Первую часть читайте здесь

Семейные разборки

Дональд Трамп пытался изменить завещание своего больного отца, вызвав тем самым негативную реакцию. Вместе с тем, Фред Трамп признал, что надо реализовать некоторые планы, прежде чем он уйдет из жизни.

Фред Трамп часто задумывался о том, что станет с его империей после того, как он умрет. Он нанял одного из лучших в стране юристов для составления завещания. Но в декабре 1990 года Дональд Трамп направил отцу документ, составленный одним из его собственных юристов с целью внести существенные поправки в это завещание.

Фред Трамп, которому на тот момент исполнилось 85 лет, раньше никогда не видел этот документ, полный юридической зауми. Да и разрешения на его подготовку он тоже не давал. И он не встречался с составившим его юристом.

Однако сын уведомил отца, что он должен немедленно подписать этот документ.

О том, что случилось дальше, спустя годы рассказывали члены семьи Трампа, давая показания во время урегулированного позднее спора о наследстве, оставленном Фредом Трампом детям Фреда Трампа-младшего. Журналисты «Нью-Йорк таймс» читали эти показания и увидели в них нечто поразительное. Фред Трамп считал, что присланный сыном документ мог поставить под угрозу дело всей его жизни.

В этом документе, носящем название «дополнительное распоряжение к завещанию», было много интересного. Он защищал долю Дональда Трампа в наследстве от кредиторов и от предстоящего бракоразводного процесса с его первой женой Иваной Трамп. Он подкреплял положения завещания о том, что Дональд Трамп будет единственным распорядителем имущества своего отца. Но больше всего Фреда Трампа встревожили не детали этого документа, а само его появление и подача как свершившегося факта. Он признавался родственникам, что увидел в этом распоряжении к завещанию попытку сына обойти его сзади и установить полный контроль над его делами. Отец выразил опасение, что Дональд Трамп выпотрошит его империю и даже использует ее в качестве залога для спасения своего терпящего неудачи бизнеса. Надо сказать, что это случилось как раз в том месяце, когда Фред Трамп спас казино сына, купив фишек на 3,5 миллиона долларов.

Хотя они были близки (а может, как раз из-за их близости), Фред Трамп не решился на открытый разговор с сыном. Вместо этого он обратился к своей дочери Мэриэнн Трамп Бэрри (Maryanne Trump Barry), которая в то время работала федеральным судьей и часто давала советы отцу по правовым вопросам. «Это плохо пахнет», — сказал он ей, о чем Мэриэнн вспоминала позже, давая показания. Когда судья Бэрри прочла дополнительное распоряжение к завещанию, она пришла к такому же выводу. «Дональд, по его собственному признанию, был в непростой финансовой ситуации, — сказала она, — и папа был очень обеспокоен как человек, всю жизнь зарабатывавший эти деньги упорным трудом и не желавший, чтобы они уходили из семьи».

В кратком интервью по телефону судья Бэрри отказалась комментировать этот эпизод.

Фред Трамп начал незамедлительно действовать, чтобы расстроить планы своего сына. Он отправил свою дочь на поиски новых юристов по имущественным вопросам. Один из них записал инструкцию, переданную Мэриэнн Трамп Бэрри со слов отца: «Защитить собственность и активы от Д.Т. и от кредиторов Дональда». Юристы быстро составили новое дополнительное распоряжение к завещанию, лишив Дональда Трампа единоличного права распоряжаться имуществом отца. Фред Трамп без промедлений подписал этот документ.

Хотя Дональд Трамп действовал неуклюже, и его попытка изменить отцовское завещание не удалась, семье пришлось задуматься о двух взаимосвязанных проблемах: ухудшающееся состояние здоровья Фреда Трампа и его нежелание отказываться от прав собственности на свою империю. За несколько лет до этого Фреду Трампу удалили опухоль на шее. Вскоре ему предстояла операция по замене тазобедренного сустава, а еще он страдал старческим слабоумием в мягкой форме. Несмотря на щедрую финансовую помощь, которую он неизменно оказывал своим детям, и несмотря на отвращение к налогам, Фред Трамп упрямо отказывался прислушаться к рекомендациям советников передать права собственности на империю детям, дабы свести к минимуму налоги на наследство.

С каждым годом возрастала вероятность, что Фред Трамп умрет, владея жилыми домами на сотни миллионов долларов, облагаемыми 55-процентным налогом на наследство. Столь же слабо была защищена и куча денег, на которой он сидел. Его здания поддерживались в хорошем состоянии и неизменно приносили миллионные прибыли, а долги по ним были минимальные. С 1988 по 1993 годы он заплатил себе 109,7 миллионов долларов, но даже после этого, как показывает финансовая отчетность, его компаниям принадлежали 50 миллионов долларов в виде наличности и инвестиций. Десятки миллионов долларов ежемесячно проходили через лабиринт лицевых счетов в многочисленных банках, таких как «Чейз Манхэттен Банк» (Chase Manhattan Bank), «Кемикал Банк» (Chemical Bank), «Мэньюфэкчурерс Хэновер Траст» (Manufacturers Hanover Trust), «Ю-бэ-эс» (UBS), «Бауэри сэйвингс» (Bowery Savings) и израильский «Юнайтед Мизрахи» (United Mizrahi).

Попросту говоря, не приняв незамедлительных мер, наследники Фреда Трампа могли потерять сотни миллионов долларов, заплатив налог на наследство.

Несмотря на имевшиеся разногласия, Трампы разработали план во избежание таких последствий. Как они это сделали — об этом никто раньше не рассказывал.

В этой истории Дональд Трамп сыграл центральную роль. С согласия и при участии отца и его ближайших советников он руководил совещаниями, на которых разрабатывался этот план. Самый младший брат Роберт Трамп, во всем подчинявшийся Дональду, получил задачу следить за всеми повседневными деталями. Роберт долгие годы работал у своего брата, а в конце 1991 года стал работать на отца.

План Трампов, реализованный в следующем десятилетии, включал в себя смесь традиционных приемов, скажем, внесение изменений в завещание Фреда Трампа ради минимизации налоговых выплат, и неординарных методов, которые, по словам налоговых экспертов, с юридической точки зрения были сомнительными, а в некоторых случаях напоминали мошенничество. В итоге дети Трампа должны были стать собственниками буквально всех домов своего отца, не заплатив при этом ни цента из своего кармана. Гору денег им предстояло превратить в маленький холмик. А сотни миллионов долларов, которые должны были пойти в американскую казну, дети Фреда Трампа решили забрать себе.

«Замаскированный подарок»

Семейная фирма позволила Фреду Трампу направить деньги детям, затребовав с него завышенную цену за ремонт и реновацию недвижимости.

Один из первых шагов был предпринят 13 августа 1992 года, когда Трампы учредили компанию под названием «Олл Каунти Билдинг Сапплай энд Мэйтнанс» (All County Building Supply & Maintenance).

У нее не было головного офиса. Компания была зарегистрирована в Манхассете, штат Нью-Йорк по адресу проживания любимого племянника Фреда Трампа Джона Уолтера (John Walter). Умерший в январе Уолтер долгие годы работал у Фреда Трампа, занимаясь в основном компьютеризацией его систем учета и выплаты зарплаты. Он также был неофициальным хранителем личных и деловых бумаг Фреда Трампа, и подвал в его доме был до отказа забит коробками со старыми финансовыми отчетами. Согласно документации, Джону Уолтеру и четверым детям Трампа принадлежало по 20% компании «Олл Каунти».

© AP Photo, Marty Lederhandler
18 ноября 1985. Дональд Дж. Трамп на презентации проекта в Нью-Йорке

Как удалось узнать журналистам «Нью-Йорк таймс», главная цель этой фирмы заключалась в том, чтобы дать возможность Фреду Трампу дарить щедрые денежные подарки своим детям под видом вполне законных коммерческих операций, что позволяло им уйти от уплаты 55-процентного налога.

Работала эта схема элементарно.

Каждый год Фред Трамп тратил миллионы долларов на ремонт и улучшение своей недвижимости. Некоторые продавцы, поставлявшие его прорабам и обслуживающему персоналу материалы и инструменты, на протяжении десятилетий обналичивали чеки Фреда Трампа. Но в августе 1992 года на их чеках появилось новое название — «Олл Каунти Билдинг Сапплай энд Мэйтнанс».

Между тем компьютерные системы Уолтера выписывали счета «Олл Каунти» на оплату услуг и материалов, но с одной малозаметной разницей: все цены там были завышены на 20-50%.

Разницу дети Фреда Трампа делили между собой, не забывая про Уолтера.

Самым ярким примером этого мошенничества стал Роберт Трамп, которому отец платил полмиллиона долларов в год. Он утверждал многочисленные платежи империи Фреда Трампа компании «Олл Каунти». Он также был ее генеральным директором и совладельцем. Что касается работы компании — готовить счета на оплату, то эту задачу выполнял Уолтер, также находившийся на финансовом довольствии Фреда Трампа, и его личный помощник, которому Уолтер приплачивал за эту шабашку.

Спустя годы Роберт Трамп в своих показаниях во время спора о наследстве Фреда Трампа скажет, что «Олл Каунти» экономила ему деньги, заключая выгодные сделки. Но Фред Трамп и сам умел выбивать более низкие цены из своих подрядчиков, и поэтому данное утверждение кажется весьма неожиданным. Кроме того, оно не соответствует действительности.

Журналисты изучили тысячи страниц финансовой документации по жилым домам Фреда Трампа, которые показывают, что с появлением на сцене «Олл Каунти» его расходы резко выросли.

Жилой комплекс «Апартаменты Бич-Хевен» стал наглядной иллюстрацией того, как это делалось. В 1991 и 1992 годах Фред Трамп купил у оптовика для «Бич-Хевен» 78 комплектов холодильников и плит. Средняя цена была 642 доллара 69 центов. Но в 1993 году, когда он начал платить за ту же технику компании «Олл Каунти», цена на нее увеличилась на 46%. Стоимость уборки мусора возросла на 64%. Уборочный инвентарь подорожал на 100% с лишним. Ремонт водопровода и канализации, а также сантехнические материалы выросли в цене на 122%. Это происходило в одном доме за другим. Чем больше платил Фред Трамп, тем богаче становилась «Олл Каунти». Как и было задумано.

Эта компания систематически завышала цены по тысячам позиций, но переговорами с поставщиками, как и всегда, занимался Фред Трамп со своими сотрудниками.

Это может подтвердить Леон Истмонд (Leon Eastmond).

Он владеет компанией из Бронкса «Истмонд и сыновья», которая производит промышленно-отопительные котлы. В 1993 году он встретился с Фредом Трампом в старом итальянском ресторане «У Гарджуло», где тот любил ужинать, чтобы договориться о цене на 60 котлов. Фред Трамп, приехавший в сопровождении секретаря и Роберта Трампа, торговался отчаянно. Добившись 10-процентной скидки, он выдвинул последнее требование. «Мне пришлось оплатить счет за ужин», — с улыбкой вспомнил Истмонд.

Никаких упоминаний «Олл Каунти» не было. Впервые Истмонд узнал о ее существовании, когда стали приходить чеки. «Я помню, как открыл однажды конверт, а оттуда выпал чек на 100 тысяч долларов, — рассказал он. — Я не знал эту компанию. Я не понимал, кто они такие».

«Олл Каунти» платила Истмонду по оговоренной цене, но приходившие от нее Фреду Трампу счета были завышены на 20-25%, о чем свидетельствуют полученные журналистами документы. Таким образом, стоимость 60 котлов по бумагам увеличилась на сотни тысяч долларов, и все эти деньги перетекли в карманы детей Фреда Трампа — без уплаты налога на дарение.

Собственники «Олл Каунти» изобрели еще одну хитрость, чтобы получить дополнительный «навар» с котлов Истмонда. Чтобы получить от Фреда Трампа контракт, Истмонду пришлось согласиться бесплатно предоставить ему мобильные котлы на время установки стационарных. Однако «Олл Каунти» выставила Фреду Трампу счет за аренду этих самых мобильных котлов, которые Истмонд предоставил ему бесплатно, сопроводив его счетами за транспортировку, монтаж, эксплуатацию и обслуживание. Так со счетов империи Трампа удалось вывести еще несколько сотен тысяч долларов.

Когда Уолтера во время дачи показаний спросили, почему Трамп не стал совладельцем «Олл Каунти», он ответил: «Потому что ему пришлось бы платить налог на наследство».

Когда журналисты рассказали историю про «Олл Каунти» профессору Тритту из Флоридского университета, он назвал «крайне подозрительным» факт использования Трампами этой компании, заявив, что это можно расценить как преступную налоговую махинацию. «Это определенно похоже на замаскированный подарок», — сказал он.

«Олл Каунти» приносила исключительные выгоды Дональду Трампу и его братьям и сестрам, но для жильцов Фреда Трампа она создавала большие неудобства.

Будучи владельцем нью-йоркской недвижимости с лимитированной арендной платой, Фред Трамп нуждался в разрешении штата на ее повышение сверх тех пределов, которые ежегодно устанавливала государственная комиссия. Чтобы обосновать повышение квартплаты, можно было, например, провести капитальную реконструкцию здания. В таком случае получить разрешение было несложно. Если затраты казались разумными, одного счета на оплату или погашенного чека было достаточно.

Трампы использовали счета «Олл Каунти» с завышенными ценами, чтобы обосновать повышение квартплаты в домах Фреда Трампа, где цена аренды лимитировалась. По словам Уолтера, Фред Трамп видел в этой компании средство получить и вершки и корешки. Если он при помощи своих «исключительных переговорных навыков» покупал холодильник стоимостью 350 долларов за 200 долларов, он мог поднять арендную плату, исходя из последней цены, а не из 350 долларов, за которые холодильник покупал «обычный человек», объяснил Уолтер. Компания «Олл Каунти» позволяла обойти эту проблему. «Надо понимать, какие соображения за этим стояли», — сказал он.

Как сообщил Роберт Трамп в своих показаниях, «чем больше завышались цены, тем больше можно было поднять арендную плату».

Как показывают документы, после создания «Олл Каунти» Трампы получили разрешение повысить квартплату для тысяч квартир, заявив, что затратили на благоустройство и реконструкцию более 30 миллионов долларов. Жильцы неоднократно протестовали против повышения, но это почти всегда заканчивалось безрезультатно.

Говоря об улучшениях, Трампы чаще всего упоминали отопительные котлы.

«Все это сильно смахивает на преступление», — сказал бывший руководитель следственного отдела районной прокуратуры Манхэттена Адам Кауфман (Adam S. Kaufmann), ныне работающий партнером в юридической фирме «Льюис, Баах, Кауфман, Мидлмисс». Срок исковой давности в данном случае уже давно прошел, но, по словам Кауфмана, поскольку Трампы использовали «Олл Каунти», дело можно возбудить по фактам обмана жильцов, налогового мошенничества и подделки документов.

Адвокат президента Хардер оспорил сообщение «Нью-Йорк таймс», заявив: «Если газета заявит или даст понять, что президент Трамп причастен к обману, уклонению от уплаты налогов и любым другим преступлениям, она может быть привлечена к ответственности за клевету».

«Олл Каунти» была не единственной компанией, которую создали Трампы для выкачивания денег из империи Фреда Трампа. Существенным источником дохода для отца семейства была плата за управленческие услуги, которую он взимал с жильцов своих домов. Его основная управленческая фирма «Трамп Менеджмент» за один только 1993 год заработала 6,8 миллиона долларов. Он нашел способ для перевода детям и этих средств тоже.

21 января 1994 года семья создала управленческую компанию «Апартмент Менеджмент Ассошиэйтс» (Apartment Management Associates), зарегистрировав ее по адресу Уолтера в Манхассете. Как показывает документация, спустя два месяца эта компания начала получать управленческий гонорар, который раньше уходил на счета «Трамп Менеджмент».

Единственное отличие заключалось в том, что владельцами «Апартмент Менеджмент» был Дональд Трамп с братом и сестрами.

Гора денег Фреда Трампа быстро уменьшалась. Согласно документам, к 1998 году две компании («Олл Каунти» и «Апартмент Менеджмент») ежегодно приносили каждому из детей Трампа по 2,2 миллиона долларов в сегодняшнем эквиваленте.

Тот подоходный налог, который они выплачивали с этих сумм, был значительно ниже 55-процентного налога, который должен был заплатить Фред Трамп, просто даря каждому из детей по 2,2 миллиона долларов ежегодно.

Однако эта экономия была пустяком по сравнению с тем, что удалось сэкономить, когда Трамп передал детям свою империю недвижимости.

Алхимия стоимости

Передача основной части империи Фреда Трампа началась с «благоприятной» оценки и с невероятного ее уменьшения.

На 90-м году жизни Фред Трамп по-прежнему появлялся на работе несколько раз в неделю — неизменно в элегантном костюме и галстуке. Но он уже с трудом запоминал имена людей и мог запутаться, поскольку старческое слабоумие брало свое. В мае 1995 года он трясущейся рукой подписал документы, предоставлявшие Роберту Трампу право действовать от его имени.

Спустя шесть месяцев 22 ноября Трампы начали передачу прав собственности на большую часть империи Фреда Трампа (некоторые активы под передачу не подпадали.) Для этого они использовали особый доверительный фонд с зубодробительной аббревиатурой ДРТНП, которая могла понравиться только налоговому адвокату. Расшифровка дает мудреное название «доверительный рентный траст с нераспределяемой прибылью)

ДРТНП — это один из величайших подарков налогового кодекса супербогачам. Он позволяет династическим семьям типа Трампов передавать состояния от одного поколения другому (акции, недвижимость и даже коллекции произведений искусства), не выплачивая при этом ни цента налога на наследство.

Детали этого механизма чрезвычайно сложны, но работает он довольно просто. Одна половина собственности была переведена в ДРТНП на имя Фреда Трампа, а вторая — на имя его жены. Затем Фред и Мэри Трамп передали своим детям примерно две трети своих активов из ДРТНП. Оставшуюся треть дети выкупили за два года, внося ежегодные (аннуитетные) платежи на счета родителей. К 22 ноября 1997 года все было сделано. Дети Трампа стали владельцами почти всей империи отца, сделав это даром и без уплаты налога на наследство.

Что касается налога на дарение, то и здесь Трампы нашли лазейку.

Вся операция вращалась вокруг одного: рыночной стоимости империи Фреда Трампа. Она определяла сумму налогов на дарение, которую Фред и Мэри Трамп должны были заплатить за ту часть империи, которую они подарили детям. Она также определяла сумму аннуитетных платежей, которую дети должны были заплатить за остальное.

Федеральная налоговая служба США признает, что ДРТНП создает сильнейший соблазн занижать стоимость активов, особенно когда они не являются котируемыми на бирже ценными бумагами с прозрачными ценами. Занижение стоимости империи Фреда Трампа на 10 миллионов долларов давало семье экономию по аннуитетным платежам на 10 миллионов либо по налогу на дарение на 5,5 миллиона. Именно по этой причине Федеральная налоговая служба требует, чтобы использующие ДРТНП семьи представляли независимые оценки, и грозит штрафами тем, кто занижает стоимость.

Но на практике Федеральная налоговая служба слабо контролирует отчетность по налогам на дарение. Для налоговых экспертов не секрет, что уклонение от уплаты налогов на дарение широко распространено и что за это редко наказывают. Наказание, если оно применяется, обычно состоит в том, что аудитор требует заплатить столько, сколько должно быть заплачено. «Механизм ДРТНП обычно выстраивается таким образом, чтобы не было подлежащих выплате налогов, а поэтому у налоговой службы мало стимулов для проведения аудита, — рассказал преподаватель налогового права из Университета Хофстра профессор Митчелл Ганз (Mitchell Gans). — Поэтому если стоимость дарения занижается, это вполне может остаться незамеченным».

Похоже, что именно на это сделали ставку Трампы. Журналисты нашли доказательства того, что Трампы уклонились от уплаты сотен миллионов долларов налогов на дарение, подав налоговую отчетность, в которой очень сильно занижена стоимость недвижимости, помещенной в доверительный рентный траст Фреда и Мэри Трамп.

«Нью-Йорк таймс» отыскала отчетность Фреда Трампа по налогам на дарение за 1995 год, в которой утверждается, что недвижимость в составе 25 жилых комплексов с 6998 квартирами площадью больше Эмпайр Стейт Билдинг стоит всего 41,4 миллиона долларов. Неправдоподобность такого утверждения станет ясна в 2004 году, когда банки ту же самую недвижимость оценят почти в 900 миллионов долларов.

Методы, которыми пользовались Трампы, столь невероятным образом занижая стоимость своей собственности, разрабатывались в начале 1990-х годов на важных совещаниях, в которых принимал участие Дональд Трамп. Об этом свидетельствуют документы и интервью. В основе этой стратегии лежали два компонента: получить так называемую «благоприятную» оценку стоимости империи, а затем еще больше занизить эту цифру, изменив структуру собственности так, чтобы империя казалась Федеральной налоговой службе менее ценной.

Очень важно было найти оценщика недвижимости, с пониманием относящегося к их потребностям. Тот, кто продавал или покупал дома, знает, что разные оценщики могут дать далекие друг от друга оценки недвижимости, исходя из своих методов и допущений. Известно, что оценщики недвижимости, как и биржевые аналитики, могут манипулировать своей методикой таким образом, чтобы это соответствовало интересам их клиентов.

Трампы пользовались услугами Роберта фон Анкена (Robert Von Ancken), ставшего любимцем нью-йоркских семей, обладавших многочисленной недвижимостью. За свою 45-летнюю карьеру фон Анкен оценил многие достопримечательности города, включая Рокфеллеровский центр, Всемирный торговый центр, Крайслер Билдинг и Эмпайр Стейт Билдинг. Дональд Трамп нанял его, когда умер Фред Трамп и семье понадобились благоприятные оценки, дабы защитить свою недвижимость от налогов.

Фон Анкен провел оценку 25 жилых комплексов и прочей недвижимости из ДРТНП Трампов и пришел к заключению, что их общая стоимость составляет 93,9 миллиона долларов, на что указывает налоговая документация.

Чтобы проверить точность этих оценок, «Нью-Йорк таймс» проанализировала цены, по которым покупали похожие многоквартирные дома в том году, когда фон Анкен оценивал недвижимость Трампов. Очень быстро картина стала проясняться. Жилье, находившееся в тех же районах, что и здания Трампа, продавали (за квадратный фут) в два-четыре раза дороже стоимостной оценки фон Анкена, хотя многие из этих домов были построены на десятилетия раньше, имели меньше удобств, квартиры там были меньше, а городские оценщики считали их менее ценными.

Фон Анкен провел оценку шестиэтажного кирпичного здания Трампа в Бруклине «Аргайл Холл» и сделал вывод, что квадратный фут жилой площади там стоит 9,04 доллара. В шести кварталах от него стоял другой шестиэтажный дом на 20 лет старше, и там за несколько месяцев до этого жилье продавалось почти по 30 долларов за квадратный фут. Здание Трампа «Белкрест Холл» в Куинсе он оценил в 8,57 доллара за квадратный фут. Стоимость жилья похожего шестиэтажного дома из кирпича в паре кварталов от него, который был на 40 лет старше, а квартиры в нем — на треть меньше, составляла 25,18 доллара за квадратный фут.

Такая система применялась при оценке недвижимости Трампа настойчиво и постоянно. Фон Анкен оценил дом Трампа в Бруклине под названием «Лоуренс Тауэрс» с просторными апартаментами и балконами в 24,54 доллара за квадратный фут. За несколько месяцев до этого в паре километров от него продали многоквартирный дом, примыкающий к автомастерской, где квартиры были на 20% меньше по площади. Там цена жилья составляла 48,23 доллара за квадратный фут.

Журналисты отыскали еще больше несоответствий, сравнивая оценки доверительного рентного траста Трампов, которые делались по разным случаям и с разными целями. Выяснилось, что когда им была нужна высокая цена жилья, оценщики неизменно шли навстречу.

Так было с жилым комплексом «Патио Гарденс» в Бруклине, насчитывающим почти 500 квартир.

Из всей недвижимости Фреда Трампа «Патио Гарденс» приносил наименьшую прибыль, и, видимо, поэтому он решил использовать его для получения налоговых льгот. В 1992 году он подарил этот комплекс Национальному фонду почечных заболеваний Нью-Йорка/Нью-Джерси. Это было одно из самых крупных благотворительных пожертвований Фреда Трампа. Правило было такое: чем выше стоимость «Патио Гарденс», тем больше налоговая скидка. В оценке, на которую Фред Трамп ссылается в налоговой отчетности за 1992 год, указанная стоимость «Патио Гарденс» составила 34 миллиона долларов, то есть 61,90 доллара за квадратный фут.

В отличие от этой оценки, фон Анкен оценил главные сокровища империи Трампа «Бич Хевен» и «Шор Хевен» в совокупности всего в 23 миллиона долларов (11,01 доллара за квадратный фут), хотя квартир там было в пять раз больше.

Давая интервью, фон Анкен сказал, что поскольку ни у него, ни у «Нью-Йорк таймс» нет рабочих документов с описанием того, как он пришел к таким цифрам, сейчас просто нет возможности оценить методику его расчетов. «Обоснования такой стоимости в оценке есть, — заявил он. — По сути дела, когда мы готовим такие оценки, мы знаем, что они будут представлены в Федеральную налоговую службу для проверки, а поэтому лучше все сразу делать правильно».

Из всех оценок, которые фон Анкен сделал для ДРТНП Трампов, больше всего поражает оценка 886 сдаваемых внаем квартир в двух домах комплекса «Трамп Вилидж» на Кони-Айленде. Фон Анкен утверждал, что их стоимость вообще отрицательная — минус 5,9 миллиона долларов, если быть точным. Но в том же году городские налоговые оценщики оценили те же самые 886 квартир в 38,1 миллиона долларов, а один банк в 2004 году дал им оценку в 106,6 миллиона долларов.

Похоже, что фон Анкен сделал такую оценку с отрицательным значением не по той методике, которую он неоднократно называл самой подходящей для объектов недвижимости типа «Трамп Вилидж» и в которой прежние прибыли дают неверное представление о будущей стоимости жилья.

В 1992 году Трампы вывели два дома в «Трамп Вилидж» из программы доступного жилья, чтобы поднять арендную плату и увеличить прибыль. Но из-за этого они лишились налоговых льгот на недвижимость, и эти здания временно стали убыточными. Фон Анкен, действуя по своей методике, скорее всего, проигнорировал бы такое сползание в минус и оценил здания исходя из поднятой Трампами арендной платы. Но, похоже, он произвел свою оценку на основании убытков, и из-за этого Фред Трамп столкнулся с необходимостью заплатить миллионы долларов, чтобы сбыть с рук эту недвижимость.

По словам фон Анкена, он не помнит, какую методику оценки использовал для двух домов из «Трамп Вилидж». «Я могу сказать лишь то, что мы оцениваем недвижимость исходя из рыночной информации, а также из ожидаемого дохода, расходов по домам и их продажной цены», — сказал он. А что касается огромных расхождений между его оценками с одной стороны и оценками налоговиков от 1995 года и банка в 2004 году с другой, то фон Анкен отметил бессмысленность таких сравнений. «Я не могу сказать, что было после, — заявил он. — Может быть, у них произошло колоссальное увеличение доходов».

Неосновной владелец

Чтобы еще больше уменьшить оценочную стоимость империи, семья Трампов создала видимость, что ее главе принадлежат всего 49,8%.

Вооружившись оценкой фон Анкена в 93,9 миллиона долларов, Трампы сосредоточились на урезании даже этой суммы, для чего стали вносить изменения в структуру собственности империи Фреда Трампа.

Федеральная налоговая служба уже давно смирилась с мыслью о том, что владение контрольным пакетом намного ценнее, чем владение без такого контрольного пакета. Человек, владеющий контрольным пакетом здания, может принимать решение, продавать ли этот дом и когда это делать; как рекламировать сделку; на какую цену соглашаться. Но поскольку человек, владеющий, скажем, 10% дома за 100 миллионов долларов, не может влиять на такие решения, налоговики разрешают ему сделать так, чтобы его доля облагалась налогом, как будто она составляет всего 7 или 8 миллионов.

Однако Фред Трамп полностью контролировал свою империю более 70 лет. За редкими исключениями, он владел 100% своих зданий. Поэтому Трампы решили создать видимость того, что Фред Трамп — неосновной собственник. Для этого нужно было лишь изменить структуру собственности его империи. В итоге Фред и Мэри Трамп стали собственниками 49,8% тех корпоративных юридических лиц, которые владели его домами. Остальные 0,4% были поделены между его четырьмя детьми.

Такое разделение собственности на миноритарные доли широко используется при уклонении от уплаты налогов. Но есть одно обстоятельство, из-за которого это порой считается незаконным. В налоговом законодательстве это называется концепцией пошаговой операции, когда можно показать, что корпоративная реструктуризация является элементом быстрой последовательности отдельных на первый взгляд маневров, которые на самом деле замышлялись и осуществлялись для уклонения от налогов. По словам налоговых экспертов, главный вопрос в случае с империей Трампа состоял в том, когда они поделили империю Фреда Трампа — до или после создания доверительного рентного траста Трампов.

Всего Трампы разделили 12 компаний для создания видимости неосновного владения. Журналисты не смогли определить, когда произошел раздел пяти из 12 компаний. Однако по остальным семи компаниям документация показывает, что структура их собственности была изменена накануне учреждения доверительного рентного траста.

Обнаружилась четкая система. На протяжении десятилетий компании находились в единоличном владении Фреда Трампа, и каждая из них занималась эксплуатацией своего жилого комплекса или торгового центра. В сентябре 1995 года Трампы сформировали семь новых обществ с ограниченной ответственностью. С 31 октября по 8 ноября они передали права собственности на семь объектов недвижимости этим новым ОАО. 21 ноября они официально зарегистрировали шесть таких документов о передаче права собственности. Седьмой был зарегистрирован 24 ноября. А 22 ноября 49,8% акций этих семи ОАО были переведены в ДРТНП Фреда Трампа, а еще 49,8% — в ДРТНП Мэри Трамп.

Это позволило Трампам уменьшить стоимостную оценку фон Анкена, причем с правовой точки зрения это была весьма сомнительная операция. Они заявили, что, поскольку Фред и Мэри Трамп стали миноритарными владельцами, а здание невозможно продать так легко, как пакет акций, из оценки стоимости фон Анкена в 93,9 миллиона долларов надо вычесть 45%. Эта заявка в сочетании с нормативным вычетом из облагаемого дохода в объеме 18,3 миллиона долларов позволила завершить процесс превращения недвижимости стоимостью почти в 900 миллионов долларов в собственность с ценой 41,4 миллиона.

По словам специалистов по налогообложению, заявка на 45-процентную скидку не внушала доверия даже в то время, поскольку сегодня стандартная скидка, которую дает Федеральная налоговая служба, составляет от 20 до 30%.

Тем не менее ДРТНП Трампов привлекли к себе определенное внимание налоговиков. Полученные редакцией газеты документы указывают на то, что они провели проверку налоговой отчетности Фреда Трампа по дарению за 1995 год, придя к выводу, что Фред Трамп и его жена существенно занизили стоимость активов, переведенных через их ДРТНП.

Федеральная налоговая служба определила, что недвижимость Трампов стоит 57,1 миллиона долларов — на 38% больше, чем утверждала эта семейная чета. С точки зрения аудиторов, дополнительные доходы почти на 5 миллионов долларов нельзя считать правильными. Но для Трампов оценка налоговиков в 57,1 миллиона была настоящей победой.

«Всеми вопросами недвижимости занимались лицензированные юристы, дипломированные бухгалтеры и оценщики с соответствующими разрешениями, которые строго придерживались всех законов и правил», — отметил в своем заявлении адвокат президента Хардер.

В итоге передача собственности на империю обошлась Фреду и Мэри Трампам в 20,5 миллиона долларов налога на дарение, а их детям — в 21 миллион долларов аннуитетных выплат. Это на сотни миллионов долларов меньше, чем они заплатили бы исходя из рыночной стоимости семейной недвижимости.

Но дети Трампов получили еще один подарок, поскольку из своего кармана им не пришлось платить ни цента. Они просто использовали империю отца в качестве залога обеспечения кредита, полученного от банка M&T. Этот кредит они использовали для выплаты 21 миллиона долларов, а потом на доходы от империи отца вернули заемные деньги.

В тот день, когда дети Фреда Трампа стали владельцами его империи, состояние Дональда Трампа мгновенно увеличилось на многие десятки миллионов долларов. Теперь доходы от отцовской империи потекли напрямую в его карманы и в карманы братьев и сестер. Журналистам удалось выяснить, что уже на следующий год доля Дональда Трампа соответствовала сегодняшним 9,6 миллиона долларов.

Такой внезапный прилив богатства случился спустя всего несколько недель после того, как он опубликовал книгу «Искусство возвращения» (The Art of the Comeback).

«В эти сложные времена я очень многое узнал о себе, — писал он. — Я узнал, как справляться с нагрузками. Я научился фокусировать внимание, серьезно и решительно браться за дело для достижения успеха, возвращаться к основам и приводить все в движение. Я начал работать намного упорнее, я сосредоточился, я снял с глаз шоры».

На протяжении всего этого повествования длиной в 244 страницы он ни разу не упомянул о том, что получил почти четверть империи своего отца.

Остатки империи

После смерти Фреда Трампа его дети продолжали пользоваться знакомыми методами для занижения стоимости того, что еще принадлежало ему.

В последние годы жизни Фреда Трампа старческое слабоумие украло у него остатки памяти. Когда его посещали дети, он уверенно вспоминал только одного из них. Дональда.

7 июня 1999 года Фреда Трампа поместили в Еврейский медицинский центр на Лонг-Айленде с диагнозом «пневмония». Он скончался там 25 июня в 93-летнем возрасте.

Спустя 15 месяцев душеприказчики Фреда Трампа Дональд, Мэриэнн и Роберт заполнили его налоговую декларацию. Она стала яркой иллюстрацией эффективности той налоговой стратегии, которую Трампы разработали в начале 1990-х годов.

На момент своей кончины Фред Трамп, один из самых преуспевающих нью-йоркских застройщиков, владел всего пятью жилыми комплексами, двумя маленькими торговыми центрами и кучкой кооперативов. Человек, который в 1990 году заплатил себе 50 миллионов долларов, умер, имея на банковском счету всего 1,9 миллиона долларов. У него не было ни единой акции, облигации или казначейского векселя. Согласно налоговой отчетности, самым ценным его активом была долговая расписка Дональда Трампа на 10,3 миллиона долларов. По всей видимости, сын позаимствовал эти деньги у отца за год до его смерти.

Основную часть империи Фреда Трампа невозможно было отыскать по данным налоговой отчетности. Тем не менее Дональд Трамп со своими родственниками и на этом не успокоился. Переработав сомнительные с точки зрения права методы, которые они освоили, работая с ДРТНП, Трампы уклонились от уплаты десятков миллионов долларов посмертного имущественного налога на остатки империи, которыми владел Фред Трамп на момент своей кончины.

Как и раньше, они получили от фон Анкена оценки, в которых реальная рыночная стоимость этих остатков была существенно занижена. Далее они еще больше уменьшили оценки фон Анкена. Каков результат? Трампы заявили, что пять жилых комплексов и два торговых центра стоят 15 миллионов долларов. Как показывают документы, в 2004 году банкиры оценили ту же самую недвижимость в 176,2 миллиона долларов.

Самой невероятной была оценка жилого комплекса из восьми зданий с 1019 квартирами «Апартаменты Тайсенс Парк», расположенного в Статен-Айленде. В той графе налоговой декларации, где надо было указать стоимость этого комплекса, Трампы просто поставили прочерк, заявив, что никакого налога на наследство по нему им платить не надо.

Как и при оценке «Трамп Вилидж», это семейство, по всей видимости, скрывало от налоговых органов важнейшие факты и обстоятельства. «Апартаменты Тайсенс Парк», как и «Трамп Вилидж», долгие годы входили в программу доступного жилья, что по закону предусматривало ограничение прибылей Фреда Трампа. Такое ограничение существенно снижало рыночную стоимость данной недвижимости.

© AP Photo, Diane Bonadreff
Дональд Трамп, Мелания Кнаусс, Роберт Трамп и Блейн Трамп (справа налево), 1999 год

За исключением одного важного момента. Как выяснили журналисты, за год до смерти Фреда Трампа его дети вывели «Апартаменты Тайсенс Парк» из программы доступного жилья. Когда Дональд Трамп со своими родственниками подал налоговые документы, никаких ограничений на прибыль там не было. Надо сказать, что к тому моменту они уже начали повышать арендную плату.

Будучи душеприказчиками отца, Дональд, Мэриэнн и Роберт по закону отвечали за точность заполнения налоговой декларации на наследство. Они были обязаны не только представить в налоговое ведомство полную отчетность по стоимости наследства, но и указать в ней все налогооблагаемые подарки, которые отец подарил при жизни, например, 15,5 миллиона долларов непогашенных долгов Дональда по «Трамп Палас», а также миллионы, которые отец передал детям через «Олл Каунти» посредством завышения стоимости работ и цен.

«Если они знали, что что-то не так, они могли действовать в нарушение закона, — сказал профессор Флоридского университета Тритт. — Они не могли просто так прятать головы в песок».

Но в налоговой отчетности по наследству Фреда Трампа не только была существенно занижена стоимость жилья и торговых центров. В этих документах вообще не упоминается ни «Трамп Палас», ни «Олл Каунти».

Только после смерти жены Фреда Трампа Мэри, которая скончалась 7 августа 2000 года в возрасте 88 лет, Федеральная налоговая служба провела аудит их наследства. Аудиторы сделали заключение, что их наследственное имущество стоит 51,8 миллиона долларов, то есть на 23% дороже, чем указали Трамп с братьями и сестрами. Теперь им предстояло дополнительно заплатить 5,2 миллиона долларов налогов.

Тем не менее сумма выплаченных Трампами налогов была лишь малой долей того, что они должны были бы заплатить, сообщив рыночную стоимость собственности Фреда и Мэри Трамп на момент их смерти.

Президентский адвокат Хардер выступил в защиту той налоговой документации, которую подали Трампы. «Декларации и налоговые позиции, которые сегодня критикует «Нью-Йорк таймс», были проверены в режиме реального времени соответствующими налоговыми органами, — сказал он. — Налоговые органы потребовали внести небольшие изменения, что и было сделано, а затем полностью утвердили всю налоговую отчетность. Этот вопрос закрыт более десяти лет назад».

Пора продавать

Дональд Трамп, снова оказавшийся в трудном финансовом положении, выдвинул идею продать приносившую прибыль империю, которую его отец хотел сохранить для семьи.

В 2003 году родственники Трампа собрались в Башне Трампа на совещание по оценке работы унаследованной империи, которое проводилось с определенной периодичностью.

Как всегда, Роберт Трамп приехал на Манхэттен с несколькими помощниками. Дональд Трамп прибыл с Алленом Вейсельбергом (Allen Weisselberg), который 20 лет проработал на Фреда Трампа, а потом стал финансовым директором его сына. Туда же приехали сестры Мэриэнн Трамп Бэрри и Элизабет Трамп Грау (Elizabeth Trump Grau).

Встреча шла в соответствии с заведенным порядком. Финансовый отчет, список оперативных вопросов, а потом главное — распределение прибыли среди Трампов. Задачу вручать чеки поручили финансовому директору империи Стивену Гурьену (Steve Gurien)

В этот момент Дональд Трамп резко изменил курс семейной истории. Он объявил, что сейчас хорошее время для продажи.

На самом деле империя Фреда Трампа продолжала приносить приличную прибыль, и предложение о продаже противоречило его желанию сохранить наследство в семье. Однако Дональд Трамп настаивал, что рынок недвижимости на пике, а поэтому нельзя упускать момент. Об этом рассказал один человек, знакомый с содержанием того совещания.

Дональд Трамп снова столкнулся с финансовыми проблемами. Его казино в Атлантик-Сити приближались к очередному банкротству. Кредиторы начинали грозить ему лишением собственности, если он не обязуется инвестировать 55 миллионов собственных денег.

Внезапное предложение Дональда Трампа о продаже поразило собравшихся, но не встретило особого сопротивления со стороны брата и сестер. Он поручил брату собрать негласные предложения, сказав, что хочет осуществить сделку по продаже быстро и тихо. На сей раз знаменитый талант Дональда Трампа — реклама бренда Трампа — был отставлен в сторону.

Потенциальных покупателей познакомили с финансами империи Фреда Трампа в составе 37 жилых комплексов и нескольких торговых центров. Крупный нью-йоркский домовладелец Руби Шрон (Ruby Schron) быстро стал фаворитом гонки. В декабре 2003 года Шрон позвонил Дональду Трампу, и они пришли к соглашению. Шрон заплатил за большую часть империи 705,6 миллиона долларов, в том числе погасив ипотечные кредиты Трампов. Остатки собственности были проданы другим покупателям, и общая сумма сделок составила 737,9 миллиона долларов.

4 мая 2004 года дети Фреда Трампа почти весь день подписывали бумаги, расставаясь с империей, которую их отец упорно строил 70 лет. Сделка по продаже не привлекла особого внимания СМИ, а в статье на страницах «Статен Айленд Адванс» прозвучала редчайшая фраза: «Трамп не откликнулся на просьбу дать комментарий».

Еще более необычным стал следующий малоизвестный факт: банки, финансировавшие покупку Шрона, оценили империю Фреда Трампа почти в один миллиард долларов. Иными словами, гениальный мастер сделок Дональд Трамп продал империю отца на несколько сотен миллионов долларов дешевле ее реальной стоимости.

За год после продажи Трамп потратил 149 миллионов долларов наличности на серию сделок, которые укрепили его миллиардерский имидж. В июне 2004 года он согласился заплатить 73 миллиона долларов за выкуп доли партнера в проекте строительства отеля в Чикаго. («Я покупаю ее на собственные деньги», — заявил он тогда репортерам.) Трамп заплатил 55 миллионов долларов своим кредиторам за казино. Затем он выделил 21 миллион на покупку поместья «Мезон де ля Амитье» в Палм-Бич, которое затем продал российскому олигарху.

Дональд Трамп во время презентации моделей Башен-Близнецов II в Trump Tower в Нью-Йорке

***

Первый сезон «Ученика» показали в 2004 году, когда Дональд Трамп завершал продажу империи своего отца. Первые кадры шоу, в которых можно увидеть сверкающее казино Трампа, затем Башню Трампа, его вертолет в полете, лимузин, из которого Трамп выходит перед трапом своего самолета, сменяют друг друга под музыку песни For the Love of Money («За любовь к деньгам»), напоминая нам о том, что история Дональда Трампа в основе своей является историей о деньгах.

Деньги находятся в центре того бренда, который Трамп так успешно рекламирует во всем мире. Но для такого мифотворчества было очень важно скрыть или замаскировать правду об этих деньгах — сколько у него есть в действительности, а также откуда и от кого он эти деньги получил. При помощи и попустительстве пассивной журналистики Трамп на протяжении десятилетий делал бурную сенсацию из своей не такой уж и замечательной финансовой истории.

В этом году бывший репортер «Форбс» Джонатан Гринберг (Jonathan Greenberg) написал для «Вашингтон пост» статью-признание, в которой сообщил, что Трамп, представляясь своим пресс-секретарем Джоном Бэрроном (John Barron), неоднократно и нагло лгал, добиваясь того, чтобы его включили в список самых богатых американцев, который журнал начал публиковать в 1982 году. Поскольку Трамп отказывается обнародовать свою налоговую отчетность, публика вынуждена сама истолковывать противоречивую информацию о его доходах, поступающую из анонимных утечек. В сентябре 2016 года «Нью-Йорк таймс» получила по почте несколько страниц из одной налоговой декларации. Они показывают, что Трамп в 1995 году задекларировал умопомрачительные убытки в 916 миллионов долларов. А в программе Рэйчел Мэддоу показали пару страниц из другой декларации, из которой следует, что в 2005 году он заработал внушительную сумму в 150 миллионов долларов.

В заявлении для «Нью-Йорк таймс» пресс-секретарь президента Сара Хакаби Сандерс отметила, что Трамп всегда сообщал об изменениях в своем состоянии: «Отец президента дал ему первоначальный капитал в один миллион долларов, который он вернул. Президент Трамп на эти средства создал невероятно успешную компанию, а также состояние в 10 с лишним миллиардов долларов, став владельцем огромного количества недвижимости».

Блумберг оценил его состояние в 2,8 миллиарда долларов, и такая разница свидетельствует о глубокой неоднозначности этой одной из самых публичных фигур в американской истории. Возникает все больше вопросов о новых источниках доходов — из-за расследований связей с Россией и судебных исков, в которых утверждается, что Трамп нарушает конституцию, продолжая вести дела с зарубежными странами.

Во время расследования следователи получили более 100 тысяч страниц документов, которые позволяют развеять многолетний туман дезинформации и прийти к ясному пониманию того, что, а вернее, кто был изначальным источником состояния Трампа. Это его отец.

Вот что можно сказать с полной определенностью. Если бы Трамп ничего не делал, а просто инвестировал переданные ему отцом деньги в фонд, который следит за 500 компаниями из индекса «Стандард энд Пурс» (Standard & Poor's), сегодня ему принадлежало бы состояние в 1,96 миллиарда долларов. А что касается пресловутого займа на миллион, то на самом деле Фред Трамп ссудил сыну как минимум 60,7 миллиона долларов, или 140 миллионов по нынешним деньгам.

Скоро Дональд Трамп сорвет еще один неожиданный куш из империи отца. Бруклинский жилой комплекс «Старрет Сити», построенный на деньги Трампов в 1970-е годы, был продан в этом году за 905 миллионов долларов. Согласно документам, доля Дональда Трампа превысит 16 миллионов.

Это вложение было сделано на деньги Фреда Трампа и благодаря его связям. Но, по версии Дональда Трампа, «Старрет Сити» всегда был и навсегда останется «одним из лучших моих капиталовложений».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.