Во вторник президент Дональд Трамп представил, наконец, письменные ответы Роберту Мюллеру, подав при этом сигнал о том, что с вопросами спецпрокурора он покончил навсегда.

Но сам Мюллер с Трампом не закончил.

Специальный прокурор по-прежнему хочет допросить президента о его деятельности в Белом доме, поскольку представленные во вторник ответы касаются лишь действий российских хакеров в ходе предвыборной кампании 2016 года. Результатом этой борьбы может стать историческая повестка, а потом и постановление Верховного суда, из-за чего непокорный Трамп окажется втянутым в юридическую склоку. Она может создать разрушающий каноны прецедент и на долгие годы заложить почву для такого рода расследований в отношении президентов. В зависимости от того, как будет проходить эта битва, демократы из палаты представителей могут даже попытаться начать процедуру импичмента.

Ситуация может очень быстро привести к взрыву. Затем начнется полный опасностей цикл переговоров между адвокатами Трампа и прокурорами Мюллера по таким вопросам как намерения Трампа при увольнении директора ФБР Джеймса Коми в мае 2017 года. Такая линия допроса — а Трампа заявляет, что ему не следует давать ответы на эти вопросы — связана с тем, что на пути расследования Мюллера до сих пор создаются помехи и препятствия.

«Это очень глубокие воды и сложные вопросы», — говорит профессор права из Университета Святого Иоанна Джон Баррет (John Q. Barrett), который при Рейгане под руководством независимого прокурора Лоуренса Уолша (Lawrence Walsh) участвовал в расследовании тайных поставок американского оружия в Иран.

Если Мюллеру не удастся получить нужные ему ответы, ему придется решать, готов ли он испытать свои силы, выдав повестку с вызовом президента для дачи показаний. Прокуроры Мюллера ранее уже озвучивали такую угрозу, но сейчас здесь появилась одна особенность, заключающаяся в том, что это может вызвать в Министерстве юстиции внутренние разногласия с исполняющим обязанности генерального прокурора Мэтью Уайтэкером (Matthew Whitaker), который ранее критиковал расследование специального прокурора.

Если спецпрокурор добьется одобрения Министерства юстиции и нажмет на спусковой крючок, направив повестку, ему придется столкнуться с президентом, испытывающим удовольствие от насмешек над Мюллером, и вступить в юридическую баталию, которая может быстро выйти на уровень Верховного суда, где появилось новое консервативное большинство, более дружелюбно настроенное по отношению к аргументам Трампа.

Но второй раунд поединка Мюллер-Трамп тоже может выдохнуться.

Эксперты в области права говорят, что у спецпрокурора могло накопиться достаточное количество информации из документов, президентских твитов и свидетельских показаний, чтобы завершить ту часть расследования, которая относится к препятствованию правосудию, и направить доклад своему начальству в Министерство юстиции. При этом ему не нужно будет вступать в судебную битву только ради того, чтобы добиться права на допрос президента.

«Интуиция мне подсказывает, что, по крайней мере, на сей раз спецпрокурору не нужны президентские показания, и что он дал ему возможность выступить с ними просто для того, чтобы потом Трамп не жаловался на дальнейшие действия спецпрокурора и на выводы из его доклада, когда они в том или ином виде станут достоянием общественности», — сказал Джек Куинн (Jack Quinn), работавший при президенте Билле Клинтоне консультантом в Белом доме.

Пока непонятно, в каком направлении пойдет этот спор.

Во вторник Мюллер придерживался той же самой позиции, которую он занимает все полтора года, что длится его расследование против России. Он отказывается давать комментарии, не желая раскрывать публике свои карты и ограничиваясь лишь тем, что требуется по закону.

Из-за этого возник серьезный вакуум, который спешит заполнить Трамп со своими адвокатами. В воскресном интервью Крису Уоллесу (Chris Wallace) на «Фокс Ньюс» президент сказал, что он, «наверное», не придет на допрос к Мюллеру, хотя ранее Трамп в своих публичных высказываниях неоднократно выражал готовность сделать это.

«Думаю, мы потеряли достаточно времени на эту охоту на ведьм, и видимо, ответ таков: с этим мы покончили», — сказал президент.

Трамп со своими адвокатами оставил себе немного пространства для маневра на будущее. Джулиани недавно объяснил изданию «Политико», что хотя президентская команда юристов сосредоточилась на первом раунде вопросов о хакерских взломах России, она не исключает возможности проведения переговоров с Мюллером о личном допросе Трампа.

«Мы договорились о том, что этот вопрос остается открытым для обсуждения», — сказал Джулиани.

Однако он отметил, что здесь есть одна загвоздка. Адвокаты Трампа будут бороться против повестки спецпрокурора с вызовом на допрос, посвященный пребыванию Трампа в Белом доме — будь это вопросы об отставке Коми или на другие темы, связанные с препятствованием следствию.

«Я бы не стал утверждать, что вызвать президента повесткой невозможно. Я бы сказал, что это невозможно в данном конкретном случае, потому что вызывая президента повесткой, ты возлагаешь на себя такое бремя, какого у тебя не было ни с кем, — заявил Джулиани. — Дело в том, что ты посягаешь на президентское время. И ты должен доказать, что такие действия реально необходимы. Реально необходимы для подготовки дела, а не для того, чтобы попытаться поймать его в ловушку. Заманивание в ловушку не является законной целью с точки зрения права».

Неизвестно, выдержат ли доводы Джулиани испытанием судом. Многие эксперты говорят, что против Трампа будет единогласное постановление Верховного суда от 1974 года, в котором отмечается, что президент Ричард Никсон обязан откликнуться на просьбу спецпрокурора и передать ему записи разговоров со своими помощниками в Овальном кабинете.

Но несмотря на это историческое постановление, союзники и даже некоторые критики Трампа говорят, что еще есть пространство для маневра, и что может быть принято постановление узкого содержания о вызове действующего президента для дачи показаний в связи с уголовным расследованием, касающимся его пребывания в должности.

«Это будет умопомрачительная юридическая баталия, победа в которой будет одержана с минимальным отрывом», — сказал бывший федеральный прокурор из Нью-Йорка Эли Хониг (Elie Honig).

Союзники Трампа говорят, что у них вызывает оптимизм точка зрения утвержденного недавно в должности судьи Верховного суда Бретта Кавано (Brett Kavanaugh). Кавано в свое время участвовал в составлении серии графических вопросов для Билла Клинтона о его близости со стажером Белого дома. Тогда он работал в составе команды независимого прокурора Кеннета Стара (Kenneth Starr). Но позднее он высказался за внесение поправок в закон, чтобы защитить президента от вызова в суд повесткой.

«Мюллер проиграет больше всех, если полномочия и авторитет специального прокурора будут оспорены, — сказал один близкий к Белому дому источник. — Если президенту будет вручена повестка, у него появится миллион возможностей сказать нет».

Бывший федеральный прокурор Эндрю Маккарти (Andrew McCarthy) работает сегодня обозревателем в издании «Нешнл Ревю» (National Review), и президент не раз цитировал его в Твиттере, говоря о расследовании Мюллера. По словам Маккарти, специальному прокурору придется доказывать, что допрос президента необходим.

«Думаю, что прокурору не следует допрашивать президента и вызывать его повесткой, если у него не будет веских доказательств причастности Трампа к совершенному преступлению, — сказал он. — Мюллер не дурак. Он это тоже знает».

Первые письменные ответы Трампа положили конец одному из важнейших этапов в расследовании Мюллера. Весной 2017 года президент заявил репортерам о своей «стопроцентной» готовности дать показания под присягой о предполагаемых связях России с его штабом. После этого он отступил от своего обещания и начал настаивать на том, чтобы Мюллер согласился принять его письменные ответы.

Во время состоявшихся в этом году переговоров юристы Трампа составили список почти из полусотни вопросов, которые Мюллер хотел задать президенту. Туда вошло все: что Трамп знал о связях бывшего председателя своего штаба Пола Манафорта с Россией, что ему было известно о звонке советника по национальной безопасности Майкла Флинна российскому послу после выборов 2016 года и многое, многое другое.

Как сказал Джулиани, спецпрокурор в этом году отверг письменный формат вопросов и ответов, но потом согласился попробовать, хотя адвокат Трампа также заявил, что президент не обязан отвечать на все вопросы Мюллера.

В первом пакете письменных ответов Трампа действительно есть некоторые минусы для прокуроров, потому что такой односторонний подход позволяет давать уклончивые ответы. Они не могут лично задавать последующие и уточняющие вопросы.

«Письменные вопросы — это слабая замена настоящему допросу», — сказал адвокат защиты Уильям Джеффресс (William Jeffress), представлявший Никсона после его ухода из Белого дома.

Но они имеют определенный юридический вес. Президент сегодня действительно обязан давать ответы, в которых он по закону должен демонстрировать правдивость — точно так же, как и на настоящем допросе. А еще они могут быть использованы даже спустя много лет.

Так, президент Рональд Рейган дал в 1987 году письменные ответы по делу «Иран-контрас». Спустя три года прокуратура на основании этих ответов устроила бывшему республиканскому президенту перекрестный допрос, когда он выступал в качестве свидетеля на суде над его советником по национальной безопасности Джоном Пойндекстером (John Poindexter).

В деле Клинтона в одной из четырех статей об импичменте, принятой в декабре 1998 года юридическим комитетом палаты представителей (его тогда возглавляли республиканцы), экс-президента и демократа обвиняют в «сознательной» даче ложных и вводящих в заблуждение письменных показаний в рамках федерального судебного процесса о гражданских правах.

Позже палата представителей отказалась от этой статьи, хотя против Клинтона все равно выдвинули обвинения по двум другим эпизодам.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.