В понедельник, 24 сентября, президент Ирана Хасан Роухани, впервые приехавший в США после того, как президент Трамп вышел из подписанного в 2015 году соглашения по иранской ядерной программе, заявил, что Иран возобновит переговоры с Вашингтоном только в том случае, если г-н Трамп вернется к Совместному всеобъемлющему плану действий (СВПД) по иранской ядерной программе.

Выступая перед группой ученых, бывших правительственных чиновников и журналистов, г-н Роухани отметил, что вернуться «на шесть месяцев назад гораздо проще, чем вернуться на шесть лет назад», когда был инициирован процесс переговоров по иранской ядерной программе.

Заявив о том, что стратегия г-на Трампа, заключающаяся в попытках сокрушить иранскую экономику посредством санкций, не приведет к успеху, г-н Роухани не выразил никакого раздражения и отметил, что его правительство соблюдает условия всех тех международных соглашений, которыми США пренебрегли.

Однако, когда его спросили о том, как долго Иран планирует проводить свою военную кампанию в Сирии, г-н Роухани ответил довольно жестко: «Мы останемся в Сирии до тех пор, пока терроризм там не будет полностью искоренен». Он также добавил, что Иран останется в Сирии, пока сирийское правительство будет в этом нуждаться.

«США считают себя вправе сохранять свое присутствие в регионе, — сказал он, имея в виду Ближний Восток. — Но они не признают такого права за Ираном».

Несмотря на показной оптимизм, который г-н Роухани демонстрировал во время своих выступлений в понедельник, 24 сентября, он прибыл в США в довольно сложный момент для своего правительства. Теперь, когда санкции вступили в силу, иранская экономика снова оказалась под мощным давлением, иранская валюта подешевела, а продажи иранской нефти оказались под угрозой. Враги г-на Роухани из Корпуса стражей исламской революции — элитного военного подразделения, которое обеспечивает реализацию ядерной программы, — сейчас находятся на подъеме и утверждают, что США оказались ненадежным партнером по переговорам, а г-н Роухани проявил наивность, заключив то соглашение.

Вечером в понедельник, 24 сентября, г-н Роухани получил поддержку со стороны других участников соглашения по иранской ядерной программе. Они выступили с заявлением, в котором подтвердили свою приверженность этому соглашению и пообещали найти способы обойти санкции администрации Трампа, чтобы продолжить сотрудничество с Ираном.

«Участники признали, что Иран продолжает полностью и эффективно выполнять свои ядерные обязательства в рамках сделки, как это было подтверждено 12 отчетами МАГАТЭ», — говорится в этом заявлении, которое было подписано министрами иностранных дел Франции, Германии, Великобритании, Китая, России и Ирана.

Это заявление было сначала зачитано на английском языке Федерикой Могерини (Federica Mogherini), верховным представителем Евросоюза по иностранным делам, а затем на фарси министром иностранных дел Ирана Мохаммадом Джавадом Зарифом (Mohammad Javad Zarif) на полях сессии Генеральной Ассамблеи ООН в Нью-Йорке.

В рамках попыток спасти иранское соглашение министры иностранных дел договорились о создании специального механизма, который будет способствовать проведению легальных финансовых трансакций с Ираном и защитит компании, ведущие бизнес с этой страной, от репрессий Америки. В заявлении министров было сказано, что на будущих встречах они обсудят, как именно будет работать этот механизм.

Во время выступления в понедельник г-н Роухани уклонился от ответов на вопросы о подавлении инакомыслия в Иране, о заключении под стражу граждан США и других стран по обвинениям в заговоре против правительства страны, а также о той поддержке, которую Иран оказывает террористам. Вместо этого он указал на разногласия внутри администрации Трампа, добавив, что не знает, стоит ли ему верить г-ну Трампу, который обещал встретиться с г-ном Роухани в любое время, и госсекретарю Майку Помпео (Mike Pompeo), который выдвинул целый ряд условий, от прекращения ракетных испытаний до прекращения помощи террористам.

При этом г-н Роухани, сидевший рядом со своим министром иностранных дел г-ном Зарифом, подчеркнул, что не жалеет о подписании ядерного соглашения с администрацией Обамы три года назад. Он отметил, что это соглашение позволило ненадолго «выстроить доверие», и назвал попытки г-на Трампа разрушить его «самодеструктивными». По его словам, прекращение продаж запчастей для самолетов «не помогло компании „Боинг"», подставило под угрозу пассажиров иранских авиалиний и в конечном счете навредило США.

Он подчеркнул, что Иран не вышел из соглашения после того, как это сделали США, добавив, что он не хочет подыгрывать г-ну Трампу.

«Мы очень терпеливы», — сказал г-н Роухани, очевидно, намекая на то, что он дождется того момента, когда администрация Трампа уйдет в отставку. Однако, по его словам, Иран может выйти из соглашения «по своему усмотрению», если решит, что это в его интересах.

Хотя г-н Роухани и г-н Трамп будут находиться на этой неделе в одном здании, вероятность того, что они встретятся и поговорят, крайне мала.

Но в первый же день своей поездки в США на ежегодное открытие Генеральной Ассамблеи г-н Роухани несколько часов беседовал с редакторами и репортерами, выступил в вечерних новостях на телеканале «Эн-би-си» и с оптимизмом рассказывал о будущих сделках с Европой, Китаем и Россией. По его словам, он не видит особой проблемы в новых американских санкциях, которые вступят в силу в ноябре, когда США планируют сообщить компаниям по всему миру, что, если те захотят вести дела с Ираном, они не смогут вести дела с США.

«У США нет возможности свести экспорт нашей нефти к нулю, — сказал г-н Роухани во время интервью на телеканале „Эн-би-си". — Это пустое обещание и угроза, которая не заслуживает доверия. Вполне возможно, нам придется столкнуться с определенным давлением, однако США определенно не достигнут своей цели».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.