Сейид Хасан Насралла, генеральный секретарь политической группировки «Хезболла», наконец нарушил свое долгое молчание и дал большое интервью телеканалу «аль-Маядин». Насралла говорил о политических проблемах Ближнего Востока и текущей ситуации в разных странах региона. При этом понятно, что центральное место в интервью политика занимала только одна ближневосточная страна, и все, что в ней происходит. Это Сирийская Арабская Республика.

ИА «Фарс» сообщает, что интервью телеканал «Аль-Маядин» показал в прямом эфире. Еще до начала интервью ряд ведущих израильских СМИ  посвятили множество сюжетов лидеру «Хезболлы» и его появлению перед телекамерами после долгого молчания.

Прежде всего Хасан Насралла заявил о том, что ряд сообщений израильских и саудовских СМИ о причинах его длительного молчания и «непоявления» перед телекамерами абсолютно неверны. «Они говорили, что я якобы болен. Однако я не переносил ни инфаркта, ни инсульта или паралича мозга или разума. Я в полном порядке, скоро уже буду праздновать 60-летие, у меня нет каких-либо серьезных проблем со здоровьем», — сказал он.

Что касается ситуации в регионе, Насралла довольно долго говорил о событиях, связанных с операцией «Северный щит», проводимой израильскими спецслужбами, и о длительной истерике в разных израильских СМИ на тему пресловутых «туннелей, возводимых „Хезболлой"». Он сказал, что «Хезболла» дала добро Нетаньяху, Гади Айзенкоту и прочим израильским руководителям говорить об этой проблеме все, что они хотят, раз они так нуждаются в раздувании этой проблемы. «Хезболла» решила, что до конца операции она будет хранить полное молчание по данному поводу, дабы не оказывать тем самым никакую помощь Израилю — ведь там только и ждут того, чтобы движение хоть как-то высказалось по этому поводу. «Мы же не будем помогать нашим врагам. Они уже заявляли о том, что операция завершена, но на деле это не так. Она продолжалась и по состоянию на вчерашний день».

Говоря о ситуации в Сирии в целом, Насралла подчеркнул, что положение страны на данный момент — наилучшее за весь период с начала гражданской войны, то есть с 2011 года. По его словам, сирийское правительство обладает сейчас достаточной властью, чтобы справиться со всеми задачами. Есть некоторые проблемы с восточным берегом Евфрата, поскольку там в ситуацию вмешалась Турция, но и турки там «уже не имеют никакого преимущества». Другой вопрос — Идлиб и северные районы Сирии. Сирийские правительственные силы сейчас в состоянии решить там все проблемы самостоятельно. Идет также процесс политического урегулирования в рамках астанинского процесса усилиями России и отчасти Турции. Благодаря этому положение в целом стало лучше.

Однако Анкара смотрит на действующие на севере Сирии курдские группировки как на филиалы запрещенной в Турции партии РПК. В то же время и курды, и Турция выступают союзниками американцев в регионе, но между ними серьезные противоречия. Турки считают, что сирийские курды, как и турецкие, представляют угрозу национальной безопасности их страны. Но такая ситуация — на руку Сирии. Совсем недавно Эрдоган и Трамп едва не пошли друг на друга войной из-за проблем на востоке Сирии. Но тут Америка вдруг принимает решение вывести из Сирии войска: итоговые последствия подобного шага до сих пор в полном объеме не ясны и нуждаются в отдельном обсуждении.

Известно, что Саудовская Аравия и ОАЭ оказывали курдам финансовую поддержку и делают это до сих пор по решению США. Турки пошли на захват севера Сирии, и из-за этого к ней возникают вопросы и со стороны Америки, и со стороны Европы. Россия также посчитала, что данная оккупация — шаг неверный. Каково логическое разрешений этих противоречий? По словам Насраллы, у него пока еще нет информации о том, чем же на самом деле завершились переговоры в Москве, которые провел Эрдоган со своим российским коллегой. Но ни проблема курдов, ни проблема Восточного Евфрата пока не решены. Когда Эрдоган вернулся из Москвы, он упомянул соглашение в Адане (подписанное в 1998 году и дававшее право Анкаре на проведение на севере Сирии военных операций в случае возникновения «угрозы для Турции» — прим. ред.), которое было подписано еще при Хафезе Асаде. И когда Эрдоган, рассуждая о проблеме курдов, говорит «мы», нам следует вспоминать те договоренности в Адане. Или же нужно вспоминать о них тогда, когда мы говорим о «возвращении» сирийских военных на восточный берег Евфрата, до границ с Турцией. «И вот когда Эрдоган, — продолжает Насралла, — вспоминает о соглашении в Адане и говорит о нем как об ориентире, мне думается, это хороший знак. Но я также думаю, что Дамаск не будет торопиться возвращаться к этой теме и вспоминать о тех соглашениях в мирное время».

Когда же Насралла говорит об Идлибе, то прежде всего подчеркивает проблему господства там группировок «Джебхат-ан-Нусры» (запрещенной в России террористической организации — прим.ред.). «Аль-Маядин» спросил, намерена ли Турция играть на идлибской «шамхатной доске». Насралла ответил, что отсутствие какой-то спешки в начале битвы за Идлиб было связано с внутренним противостоянием вооруженных группировок. В деятельности тех группировок нет ничего не только исламского, но и даже просто человеческого. «Ан-Нусра» отстранила все группировки, близкие к Турции. «Признает ли Анкара это?» — задает вопрос Насралла. И отвечает: «Джебхат-ан-Нусра» признана международным сообществом и Совбезом ООН террористической организацией. Именно так: террористической, вовсе не «сирийской» или «исламистской», как ее предпочитает называть Эрдоган. И Россия также признает ее террористической. В то же время кое-кем, по словам лидера «Хезболлы», предпринимались усилия перенести ее деятельность в другой район (провинцию) Турции, даже придать ей некую новую идентичность, которая не имела бы с прежней «Ан-Нусрой» ничего общего. Таким образом бывшая «Ан-Нусра» стала бы участницей политического урегулирования в Сирии. Но проблема в том, что все эти альтернативы не приемлет сама «Ан-Нусра».

Таким образом, неясно, как сложится ситуация в Идлибе дальше. В затруднительном положении оказалась и Турция. Текущее положение дел в Идлибе Турция защищать не может, поскольку для большинства «Ан-Нусра» — однозначно террористическая группировка. Турция должна либо предложить путь урегулирования, приемлемый для международного сообщества и для Сирии, или же передать это самим сирийским лидерам. А последние ни за что не отдадут ни клочка сирийской территории в распоряжение террористических группировок, даже если те начнут там создавать некое подобие «госструктур». Для Идлиба существует много путей решения, все они обсуждаются, но приоритетным должно оставаться политическое урегулирование, заключает Насралла.

Уход США из Сирии — тактика или поражение?

По мнению Насраллы, Трамп был все же искренен, когда говорил о своем намерении «покончить с сирийской проблемой» именно выводом американских войск. Это, во-первых, частично укладывается в его предвыборные обещания: США не должны посылать своих детей воевать неизвестно куда за пределы Америки, чтобы их там убивали. Кроме того, на это еще и приходится тратить деньги: США уже потратили на разные внешние войны семь триллионов долларов…. Трамп говорит, что если страны залива, Европа или же Япония хотят защитить себя от «ближневосточных угроз», то и они также должны платить за это.

Обама был в этом отношении двуличен. Но Трамп с первого дня работы заявил: хоть миллион, хоть миллиард, но они тоже должны платить. Его риторика в отношении Саудовской Аравии, стран залива, Европы, Японии или же Южной Кореи — надменно-презрительная. Следовательно, Трамп сам теперь обязан вывести войска (из Сирии), чтобы оставаться последовательным до конца.

Вот сегодня «Талибан» (запрещенная в России террористическая организация — прим.ред.) и американская делегация во главе с Залмаем Халилзаде заявляют, что они договорились об уходе американцев из Афганистана. В рамочном соглашении написано, что полный вывод войск должен произойти в течение «нескольких месяцев». Что же касается Сирии, то там аналогичным образом президент США пообещал «уйти очень скоро». Первый раз Трамп заявил об этом еще около полугода назад. Джеймс Мэттис, тогда занимавший пост главы Пентагона, и другие американские политики говорили тогда, что это будет победа России, Ирана и т.п., которую они к тому же получат даром. И вот они все пришли к Трампу и сказали: «сейчас не время» (для вывода войск). Если вы настаивайте на уходе, то назначьте какой-то срок, например, полгода, чтобы мы могли достичь за это время каких-то результатов. Но официально в итоге никакие сроки так и не были названы.

Потом они поехали в Россию и сказали, что «готовы» вывести из Сирии всех до последнего солдата и оставить базу в Ат-Танфе. А Ат-Танфа очень важна. Но у них есть одно условие: «проиранские силы» и «Хезболла» тоже должны уйти из Сирии. Мол, поговорите с иранцами, пусть они уйдут из Сирии, и тогда и американцы тоже уйдут. Тогда русские поговорили с братьями-иранцами, президент Путин поговорил с президентом Роухани, а Роухани поговорил со мной — он сказал, что ответ Ирана дойдет до «Хезболлы». Я тогда сказал, что американцы намереваются уходить из Сирии, однако при этом намереваются получить какие-то результаты, чтобы можно было сказать: «Вот, смотрите, мы уходим, Трамп смог добиться важных результатов».

«Результаты» — такое же волшебное слово-заклинание и для Нетаньяху, когда он выдвигает при контактах с сопротивлением и Палестиной предварительные условия (ухода израильтян с оккупированных территорий). Ответ Ирана в итоге оказался отрицательным, Исламская Республика заявила тогда, что пришла в Сирию по запросу Башара Асада с целью искоренить терроризм. И Асад тоже сказал, что не намерен торговаться с США по поводу ухода Ирана из Сирии. Они (американцы) — враги, а сирийцы — наши друзья. Русские тогда не устраивали никакого политического давления, не затевали пропагандистскую кампанию, как многие утверждают. Россия дала тогда вполне приемлемый ответ. И Трамп уяснил, что торговаться — дело бесполезное. Однако нельзя сказать, что в последнее время США не оказывали давления — напротив, они его усилили, в особенности на востоке Сирии.

Американцам ведь не нужна новая военная база, чтобы усилить свое давление на САР. Они могут его оказывать и с неба самолетами.

Своим ближневосточным друзьям США заявили, что больше не хотят быть «региональной полицией». Услышать это американским друзьям — от саудитов до последнего маленького государства залива — была весьма тяжело. И результатом этих заявлений стали бесконечные поездки курдских старейшин в Москву. Также курды поехали в Ирак, чтобы найти посредников на переговорах с Асадом. Курды тогда ездили в Москву, Ирак, Ливан. Зачем? Потому что они поняли, что США намерены их «бросить». Они стали далеко не такими «принципиальными» в своих требованиях и в самой Сирии.

По мнению Насраллы, президент Судана Омар аль-Башир поехал в Сирию и встречался там с Асадом после того, как поступил сигнал от Саудовской Аравии, также изменившей своей прежней «принципиальности». ОАЭ снова открывают посольство в Дамаске. А глава МИДа Бахрейна сказал, что они «и не закрывали свое посольство». Саудиты вместе с ОАЭ договорились даже до того, что — представляете! — заявили: главной опасностью в Сирии является теперь, оказывается, деятельность… Турции, но не Ирана, как они все в один голос твердили раньше. «Аль-Маядин» задал лидеру «Хезболлы» вопрос о том, не провела ли с ними переговоры Россия. Возможно, такие переговоры и были, отвечает лидер «Хезболлы». Но вопрос заключается в другом: России-то зачем эти переговоры? России незачем беспокоиться. А вот у них всех есть причина — их сюзерен заявил, что уходит. Вот они все — и курды, и саудиты, и страны залива «помельче» — и мечутся между Москвой и Дамаском, спасая себя и пытаясь вымолить прощение. И прощение Москвы, и прощение Дамаска, за свою прежнюю политику, поощрявшую региональный терроризм!

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.