Президент уже давно утверждает, что стал миллиардером благодаря собственным усилиям. Но проведенное «Нью-Йорк таймс» расследование позволило выяснить, что Трамп получил по меньшей мере 413 миллионов в сегодняшних долларах от империи недвижимости своего отца, причем значительная часть этой суммы досталась ему в результате уклонения от уплаты налогов в 1990-е годы.

Газета «Нью-Йорк таймс» провела журналистское расследование и выяснила, что президент Трамп в 1990-е годы участвовал в сомнительных налоговых схемах, в том числе в откровенном мошенничестве, благодаря чему многократно увеличил состояние, полученное от родителей.

Трамп говорит о себе как о «миллиардере, который сам себя сделал». Он уже давно настаивает на том, что его отец, легендарный нью-йоркский застройщик Фред Трамп (Fred C. Trump), не оказывал ему почти никакой финансовой помощи.

Но авторы журналистского расследования, изучив огромный объем конфиденциальной налоговой отчетности и финансовой документации, выяснили, что Трамп получил от девелоперской империи своего отца сумму, соответствующую как минимум 413 миллионам долларов в пересчете на нынешние деньги, причем началось это, когда он был маленьким ребенком, а продолжается по сей день.

Значительная часть этих денег попала к Трампу из-за того, что он помогал родителям уходить от налогов. Вместе со своими братьями и сестрами он создал фиктивную корпорацию, чтобы скрыть подарки своих родителей на миллионы долларов, о чем свидетельствуют документы и интервью. Документы указывают на то, что Трамп помогал своему отцу получать необоснованные налоговые вычеты, на которых он заработал еще несколько миллионов. Он также помог с разработкой стратегии по занижению стоимости недвижимости родителей на сотни миллионов долларов в налоговых декларациях, и в результате налоговые отчисления резко уменьшились, когда эти объекты недвижимости были переданы ему и его братьям и сестрам.

Как выяснила газета, такие уловки не встречали особого сопротивления со стороны налогового управления США. Родители Трампа Фред и Мэри передали своим детям имущество, стоимость которого намного превышала миллиард долларов. Налог на него мог бы составить не менее 550 миллионов (тогда действовала 55-процентная ставка налогообложения на дарение и наследство).

Трампы заплатили в общей сложности 52,2 миллиона долларов, то есть около 5%, о чем свидетельствует налоговая отчетность.

Президент на протяжении нескольких недель отказывался дать комментарии для этой статьи. Но в понедельник его адвокат Чарльз Хардер (Charles J. Harder) представил письменное заявление, сделав это на следующий день после того, как «Нью-Йорк таймс» подробно рассказала о своем расследовании и выводах из него. «Утверждения «Нью-Йорк таймс» о мошенничестве и уклонении от уплаты налогов на 100% лживы и являются исключительно клеветническими, — написал Хардер. — Никто не совершал никакого мошенничества или уклонения от уплаты налогов. Факты, на которых газета основывает свои ложные утверждения, чрезвычайно неточны».

Хардер также попытался отгородить Трампа от той налоговой стратегии, которой пользовались его родственники. Он заявил, что Трамп перепоручил эти дела семье и специалистам по налогам, и «не имел буквально никакого отношения к этим вопросам». «Этими делами занимались другие члены семьи Трампа, сами не являющиеся экспертами, а потому полагавшиеся исключительно на вышеуказанных специалистов, которые должны были обеспечить полное соблюдение законов», — отметил Хардер.

Брат президента Роберт Трамп выступил от имени семьи с заявлением следующего содержания:

«Наш дорогой отец Фред Трамп скончался в июне 1999 года. Наша любимая мать Мэри Энн Трамп умерла в августе 2000 года. Все необходимые налоговые декларации на дарение и наследство были поданы, а требуемые налоги уплачены. Федеральная налоговая служба США и налоговые органы штата Нью-Йорк закрыли завещание нашего отца в 2001 году, а нашей матери — в 2004 году. У нашей семьи нет никаких других комментариев по поводу этих событий двадцатилетней давности, и мы просим с уважением относиться к неприкосновенности частной жизни наших покойных родителей, да упокоит Господь их души».

Офис New York Times

Выводы журналистского расследования «Нью-Йорк таймс» вызывают новые вопросы о том, почему Дональд Трамп отказывается предать огласке свои налоговые декларации, действуя вопреки сложившейся за многие годы практике, которой придерживались прежние президенты. По мнению налоговых экспертов, Трампу вряд ли грозит уголовное преследование за помощь родителям с уклонением от налогов, поскольку эти правонарушения были совершены слишком давно, и срок давности по ним истек. Но по гражданским штрафам за налоговое мошенничество срока давности не существует.

Выводы журналистского расследования основаны на интервью с бывшими сотрудниками и советниками Фреда Трампа, а также на ста с лишним тысячах страниц документов, которые показывают всю внутреннюю кухню его исключительно высокодоходной империи. Среди прочего там есть документы из открытых источников, такие как закладные, бумаги о передаче права собственности, копии завещаний, финансовая отчетность, отчеты по соблюдению требований регламентирующих органов и гражданские дела.

Журналисты также черпали информацию из десятков тысяч страниц конфиденциальной документации, такой как банковские выписки, аудиты финансовых отчетов, бухгалтерские книги, отчеты о денежных расходах, счета на оплату и аннулированные чеки. Особого внимания заслуживают 200 с лишним налоговых деклараций Фреда Трампа, его компаний и различных партнерств и трастов Трампов. Хотя среди этих документов нет личных налоговых деклараций президента, и они мало что говорят о его недавних деловых договоренностях на родине и за рубежом, десятки налоговых деклараций корпораций, партнерств и трастов представляют собой первый публичный отчет о доходах, которые Трамп получал десятилетиями от различных семейных предприятий.

Из этой совокупности доказательств складывается финансовая биография 45-го президента США, которая полностью противоречит истории, тиражируемой Трампом в его книгах, телепередачах и политической деятельности. Согласно версии самого Трампа, он разбогател благодаря тому, что виртуозно заключал сделки, что он вырвался из «крохотной» компании своего отца, которая работала на окраинах Нью-Йорка, и превратил полученный от отца один-единственный миллион долларов («Я должен был вернуть ему долг с процентами!»), в империю стоимостью 10 миллиардов, которая называет именем Трампа отели, небоскребы, казино, авиакомпании и гольф-клубы по всему миру. По версии Трампа, все препятствия он преодолевал исключительно благодаря своей стойкости и сообразительности, а Фред Трамп просто болел за него.

«То, что я построил, я построил сам», — говорит Трамп, и легковерные порой средства массовой информации, включая нашу газету, давно уже повторяют эти слова.

Конечно, немногочисленные журналисты и биографы, прежде всего Уэйн Баррет (Wayne Barrett), Гвенда Блэр (Gwenda Blair), Дэвид Кей Джонстон (David Cay Johnston) и Тимоти Л. О'Брайен (Timothy L. O'Brien), оспаривали заявления Трампа, особенно о том, что его состояние выросло до 10 миллиардов долларов. Они описывали, как Трамп использовал связи своего отца в банках, чтобы закрепиться в сфере недвижимости на Манхэттене. Они обнаружили нестыковки в его дежурном рассказе о кредите от отца на миллион долларов, приведя доказательства того, что на самом деле он получил 14 миллионов. Они рассказали о том, как однажды Фред Трамп помог сыну с выплатой по облигациям казино в Атлантик-Сити, купив фишек на 3,5 миллиона долларов.

Однако журналистское расследование финансов семейства Трампов беспрецедентно по размаху и точности. Оно дало возможность впервые всесторонне оценить унаследованное состояние и факты уклонений от уплаты налогов, которые гарантировали Дональду Трампу роскошную жизнь. Расследование показало, что во все периоды жизни Трампа его финансы были тесно переплетены с состоянием отца и зависели от него.

В возрасте трех лет Трамп зарабатывал на империи своего отца 200 тысяч долларов в пересчете на нынешние деньги. К восьми годам он стал миллионером. Когда ему исполнилось 17 лет, отец сделал его совладельцем дома на 52 квартиры. Вскоре после окончания колледжа Трамп уже получал от отца сумму, эквивалентную одному миллиону долларов в год. Со временем эти суммы увеличивались, и когда Трампу перевалило за 40, а потом за 50, он получал по пять с лишним миллионов ежегодно.

Империя Фреда Трампа состояла не только из бесчисленных многоквартирных домов. Выписки из банковских счетов показывают, что в ней были горы денег, десятки миллионов долларов доходов от развития бизнеса. За шестилетний период с 1988 по 1993 годы Фред Трамп указал общую сумму доходов в 109,7 миллионов долларов, что сегодня соответствует 210,7 миллионам. Через его личные банковские счета ежемесячно проходили десятки миллионов долларов в виде казначейских векселей и депозитных свидетельств.

Фред Трамп неустанно и весьма изобретательно изыскивал способы передачи своего состояния детям. Он не только принял Дональда на работу сотрудником с зарплатой, но также сделал его своим управляющим недвижимостью, домовладельцем, банкиром и консультантом. Он выдавал ему один кредит за другим, и многие так и не были возвращены. Он давал ему деньги на машину, на зарплаты сотрудникам, на покупку акций, на его первые офисы в Манхэттене и на ремонт этих офисов. Он подарил ему три доверительных фонда. Он передал ему акции многих партнерств. На Рождество он выписывал ему чеки на 10 тысяч долларов. Он передавал ему доходы от прачечных в своих зданиях.

Дом в Нью-Йорке в котором провёл своё детство Дональд Трамп

Многие его подарки передавались таким образом, чтобы уйти от налогов на дарение и наследство. При этом применялись методы, которые специалисты по налогам в интервью нашей газете называли неподобающими и даже, возможно, незаконными. Сам Фред Трамп разбогател за счет федеральных субсидий на жилье, однако он уверял, что со стороны правительства крайне несправедливо облагать налогом его состояние, поскольку оно переходит детям. Когда ему перевалило за 80 и у него появились симптомы старческого слабоумия, уклонение от налогов на дарение и наследство стало семейным делом, а Дональд Трамп играл в этом ключевую роль, о чем свидетельствуют интервью и полученные недавно документы.

Разница между законным уходом от налогообложения и незаконным уклонением от уплаты налогов часто бывает размытой, и изобретательные адвокаты по налоговым делам постоянно ходят по краю. Суды, как и сама Федеральная налоговая служба, довольно часто благословляют хитрые трюки по минимизации налогов. Самые богатые американцы почти никогда не платят то, что им положено. Но эксперты по налогообложению, с которыми беседовали журналисты «Нью-Йорк Таймс», заявили, что Трампы, по всей видимости, использовали не только законные лазейки. По их словам, описанные в этой статье действия представляют собой систематический обман и умышленное искажение, особенно что касается стоимости недвижимости Фреда Трампа. Такие действия неоднократно мешали Федеральной налоговой службе облагать налогом крупные сделки по передаче имущества детям.

«Во всех этих оценках стоимости я вижу одно: стремление уйти от налогов, — сказал преподаватель права из Флоридского университета профессор Ли Форд Тритт (Lee-Ford Tritt), являющийся ведущим экспертом по вопросам налогообложения подарков и недвижимости. — В зависимости от их цели налицо огромные расхождения».

Манипуляции с оценкой стоимости в целях уклонения от уплаты налогов стали главной составляющей в одном из самых важных финансовых событий в жизни Трампа. Об этом раньше никто не писал, но 22 ноября 1997 года, за полтора года до смерти Фреда Трампа, Дональд Трамп, его брат и сестры стали владельцами большей части империи своего отца. Важнейшей составляющей этой сложной операции была оценка стоимости недвижимости. Чем ниже стоимость, тем меньше налог на дарение. Трампы уклонились от уплаты сотен миллионов долларов в качестве налогов на дарение, подав налоговые декларации, где объекты недвижимости были сильно недооценены, и утверждалось, что они стоят всего 41,4 миллиона долларов.

Та же группа зданий в следующем десятилетии будет продана по цене, в 16 с лишним раз превышавшей эту сумму.

Самым откровенным обманом была компания «Олл Каунти Билдинг Сапплай энд Мейнтенанс» (All County Building Supply & Maintenance), созданная семьей Трампов в 1992 году. В ее уставе утверждалось, что она является агентом по закупкам для зданий Фреда Трампа и намерена покупать все, начиная с бойлеров и кончая материалами для уборки. Но, как показывают отчеты и интервью, ничем подобным она не занималась. Вместо своей работы «Олл Каунти» выводила из империи Фреда Трампа миллионы долларов, просто завышая в отчетности стоимость покупок, которые делали ее сотрудники. Эти миллионы, по сути являвшиеся необлагаемым налогом подарком, затем попадали в руки ко всем собственникам компании: к Дональду Трампу, к его брату и сестрам, а также к другим родственникам. После этого Фред Трамп брал подделанные квитанции и кассовые чеки и на их основании повышал квартплату тысячам жильцов.

Когда во вторник была опубликована эта статья, представитель Департамента налогообложения и финансов штата Нью-Йорк заявил, что его ведомство «проверяет прозвучавшие обвинения» и «проведет тщательное расследование по всем направлениям».

При этом «Нью-Йорк таймс» документально подтвердила 295 потоков доходов, созданных Фредом Трампом на протяжении полувека для обогащения своего сына. В большинстве случаев остальные четверо его детей получали равную выгоду. Но поскольку Дональд Трамп попадал из одной финансовой катастрофы в другую, со временем его отец находил способы давать ему значительно больше денег. И даже несмотря на это, в 1990 году, согласно ранее засекреченным письменным показаниям, Трамп пытался сделать так, чтобы завещание его отца было переписано. Встревоженный и разгневанный Фред Трамп испугался, что изменение завещания может привести к тому, что его империю используют для погашения долгов обанкротившихся компаний сына.

Безусловно, историю обогащения Дональда Трампа невозможно объяснить одними только подачками отца. До прихода в Белый дом его уникальное достижение заключалось в создании бренда «Дональд Трамп, миллиардер, сделавший себя сам» — бренда настолько сильного, что он приносил сотни миллионов долларов доходов от телепередач, книг и лицензионных сделок.

Для создания такого имиджа одних только денег Фреда Трампа было недостаточно. Не менее важны были исключительные таланты его сына в сфере рекламы и умение создать видимость кипучей конкуренции. Фред Трамп финансировал внешнюю атрибутику богатства, а мастер саморекламы Дональд Трамп превращал эту атрибутику в увлекательный сюжет. Так, деньги отца помогли сыну построить Башню Трампа, ставшую талисманом привилегированного положения Дональда, который со временем превратился в важного игрока в Нью-Йорке. Но Дональд Трамп признавал и всячески эксплуатировал легендарную силу небоскреба, сделав его главной сценой как для «Ученика», так и для своей президентской кампании.

Однако главную награду от отца он получил через несколько лет после его смерти. Это произошло 4 мая 2004 года — тихо и спокойно, без традиционных трамповских пресс-конференций. В этот день Трамп вместе с братом и сестрами распродал империю, которую их отец собирал по частям на протяжении 70 лет, мечтая, что она всегда будет принадлежать семье.

Доля Дональда Трампа — 177,3 миллионов долларов, или 236,2 миллионов по сегодняшним деньгам.

«Строительное шоу одного человека»

Рано обретенный опыт, хорошо налаженные связи и федеральные субсидии на жилищное строительство помогли Фреду Трампу заложить фундамент состояния своего сына.

К 20 годам Фред Трамп уже построил и продал свой первый дом. В 35-летнем возрасте он ежегодно строил сотни домов в Бруклине и Куинсе. К 45 годам он строил самые большие многоквартирные дома в стране.

Президент США Дональд Трамп у фотографии своего отца Фреда Трампа в Овальном кабинете в Белого дома в Вашингтоне

Основой поразительного трудолюбия Фреда Трампа был лозунг «Сон — пустая трата времени». Вместе с тем, он умело применял технологии массового производства. Издание «Бруклин Дейли Игл» называло его «Генри Фордом домостроения». Он возводил леса длиной в целый квартал, чтобы каменщики, порой работавшие во вторую смену при свете прожекторов, могли за неделю возвести дюжину стоящих цепочкой домов. А потом он продавал их примерно за 115 тысяч долларов по сегодняшним деньгам.

К 1940 году Фреда Трампа заметил журнал «Американский строитель», посвятивший ему статью под заголовком «Самое крупное строительное шоу одного человека». Автор статьи описал самодовольного бизнесмена-одиночку, за все расплачивающегося из толстой пачки денег, с которой никогда не расстается (зарплаты, материалы, земля), а в помощниках у него — один только секретарь, отвечающий на телефонные звонки в офисе размером с парковку. «Он — сам себе агент по закупкам, кассир, казначей, прораб, инженер-строитель и директор по продажам», — говорится в статье.

Работать так было непросто. Фред Трамп также на протяжении многих лет втирался в доверие к аппарату демократов в Бруклине, давая им деньги, оказывая услуги и водя дружбу с людьми типа будущего мэра Абрахама Бима (Abraham D. Beame), которые могли облегчить застройщику жизнь. Он также собрал целый легион адвокатов по недвижимости, оценщиков и бухгалтеров по налогообложению, которые стояли на страже его интересов.

Все эти особенности — большой опыт, проворство, связи, неослабная сосредоточенность на эффективном строительстве домов для среднего класса — сделали Фреда Трампа идеальным кандидатом на получение федеральных субсидий для жилищного строительства, которых становилось все больше. Выделение субсидий началось с провозглашением «Нового курса» администрации Рузвельта. В годы Второй мировой войны их объем увеличился, поскольку надо было строить больше жилья для возвращающихся с войны солдат. Фред Трамп стал мультимиллионером, обогатившись на дешевых кредитах на строительство жилья, которые выдавались при поддержке государства. Об этом пишет Гвенда Блэр в своей книге «Трампы. Три поколения строителей и президент» (The Trumps: Three Generations of Builders and a President).

Эти же самые кредиты стали неистощимым источником обогащения Дональда Трампа. В конце 1940-х годов его отец получил федеральный кредит на 26 миллионов долларов для строительства двух самых крупных жилых комплексов. Первый назывался «Апартаменты Бич-Хевен» и находился в Бруклине недалеко от Кони-Айленда. Второй комплекс под названием «Апартаменты Шор-Хевен» располагался в нескольких километрах от первого. Затем Фред начал думать о том, как сделать своих детей домовладельцами и арендодателями.

Плата за аренду земельных участков обогащала доверительные фонды его детей, и тогда Фред решил приступить к передаче состояния в гораздо больших объемах. Полученные «Нью-Йорк таймс» документы показывают, как он начал строить и покупать многоквартирные дома в Бруклине и Куинсе, а затем постепенно, без публичных следов, передавал права собственности детям, действуя через обширную сеть партнерств и корпораций. В целом Фред Трамп собрал почти 13 миллионов долларов наличности и ипотечных долгов на создание мини-империи внутри собственной империи. Это восемь домов на 1032 квартиры, которые он решил передать своим детям.

Передача началась как раз накануне 16-го дня рождения Дональда Трампа. 1 июня 1962 года Фред Трамп перевел участок земли в Куинсе в собственность созданной недавно корпорации. Как показывают документы, отец решил стать ее президентом, а детей сделать собственниками. Потом он построил дом на 52 квартиры, назвав его «Клайд-Холл».

Это были легкие деньги для детей Трампа. Отец позаботился обо всем. Он купил землю, построил квартиры, получил ипотеку. Его сотрудники управляли зданием. А прибыль шла детям. К началу 1970-х годов Фред Трамп начал точно так же передавать в их собственность еще семь домов.

Для Дональда Трампа это был быстро увеличивающийся источник нового дохода. Когда он учился в старших классах, его доля в прибыли составляла около 17 тысяч долларов в год в сегодняшних деньгах. Вскоре после окончания колледжа она превысила сумму в 300 тысяч долларов в год.

Непонятно, каким образом Фред Трамп передал в собственность своим детям 1032 квартиры, не заплатив при этом сотни тысяч долларов налога на дарение. Анализ имущественных документов на восемь зданий не дал никаких доказательств того, что дети приобрели их в результате обычной сделки купли-продажи. Полученные журналистами «Нью-Йорк таймс» финансовые документы указывают лишь на то, что все доли в партнерствах и корпорациях, учрежденных ради создания мини-империи, в какой-то момент перешли от Фреда Трампа к его детям. Однако его налоговые декларации показывают, что он не платил налог на дарение по семи домам, а сумма такого налога по восьмому зданию составила всего несколько тысяч долларов.

Этот дом в Куинсе на 158 квартир под названием «Саннисайд Тауэрс» показывает, что в отношениях с Федеральной налоговой службой Фред Трамп действовал по принципу «попробуй поймай меня». Эта служба в 1950-х и 1960-х годах неоднократно указывала ему на то, что он недоплачивает налоги.

«Саннисайд Тауэрс» в 1968 году купило за 2,5 миллиона долларов товарищество «Мидленд Ассошиэйтс» (Midland Associates), которое Фред Трамп учредил вместе со своими детьми специально ради этой сделки. В своей налоговой декларации он указал, что дал каждому из своих детей 15-процентную долю в этом товариществе. Если исходить из суммы, выделенной на покупку дома, то получается, что стоимость дарения должна быть 93 750 долларов. Но Фред задекларировал подарок всего на 6516 долларов.

Окончив в 1968 году Пенсильванский университет, Дональд Трамп начал работать на своего отца. Отец сделал его вице-президентом нескольких компаний. В это же самое время Фред Трамп осознал то, что было вполне понятно и очевидно как его семье, так и его сотрудникам: его старший сын Фред не сможет стать достойным наследником дела отца.

© AP Photo, Mary Altaffer, File
Дональд Трамп во время интервью в своем офисе в башне Трампа

Фред Трамп-младший был на семь с половиной лет старше Дональда. После колледжа он тоже работал у отца. Но, как рассказывали в интервью родственники и бывшие сотрудники, дела у него шли не лучшим образом. Отец открыто насмехался над ним, называя слишком мягким, щепетильным, ленивым и охочим до выпивки. Ему не нравилось, что сын интересуется полетами и музыкой, и он не мог понять, почему тот настолько безразличен к семейному бизнесу. Дональд, видя усиливающееся разочарование отца, старался предстать полной противоположностью брату Фреду в образе этакого крутого и нахального парня с инстинктом убийцы. В качестве награды он хотел унаследовать династические мечтания своего отца.

Фред Трамп начал предпринимать шаги по обогащению одного Дональда. Он познакомил его с такой очаровательной тонкостью строительного бизнеса, как дешевые государственные займы. В 1972 году отец и сын учредили товарищество для строительства высотного дома для пожилых людей в местечке Ист-Оранж, штат Нью-Джерси. Благодаря государственным субсидиям товарищество получило почти беспроцентный кредит на 7,8 миллиона долларов, что на 90% покрыло затраты на строительство. Остальное заплатил Фред Трамп.

Но как показывают документы, основная часть материальной выгоды отошла не к отцу, а к сыну. Дональд Трамп получал не только часть прибыли и гонорары за консультации, но и зарплату за управление домом, хотя повседневной хозяйственной работой занимались сотрудники Фреда Трампа. Он также получал деньги, которые жильцы платили за аренду кондиционеров воздуха. К 1975 году доходы Дональда Трампа от этого здания соответствовали сегодняшним 305 тысячам долларов в год.

Фред Трамп также оказал сыну дополнительное содействие своими инвестициями, которые он в начале 1970-х вложил в масштабный строительный проект в Бруклине под названием «Старрет-Сити». Это был самый крупный в стране объект жилищного строительства с федеральным финансированием. Инвестиции, обещавшие большие налоговые списания, были подогнаны специально под Фреда Трампа. Он планировал использовать убытки от «Старрет-Сити» для того, чтобы не платить налог на прибыль от своей империи.

Фред Трамп вложил в это дело пять миллионов долларов. Созданное на имя детей отдельное товарищество инвестировало еще миллион, благодаря чему дети Трампа получили налоговые льготы на многие годы вперед. Благодаря этому Дональд Трамп в 1978 и 1979 годах вообще не платил никаких федеральных подоходных налогов. Однако Фред Трамп также уполномочил его продать небольшую долю в «Старрет-Сити». Это была очень прибыльная сделка, принесшая более одного миллиона долларов «гонорара за консультации».

Деньги за консультации, управленческие гонорары, поступления от аренды земли, от мини-империи, а также зарплата — все это сделало Дональда Трампа неоспоримо богатым человеком еще задолго до того, как он продал свою первую квартиру на Манхэттене. К 1975 году, когда ему было 29 лет, он получил от своего отца почти девять миллионов долларов в пересчете на сегодняшние деньги.

Богатый? Да. Но отец и сын Трампы хотели создать несколько иной имидж.

Молчаливый партнер

Фред Трамп сыграл важнейшую роль в создании и поддержании мифа о миллиардере Дональде Трампе, который сам себя сделал.

«Он высокого роста, поджарый и белокурый. У него ослепительно белые зубы, и он поразительно похож на (актера) Роберта Редфорда. Он ездит по городу в серебристом «Кадиллаке» с шофером, а номера машины украшены его инициалами Д. Дж. Т. Он встречается с соблазнительными моделями, состоит в самых изысканных клубах и в свои 30 лет обладает состоянием в 200 с лишним миллионов долларов».

Так начиналась статья в номере «Нью-Йорк таймс» за 1 ноября 1976 года. Это был один из первых кратких биографических очерков о Дональде Трампе, заложивший основу мифотворчества о его состоянии, которое продолжается десятилетиями. Как он мог утверждать, что его состояние превышает 200 миллионов долларов, если спустя много лет он сообщил регулирующим органам казино, что его облагаемый налогом доход на 1976 год составил 24 594 доллара? Дональд Трамп попросту присвоил империю отца, сделав ее своей собственной.

В своем «Кадиллаке» с шофером Дональд Трамп возил репортера «Нью-Йорк таймс» по разным местам, которые он называл «работы». Он рассказывал об отеле на Манхэттене, который собирался переделать в «Гранд Хаят» (отец обещал ему кредит на строительство), а также о сортировочной станции на реке Гудзон, которую намеревался застроить (права на застройку купила компания его отца). Он демонстрировал свои «благотворительные усилия»: высотный дом для престарелых в Ист-Оранж (строительство которого профинансировал его отец), жилой комплекс в Статен-Айленде (которым владел его отец), а также свой «флагман» — комплекс «Трамп-Вилидж» в Бруклине (которым также владел его отец) и, наконец, «Апартаменты Бич-Хевен» (владелец — Фред Трамп). Даже «Кадиллак» был арендован его отцом.

«Пока, — похвастался Трамп, — я не заключил ни одной плохой сделки».

Это было эффектное жульничество, вплоть до того бесценного момента, когда Трамп сознался, что «стесняется публичности». Утверждая, что отцовское богатство принадлежит ему, Дональд Трамп изменил свое место в мире. Нахальный 30-летний плейбой с состоянием в 200 с лишним миллионов долларов стал неотразим для нью-йоркских банкиров, политиков и журналистов.

Но, несмотря на все эти рассказы о том, как Дональд Трамп сам себе пробивал дорогу на Манхэттене, он все больше зависел от отца. Через несколько недель после публикации биографического очерка о сыне в «Нью-Йорк таймс» Фред Трамп учредил еще несколько трастовых фондов для своих детей, выделив каждому по 4,3 миллиона долларов в сегодняшнем эквиваленте. Даже в начале 1980-х, когда Дональд Трамп провозгласил себя одним из самых богатых людей в Америке, он был на содержании у отца, получая от него зарплату в сумме 260 тысяч долларов в год в сегодняшних деньгах.

Тем временем Фред Трамп со своими компаниями начал предоставлять Дональду крупные займы и кредиты. Эти суммы многократно превосходили все то, что получали остальные дети Трампа. Этот денежный поток порой становился настолько непрерывным, что казалось, будто у Дональда Трампа есть собственный печатный станок. Возьмем для примера 1979 год, когда он занял 1,5 миллиона долларов в январе, 65 тысяч в феврале, 122 тысячи в марте, 150 тысяч в апреле, 192 тысячи в мае, 226 тысяч в июне, 2,4 миллиона в июле и 40 тысяч в августе, что подтверждается документами, предоставленными в регулирующие органы казино в Нью-Джерси.

Теоретически эти деньги надо было возвращать. Но как показывают документы, на практике многие займы были больше похожи на подарки. Некоторые были беспроцентными, без графика погашения. И даже когда проценты начислялись, Дональд Трамп часто пропускал сроки платежей.

Этот бурный поток заемных средств, о котором раньше не писали, показывает четкую закономерность в действиях щедрого Фреда Трампа. Когда Дональд Трамп приступил к осуществлению новых дорогостоящих проектов, его отец увеличил размеры помощи. В конце 1970-х, когда сын перестраивал старую гостиницу «Коммодор», превращая ее в «Гранд Хаят», отец помог ему, на полную открыв заемный вентиль. В начале 1980-х Фред Трамп сделал то же самое, когда началось строительство Башни Трампа.

В середине 1980-х годов, когда Дональд Трамп стал совершать свои первые набеги в Атлантик-Сити, отец придумал план, благодаря которому резко увеличился поток денег на счета сына.

План этот касался мини-империи в виде восьми зданий, которые Фред Трамп передал своим детям. Семь из них он превратил в кооперативы и помог детям сделать то же самое с восьмым домом. Кооператив — это когда жильцам предлагают выкупить арендуемые квартиры. Таким образом, потоки прибыли пошли с трех сторон: от продажи квартир, от аренды непроданного жилья и от платежей по ипотеке.

В 1982 году восемь зданий принесли Дональду Трампу сумму, соответствующую сегодняшним 380 тысячам долларов. Продажи продолжались, жильцы покупали все новые квартиры, и доля его прибыли росла. К 1987 году, когда процесс преобразований был завершен, Трамп-сын получал с восьми зданий 4,5 миллиона долларов в год (в сегодняшних деньгах).

Фред Трамп осуществил еще одно структурное изменение в своей империи, что дало новый крупный источник дохода Дональду Трампу и другим детям. Он сделал их своими банкирами.

«Нью-Йорк таймс» не смогла найти указаний на то, что детям Трампа пришлось покупать закладные отца на собственные деньги. В основном их покупали у банков Фреда Трампа доверительные фонды и товарищества, которые он создал и профинансировал.

Продажи кооперативных квартир, ипотечные выплаты, аренда земли — Фред Трамп мастерски находил способы для обогащения своих детей в целом и Дональда Трампа в особенности. Некоторые были похожи на ленивые ручейки. Другие больше напоминали бурные потоки. Было и несколько гейзеров. Но со временем все они соединились в одну могучую денежную реку. Как удалось выяснить журналистам, к 1990 году главный молчаливый партнер Фред Трамп передал своему сыну в сегодняшнем эквиваленте не менее 46,2 миллиона долларов.

Дональд Трамп надел на себя маску непобедимости. В 1987 году случился крах на бирже, и в экономике начался мощный спад. Но он удвоил усилия, отчасти благодаря банкам Фреда Трампа, которые с готовностью предоставляли кредиты молодому царьку. В 1988 году он купил отель «Плаза» за 407,5 миллиона долларов. В 1989 он приобрел парк челночных авиаперевозок «Восточных авиалиний» (Eastern Airlines) за 365 миллионов долларов и назвал его «Трамп Шатл». Его новому казино «Трамп Тадж Махал» нужен был как минимум один миллион долларов в день на погашение долга.

Журнальные обложки одна за другой затыкали рты скептикам, сомневавшимся в разумности таких безумных трат заемных средств. СМИ восхищались молодым человеком, идущим на такие ошеломляющие риски. Но какую бы азартную игру ни начинал Дональд Трамп, какие бы ставки ни делал, он ни на секунду не рисковал своим полученным без малейших усилий и проблем состоянием. Фред Трамп всегда его страховал.

Страховочная сеть

Срочная финансовая помощь, гарантии по ссудам, наличные деньги — Фред Трамп был хорошо подготовлен. Он не мог допустить, чтобы плохие ставки потопили его сына.

Когда закончились 1980-е, крупные ставки Дональда Трампа начали лопаться. Компания «Трамп Шатл» не могла погасить кредит в течение 15 месяцев. Погрязшая в долгах «Плаза» через четыре года обанкротилась. Казино в Атлантик-Сити, также барахтавшиеся в долгах, одно за другим становились банкротами.

© AP Photo, Charles Rex Arbogast
Дональд Трамп и его дочь Иванка Трамп оставляют отпечатки ладоней на крыше Международного отеля и башни Трампа в Чикаго

Но страховочная сеть никогда не подводила Трампа. Когда финансовое положение Дональда Трампа ухудшалось, семейные партнерства и компании резко увеличивали выделение денежных средств ему, а также его брату и сестрам. Как показывают налоговые документы, с 1989 по 1992 годы созданные Фредом Трампом для поддержки детей четыре компании выплатили Дональду сумму, соответствующую сегодняшним 8,3 миллионов долларов.

Щедрость отца также стала очень важной опорой для сына, когда тот в 1990 году умолял банкиров предоставить ему срочный кредит. Поскольку многие проекты Дональда Трампа оказались убыточными, у него осталось очень мало собственных жизнеспособных активов для обеспечения такого кредита. Об этом никогда не сообщалось, но факт остается фактом: он использовал свою долю в мини-империи и высотный дом для престарелых в Ист-Оранже в качестве гарантийного обеспечения кредита на 65 миллионов долларов.

Налоговые документы также показывают, что на пике финансовых неурядиц Трампа его отец получал колоссальную прибыль от своей империи. В 1990 году доход Фреда Трампа увеличился до 49 638 928 долларов.

По словам бывших сотрудников Фреда Трампа, он очень не любил без необходимости забирать распределяемую прибыль у своих компаний, потому что по ней надо было платить подоходный налог. Так зачем же считающему центы и ненавидящему налоги 85-летнему бизнесмену на закате карьеры забирать огромные деньги из своей обожаемой собственности, налоги на которую составили более 12,2 миллиона долларов?

Журналисты не нашли свидетельств того, что Фред Трамп делал какие-то значительные долговые выплаты или выделял средства на благотворительность. Бережливость в бизнесе была его отличительной чертой всю жизнь. Согласно учетам его личных расходов, в 1991 и 1992 годах Фред Трамп потратил на поездки и развлечения в общем и целом 8562 доллара. Расточительство Трампа (если его можно назвать таковым) сводилось к тому, что он изредка покупал жене подарок в магазине мехов или устраивал семейное торжество где-нибудь в бруклинском ресторане. Его дом на Мидленд-Паркуэй в Куинсе был построен из непритязательного кирпича, как и многие его многоквартирные здания, и ничем не отличался от соседних построек, если не считать белые колонны и лепнину на фронтоне.

Но есть немало признаков того, что наличные деньги были нужны Фреду Трампу в больших количествах — чтобы выручать сына в случае необходимости.

Так было во время операции по спасению трамповского казино «Касл». Дональд Трамп допустил огромный перерасход средств на ремонт, из-за чего у казино осталось очень мало расчетных средств. Конечно, ни у казино «Касл», ни у его владельца не было 18,4 миллиона долларов на выплаты по облигациям, срок которых истекал в декабре 1990 года.

17 декабря 1990 года Фред Трамп направил своего надежного бухгалтера Говарда Снайдера (Howard Snyder) в Атлантик-Сити с чеком на 3,35 миллиона долларов. Снайдер купил в казино фишек на всю эту сумму и уехал, не сделав ни одной ставки. Видимо, даже этого вливания оказалось недостаточно, ибо в тот же день Фред Трамп выписал второй чек для казино «Касл» на сумму 150 тысяч долларов, о чем свидетельствуют банковские документы.

Благодаря такой уловке (по законам штата Нью-Джерси об азартных играх такой заем на 3,5 миллиона долларов является незаконным, а поэтому он повлек за собой штраф в 65 тысяч долларов) Дональду Трампу удалось избежать невыполнения денежных обязательств по облигациям.

Два сапога пара

И отец, и сын мастерски манипулировали стоимостью своих активов, и в зависимости от ситуации их состояние казалось то больше, то меньше.

Как показала история с казино, отец и сын придерживались единого мнения о правилах и нормах, видя в них досадное неудобство, которое следует ловко обходить, а при необходимости игнорировать. Как рассказали в интервью и в показаниях под присягой члены семьи и коллеги Трампов, отец и сын сформировали прочный и тесный кровный союз, в основе которого лежали общие тайны и гоббсовская точка зрения на то, что нужно для достижения господства и победы. Они разговаривали почти каждый день, а встречались почти каждые выходные. Дональд Трамп сидел по правую руку от отца во время семейных застолий и участвовал в ежемесячных совещаниях Фреда Трампа с ближайшими советниками, где обсуждались вопросы стратегии. Отец молча, но очень внимательно следил за многочисленными пресс-конференциями своего сына.

«Наверное, я знал отца лучше, чем все остальные», — заявил Дональд Трамп в 2000 году, давая показания под присягой.

Отец и сын свободно владели языком полуправды и лжи, о чем свидетельствуют интервью и документы. Оба с упоением совершали нарушения, за которые их не наказывали. Оба умело манипулировали стоимостью своих активов, сильно завышая или занижая ее в зависимости от своих потребностей.

© AP Photo,
Фред Трамп и его сын Дональд Трамп с Доном Кингом в Атлантик-сити

Эти таланты очень пригодились, когда 26 сентября 1981 года от последствий алкоголизма в 42-летнем возрасте скончался Фред Трамп-младший, оставив после себя сына и дочь. Его душеприказчиками стали отец и брат Дональд.

Самым крупным активом Фреда Трампа-младшего была его доля в семи из восьми зданий, право собственности на которые отец передал детям. Через несколько лет после его смерти Трампы сделали из этих домов кооперативы и заявили, что стоимость этой недвижимости составляет 90,4 миллиона долларов. При такой стоимостной оценке налог на наследство по доле Фреда Трампа-младшего мог составить почти 10 миллионов долларов.

Но в налоговой декларации, которую подписали Дональд Трамп и его отец, утверждалось, что доля Фреда Трампа-младшего составляет всего 737 861 доллар. Такой результат был достигнут за счет занижения стоимости всех семи домов. Фред и Дональд Трампы представили оценочную ведомость, где была указана стоимость 13,2 миллиона долларов.

Еще одним образчиком их дерзости стал жилой комплекс на 150 квартир в Куинсе под названием «Парк Бриар». Так уж получилось, что за 18 дней до смерти Фреда Трампа-младшего его братья и сестры представили план по превращению «Парка Бриар» в кооператив. Тогда же они заявили под присягой, что здание стоит 17,1 миллиона долларов. Но после смерти Фреда Трампа-младшего Дональд Трамп и его отец как душеприказчики указали в налоговой декларации, что «Парк Бриар» стоит 2,9 миллиона долларов.

Федеральная налоговая служба практически не возражала против столь фантастического утверждения, как будто не заметив, что стоимость «Парка Бриар» за 18 дней уменьшилась на 83 процента. Правда, один аудитор начал настаивать на том, чтобы увеличить ее на 100 000 долларов до трех миллионов.

В 1980-е годы случилась одна скандальная история. Дональд Трамп дал понять, что займется акциями, и намекнул на возможное приобретение контрольного пакета одной компании, чтобы потом продать их с выгодой, либо выбить из этой компании уступки за свой отказ от поглощения. Это была такая гадкая форма биржевого манипулирования с малопривлекательным названием «гринмейлинг» (выкуп компанией своих акций по повышенной цене при угрозе поглощения). Журналисты отыскали доказательства того, что Трамп в ходе этой операции пользовался содействием своего отца.

26 января 1989 года Фред Трамп за 934 854 доллара купил 8,6 тысяч акций компании «Тайм инкорпорейтед», о чем свидетельствует его налоговая отчетность. Спустя семь дней финансовый обозреватель Дэн Дорфман (Dan Dorfman), который был на дружеской ноге с Дональдом Трампом, сообщил, что младший Трамп приобрел «значительную долю» в компании «Тайм инкорпорейтед». Естественно, акции компании подскочили, благодаря чему Фред Трамп за две недели получил прибыль в размере 41 614 долларов.

В том же году Фред Трамп купил акции «Американ эйрлайнс» на пять миллионов долларов. Если исходить из цены за акцию (81 доллар 74 цента), то, по всей видимости, приобрел он их незадолго до сообщения Дорфмана о покупке акций этих же авиалиний Дональдом Трампом. Уже через несколько недель эти акции стоили более 100 долларов. Продай их Фред Трамп в тот момент, он бы выручил 1,3 миллиона долларов. Но он не стал этого делать, и акции упали из-за разговоров о широко рекламируемых, но неудачных приобретениях его сына. В январе 1990 года Фред Трамп продал эти акции, потеряв на них 1,7 миллиона долларов. Спустя неделю Дорфман написал, что Дональд Трамп тоже продал свою долю.

С другими членами семьи Фред Трамп мог вести себя раздражительно и грубо, о чем свидетельствуют показания его родственников. Когда кто-то его разочаровывал, он обычно рявкал: «Глупее этого я никогда ничего не слышал». Но с Дональдом он вел себя иначе. Он мог пожурить его, сказав: «Сначала сделай это дело, а уж потом принимайся за другое». Но чаще всего он старался прощать Дональда и ладить с ним.

Например, к 1987 году долг Дональда Трампа перед отцом увеличился как минимум до 11 миллионов долларов. Но если бы Фред Трамп его аннулировал, сыну пришлось бы заплатить несколько миллионов налогов. Отец с сыном нашли иное решение проблемы, о котором ранее не сообщалось. Похоже, что это был многомиллионный незадекларированный подарок и одновременно незаконное списание налогов.

Как показывает налоговая отчетность, в декабре 1987 года Фред Трамп купил 7,5-процентную долю в 55-этажном жилом комплексе «Трамп Палас», который его сын возводил в восточной части Манхэттена. Большая часть его инвестиций на общую сумму 15,5 миллиона долларов была сделана в форме обмена непогашенных долгов сына на акции «Трамп Палас», что подтверждается документами.

В декабре 1991 года Фред Трамп продал свою долю в «Трамп Палас» всего за 10 тысяч долларов, что подтверждается его налоговой декларацией и финансовой отчетностью. В документах о продаже не указано, кто был покупателем. Но есть и другие документы, которые показывают, что эти акции Фред продал обратно своему сыну.

По закону штата, застройщик обязан представить «пакет документов на недвижимость», в котором указаны спонсоры проекта, то есть его владельцы. В пакете «Трамп Палас», представленном в ноябре 1989 года, фигурируют два собственника: Дональд Трамп и его отец. Но, в соответствии с тем же законом, если бы Фред Трамп продал свою долю третьей стороне, Дональду Трампу пришлось бы указать нового собственника в исправленном пакете документов на недвижимость, который подается в прокуратуру штата. Согласно документам, он этого не сделал.

Спустя месяц после того, как отец продал свою долю, он дал письменные показания под присягой. Это были показания по делу о неоплаченных счетах подрядчика «Трамп Палас», и там Дональд Трамп назвал себя владельцем этого комплекса.

По правилам Федеральной налоговой службы США, продажа сыну акций на 15,5 миллиона долларов за 10 тысяч равноценна переданному ему подарку на 15,49 миллиона, который при этом облагается налогом. Фред Трамп не сообщил налоговикам о таком подарке.

По словам экспертов по налогообложению, Фред Трамп мог столкнуться с необходимостью задекларировать дарение только в одном случае: если бы к моменту передачи акций «Трамп Палас» обанкротился. Однако до банкротства там было далеко.

Учетная документация показывает, что продажи жилья в 1991 году шли полным ходом. В этом жилом комплексе продали 57 апартаментов за 52,5 миллиона долларов. Это 94% от начальной продажной цены этих апартаментов.

Сам Дональд Трамп провозгласил «Трамп Палас» «самым защищенным в финансовом плане жилым комплексом из всех имеющихся на рынке». Эту идею он выдвинул в размещенной в 1991 году рекламе, чтобы дать отпор критике покупателей, которые жаловались, что его неудачи в бизнесе могут отразиться на реализации проекта «Трамп Палас». За 17 дней до того, как отец продал свои акции, Дональд Трамп запустил рекламное объявление, в котором говорилось, насколько это разумно и мудро — вкладывать деньги в «Трамп Палас»: «Умные деньги говорят, что лучшего времени для покупки еще не было».

Не задекларировав подарок своему сыну на 15,49 миллиона долларов, Фред Трамп уклонился от 55-процентного налога на дарение и сэкономил около 8 миллионов долларов. В то же время он объявил Федеральной налоговой службе, что «Трамп Палас» приносит одни убытки и что это доказывает его действия, когда он от 15,5 миллиона инвестиций получил всего 10 тысяч долларов.

Федеральный налоговый закон запрещает вычитать любые убытки из сделок по продаже недвижимости между членами одной семьи, потому что это чревато злоупотреблениями. Однако Фред Трамп именно так и поступил, не заплатив еще примерно 5 миллионов долларов подоходного налога.

Партнерство Фреда и Дональд Трампов имело целью не только обогащение. В его основе лежал более амбициозный замысел, который за долгие годы был доведен до совершенства. Суть этого замысла заключалась в создании истории о происхождении, в формировании мифа о миллиардере Дональде Трампе, который сам себя сделал.

Фундамент этого мифа Дональд Трамп заложил в 1970-е годы, когда говорил об империи своего отца как о своей собственной. Но к концу 1980-х он вместо того, чтобы присвоить эту империю, начал умалять ее достоинства. «Это не был великолепный бизнес, это был просто хороший бизнес», — говорил он, как будто Фред Трамп был владельцем сети прачечных самообслуживания. Да, заявлял Трамп-младший газетчикам, его отец — замечательный наставник, но бизнес у него не очень большой, а поэтому максимум, на что может рассчитывать сын, — это заем на миллион долларов, да и то под проценты.

Все это время Фред Трамп подыгрывал своему сыну. Он ни разу открыто не усомнился в его утверждениях о займе на миллион. «Похоже, что все, к чему он прикасается, превращается в золото», — сказал Трамп-старший в 1976 году, давая интервью «Нью-Йорк таймс». «Он превзошел меня, это точно», — заявил он в 1983, когда газета готовила новый биографический очерк о его сыне. Но хотя Фред Трамп очень помог в создании мифа о миллиардере Дональде Трампе, который сам себя сделал, оказывается, была одна черта, которую он не позволял ему пересекать.

Продолжение читайте здесь

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.