которые вошли в парламент на законных основаниях, не стоит длительное время смотреть как прокаженных, а надо включать их в систему политической ответственности как и других оппозиционных политиков. «Шведские демократы» впервые вошли в Стокгольмский риксдаг в 2010 году с 5,7%, а через четыре года они уже имели 12.9%.

Самое позднее сейчас другим народным представителям следовало бы снять защитные маски и перчатки. Вместо этого они продолжают и дальше считать правых популистов нечистыми — и тем самым дискриминируют и их избирателей, не самую малую часть шведского общества. Результатом этого стал дальнейший рост «Шведских демократов».

Свысока и как избранные

В-третьих: ссылки на то, что «Шведские демократы» уходят корнями в неонацистское движение страны, относилось к ритуалу политической дискриминации. Очевидно, что это прошлое интересует все меньшее количество людей.

Причиной этого могло быть, прежде всего, то, что «Шведские демократы» постоянно избавлялись от экстремистов в своих рядах. Тем самым они создали своего рода противоположную историю, от которой все упреки в нацизме и расизме буквально отскакивали. В этом пункте какой-либо четкой аналогии к ситуации в Германии не может быть, поскольку сначала следует выяснить, вернется ли АдГ опять к политическому центру или сдвинется дальше к правому флангу.

В общем Швеция показала себя страной, в которой большинство людей надеялось, что они смогут лишить «Шведских демократов» моральной основы. Однако то, что было задумано как ясная позиция, как демонстрация приличия и разума, растущая численно группа восприняла как поведение свысока и с точки зрения избранных. Отсюда следует сделать вывод и для местных дебатов: в политике мораль является рискованной материей, которую следует применять очень осторожно.

Однако между правыми популистами в Швеции и в Германии все же существует большое различие. У «Шведских демократов» есть глава партии, который уже давно на этом посту и все еще выглядит как живущий по соседству приветливый отец семейства. Джимми Окессон (Jimmie Åkesson) возвысил этот безобидный вид до стратегии, что определенно помогло его успеху.

Пожалуй, труднее всего выступить против человека, который выглядит так же приветливо как и сине-желтый цветочек на логотипе его партии. В Германии можно только надеяться, что АдГ не поставит во главе партии человека типа Окессона.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.