В августе в России прошла очередная «военная олимпиада» (так называемые Армейские международные игры 2018) и военно-техническая выставка «Армия-2018»), а всего через несколько дней начнутся военные учения «Восток-2018», самые масштабные со времен окончания холодной войны. И эти, и другие события для общественности освещает сама российская армия, и то, как она это делает, может многое рассказать о ее информационной и медиа-стратегии, которая сегодня, несомненно, является одной из лучших в мире.

Однако уже в самом начале стоит подчеркнуть, что настоящая статья не станет очередным образчиком столь популярного сегодня жанра исследования российской пропаганды, то есть того, что автоматически называют «дезинформационной кампанией» или «информационной войной». Сегодня эта тема увлекает и приковывает к экранам многих, но порой начинает казаться, что из пустого переливают в порожнее, а некоторые эксперты продолжают повторять прежние ошибки. Они, в частности, склонны воспринимать всю российскую медиа-сферу как некий «монолит», которым централизованно управляет Кремль.

Подобные представления очень далеки от истины. Кремль, конечно, значительно влияет на российские СМИ (часто даже давит), и тем не менее неправда, что все российские СМИ твердят одно и то же. Зарубежный читатель или зритель, начав вникать в эту сферу, удивится, насколько пестрая мозаика ему открывается. Знаменитый Sputnik, строгий ТАСС, бульварная «Правда» и, как правило, очень профессиональный «Коммерсант» — это далеко не все, и спектр мнений, стилей и форматов прессы и других СМИ в России очень широк.

Однако почти все российские СМИ объединяет то, что в них есть специальная рубрика, посвященная вооруженным силам, вопросам обороны и безопасности. Для западных СМИ это нетипично. Разумеется, существуют СМИ, которые специализируются исключительно на этой проблематике. Среди них не только журналы, но и, например, газета «Красная звезда» и «Военно-промышленный курьер», а также телеканал «Звезда», подконтрольный непосредственно Министерству обороны.

Те, кто ожидал бы от этих СМИ неустанной кремлевской пропаганды, по-видимому, останутся крайне разочарованными, поскольку подобного рода материалы встречаются в них очень редко. Эти СМИ ориентируются на специалистов и любителей, то есть на профессионалов и всех интересующихся данной проблематикой, однако широкая общественность тоже является частью их аудитории. Непосвященных может удивить, насколько острые дискуссии и критические мнения о российских вооруженных силах и ВПК иногда передает, например, упомянутый «Военно-промышленный курьер». А вот телеканал «Звезда», напротив, порой используется для презентации последних новинок и ранее засекреченных данных.

Среди любителей огромной популярностью пользуется цикл «Военная приемка», отдельные программы которого посвящены разным типам российской военной техники, родам войск и необычным операциям. По сути это идейное продолжение очень популярного более раннего цикла «Ударная сила», в котором зрителям впервые показали массу прежде засекреченных кадров, снятых во время испытаний советской техники. Иногда демонстрируемое оружие было по-настоящему странным. И например, огромный резонанс вызвала серия цикла, в которой показали танки с ракетными двигателями.

Примечательно, однако, то, что «Ударную силу» сняли в Останкино, пусть и в тесном сотрудничестве с Министерством обороны, а «Военная приемка» подготовлена непосредственно военным телеканалом «Звезда». В определенной степени это символический пример тех перемен, которые стали происходить вскоре после того, как пост министра обороны РФ занял Сергей Шойгу. Это произошло в 2012 году. Тогда этот, бесспорно, талантливый человек дал понять, что хочет коренным образом изменить российскую армию.

Действительно в этом была необходимость, поскольку война с Грузией за Южную Осетию (недавно с тех пор минуло десять лет) обнаружила серьезные недостатки российских вооруженных сил. Россия тогда победила, но допустила ряд ошибок. С небольшой долей преувеличения можно сказать, что Россия победила в основном потому, что Грузия наделала ошибок еще больше. Сергей Шойгу встал во главе ведомства после не очень популярного Сердюкова, выступив в роли «кризисного менеджера», которому президент Путин поручил обнаруживать проблемы, выяснять их причины, а также наказывать виновных, кем бы они ни были.

Уже много было написано о том, скольких никчемных чинов Шойгу выгнал и скольких талантливых возвысил, как он отбросил всякую ностальгию и стал добиваться замены отслужившей советской техники или как он позаботился об улучшении условий жизни военнослужащих. Также большое внимание уделялось тому, что он сделал для повышения боеспособности армии, ведь именно он ввел «внезапные проверки боевой готовности», то есть масштабные и неожиданные учения.

Однако довольно редко говорят о том, что Шойгу сделал для имиджа российских вооруженных сил, которые за последние годы невероятно изменились. Стоит подчеркнуть, что дело тут не в участии в крымских или донбасских событиях, которое Кремль официально отрицает. Большую роль, в первую очередь, сыграла интервенция в Сирии, которая стала для российской армии настоящей экстремальной «проверкой на прочность». России пришлось заняться не только планированием операций, логистической поддержкой, не сбавляя при этом высокого темпа, но и решить проблему медиа-презентации всего этого сложного «предприятия».

Не все помнят, насколько парадоксально в 2015 году российская общественность относилась к двум военным интервенциям. Действия россиян на Донбассе официально не признавались, однако россияне их очень поддерживали (часто говорилось, что «наших солдат там нет, но они должны там быть»). Что касается полностью официальной операции в Сирии, то сначала ее поддерживали весьма вяло, вероятно, в том числе потому, что не было уверенности в положительном исходе.

Тем не менее информационный аппарат российского Министерства обороны полностью подготовился и уже с первой минуты работал просто великолепно. Каждый день проводились брифинги, публиковалось множество пресс-релизов, обнародовались качественные фотографии и видеозаписи. Журналистам сообщались точные данные о количествах вылетов, ударов и целей. Уже первые дни сирийской кампании убедительно доказали, что Россия практически идеально справляется с этим аспектом. Пожалуй, лучше всего это доказывает комментарий о том, что от «скрываемой войны» Россия перешла к «войне транспарентной».

Конечно, дело тут не в гениальных открытиях Сергея Шойгу или его подчиненных. Совершенно ясно, что россияне переняли ряд концептов, успешно применяемых американцами. Спутниковые снимки, взрывы управляемых бомб, кадры с беспилотников, акцент на продвинутую технику — все это уже хорошо известно в западных странах. К российским «новинкам» можно отнести, например, серии точных цифр, которые упрочивают имидж российских военных как «профессионалов», точно знающих, что они делают.

Так же, как о сирийской операции, российское Министерство обороны информирует о множестве учений, о соревнованиях на «военной олимпиаде», о постановке на вооружение новых типов техники, а также о рутинной жизни военнослужащих. В том, что новости Минобороны стали «человечнее», тоже можно заметить «американский опыт». Именно поэтому на иллюстративных фото уже не анонимные солдаты того или иного батальона, а, скажем, прапорщик Дмитрий Войтик. Подобное может показаться банальным, но для журналистов такие материалы во много раз ценнее, поскольку в их статьях появляются конкретные «человеческие лица».

Кстати, некоторые выводы можно сделать, даже мельком взглянув на интернет-страницу Министерства обороны РФ. Не так давно сайт выглядел как плод трудов увлеченного любителя, а теперь это очень современный и впечатляющий портал, где есть хорошо структурированное меню, множество специальных секций, новости, фотографии и, что немаловажно, ссылки на социальные сети. На страницах ведомства в Фейсбуке, Инстаграме и Ютубе каждые пять минут появляется что-то новое о российских вооруженных силах.

Разумеется, обновлений становится намного больше во время учений или выставок, на годовщины и в связи с другими событиями, что способствует формированию и улучшению имиджа российской армии. Кроме того, это подтверждает высочайший уровень команды, которая всем этим занимается, поскольку опытные в связях с общественностью люди знают, что материалы для СМИ нужно «дозировать» в соответствии с текущей ситуацией. Также нужно акцентировать ту тематику, которая наиболее выигрышна для вооруженных сил.

Все это, однако, еще не означает, что какие-то проблемы замалчиваются. Как правило, лучше проинформировать о проблеме и возможном (пусть даже гипотетическом) решении, чем скрыть ее и дожидаться, когда СМИ сами о ней узнают и преподнесут по-своему. Российские вооруженные силы хорошо справляются и с этим: регулярно публикуются новости, в том числе, об авиационных происшествиях и об инцидентах, которые произошли на Армейских международных играх (хотя стоит добавить, что почти во всех случаях виноватыми оказались представители армий других стран, а не россияне).

Так можно было бы продолжать еще долго, однако приведенные примеры, вероятно, уже достаточно убедительно подтверждают, какой прогресс в своей медиа-презентации проделали российские вооруженные силы. Пожалуй, без преувеличения можно сказать, что в этом отношении Россия занимает второе место после США, которые удерживают первенство уже много лет. А что касается, например, операции в Сирии, то Россию можно поставить даже на первое место, поскольку Пентагон преподносил эту кампанию как-то неуверенно. И это понятно, ведь американцы начинали ее без особого воодушевления.

Российская армия, таким образом, систематически и целенаправленно «полирует» свой имидж в глазах как отечественной публики, так и международной общественности. Тем самым российские вооруженные силы помогают Кремлю выстраивать образ России как мировой державы, которая способна добиваться своих целей, ведь даже те СМИ, которые принципиально занимают антироссийскую позицию, неизбежно пользуются той информацией, которую предоставляет российское Министерство обороны. Негативная реклама — тоже реклама.

Для полноты картины стоит добавить, что над своим медиа-образом начала активно работать и Народно-освободительная армия Китая, хотя ей еще очень далеко до уровня России и США. Тем не менее улучшения налицо. Раньше официальные иллюстративные фото китайских вооруженных сил были едва приемлемы, а сегодня они зачастую великолепны. Китай явно начинает осознавать, что для успеха на международной арене не достаточно «только» военной и экономической силы — нужна еще и «мягкая сила», которая, разумеется, включает и медиа-имидж.

Со всем этим печально контрастирует имидж Европы, точнее Европейского Союза (это не одно и то же). Когда говорят о вооруженных силах США, России или Китая, то в голове читателя или зрителя определенно возникает образ, разительно отличающийся от образа многих европейских стран или даже Евросоюза как такового. На его имидж сегодня, к сожалению, влияют неприглядные вещи, такие как бюджетные сокращения, снижение боеспособности, скандалы и бюрократические проволочки.

Хотя это может прозвучать цинично, в том, что касается вооруженных сил, по-прежнему действует истина о сильном правителе, сформулированная еще в эпоху Ренессанса знаменитым Никколо Макиавелли. Лучше, чтобы тебя боялись, но уважали, чем любили и смеялись над тобой. Поэтому самое важное для вооруженных сил — вызывать уважение, и российской армии (несмотря на все политические, этические и другие претензии, которые ей обоснованно можно предъявить) это просто удается, поскольку Москва очень хорошо понимает ее важность.

Правда и то, что своей бесспорной военной мощью Россия может воспользоваться как сильным аргументом в «играх» держав на турбулентной международной арене. То же, разумеется, делают США, Китай и другие страны, чье руководство понимает реальность международной политике. Однако, к сожалению, похоже, что, несмотря на все происходящее в мире в последнее время, эту реальность не могут или не хотят принять те, кто так любит называть себя европейской «элитой». Поэтому неудивительно, что и фактически, и символически Европа на мировой арене явно проигрывает.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.