Администрации Трампа не только не любит Европейский союз, но и хочет его уничтожить. Поездка госсекретаря Соединенных Штатов Майка Помпео (Mike Pompeo) в Европу на прошлой неделе стала третьем эпизодом в этой атаке, участники которой намерены использовать существующий внутри Евросоюза раскол между востоком и западом. Первым эпизодом из этой серии стала речь Дональда Трампа в Варшаве в 2017 году, которая была пронизана нативистским национализмом. Вторым эпизодом стали действия Трампа в области тарифов в 2018 году, а также его разрушение таких ключевых договоренностей как иранская ядерная сделка и Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (РСМД). К этому следует добавить его открытую поддержку сторонников Брексита, а также его решение вывести из Сирии американские войска. Все вышеперечисленное затрагивает европейские (включая британские) интересы весьма конкретным образом, в отличие от простых твитов и оскорблений в адрес союзников.

Европа пытается организовать сопротивление. Ангеле Меркель, любимой политической мишени Трампа внутри Евросоюза, устроили настоящую овацию на ежегодной Мюнхенской конференции по безопасности за ее речь, посвященную достоинствам мультилатерализма (multilateralism). Однако нам, возможно, еще только предстоит понять, с чем имеет дело Евросоюз в эту новую, связанную с Дональдом Трампом, эпоху. Человеком, который нынче нашептывает в ухо Трампу, является Джон Болтон (John Bolton), его советник по национальной безопасности. Особенности его направленной против Евросоюза идеологии во всей красе были продемонстрированы во время визита Майка Помпео в Будапешт, Братиславу и Варшаву.

Помпео сделал две значимые вещи. Прежде всего, он фактически завладел празднованием в этом году 30-летия падения коммунизма в восточной Европе, с особым пафосом отмечая близость Соединенных Штатов к тем нациям, которые боролись за свою свободу, при этом он всегда поддерживал правые популистские правительства, которые Евросоюз взял на заметку за их отход от демократических принципов. Во-вторых, своим выбором посещаемых государств Помпео усилил расхождения между теми странами, которые раньше находились за железным занавесом, и теми, которые были по другую его сторону. При таком достаточно хитроумном варианте ставка делается на используемые демагогами в своих интересах чувствительные вопросы, которые в последние годы омрачили способность Евросоюза объединяться.

Кое-что из этого напоминает действия министра обороны США Дональда Рамсфельда (Donald Rumsfeld) в 2003 году, перед вторжением в Ирак, когда он запустил в оборот термин «старая Европа» (плохая) и «новая Европа» (хорошая). Однако значительное отличие состоит в том, что европейский проект сегодня с большим трудом пытается удержаться на плаву, тогда как в тот момент оптимисты считали, что он будет «в числе первых в XXI веке». Написанная Болтоном в 2000 году статья позволяет более точно оценить стратегию Трампа. «Следует ли нам серьезно относиться к глобальной власти?» (Should we take global governance seriously?) — так была озаглавлена статья, которая сегодня воспринимается как дорожная карта намерений администрации Трампа, направленных на разрушение Евросоюза. В ней Болтон подвергает резкой критике «глобалистов», стремящихся опутать национальные государства паутиной международных норм и соглашений, ограничивающих их суверенитет. По его словам, истинно демократический мандат может существовать только на национальном уровне. Попутно он подвергает критике некоммерческие организации (НКО), гражданское общество («которое считает, что оно находится за пределами национальной политики»), а также «безграничную» широту многонациональных и наднациональных институтов. Евросоюз, по его мнению, является «ведущим источником реальной глобалистской политики».

Болтон идет еще дальше — он считает Евросоюз угрозой для интересов Соединенных Штатов (в прошлом году Трамп назвал ЕС «врагом»). «Европейские элиты» не ограничиваются «передачей своего собственного национального суверенитета в Брюссель, поскольку они, на самом деле, решили передать и часть нашего суверенитета всемирным институтам и подчинить нас их нормам, превратив таким образом Европейский союз в миниатюрного предшественника глобального власти». Он также считает, что Евросоюз «не лишен определенной доли явного антиамериканизма».

Неважно, что Трамп, возможно, сделал больше для распространения антиамериканских настроений в Европе, чем другие американские лидеры. Это лишь показывает, что традиционные объяснения нападок Трампа на Евросоюз являются только одной частью картины. Атаки Трампа на Евросоюз — элемент торговой сделки, его тактика, направленная на расширение поставок американского оружия на европейский континент, а также свидетельство его личной неприязни к Меркель, однако все это является лишь проявлением более широкой идеологической битвы за глобальную власть.

Не нужно думать, что написанное Болтоном в 2000 году устарело. Так может показаться только в случае, если вы верите, что у администрации Трампа нет вообще никакой идеологии, а есть только коммерческие интересы. Конечно, будет преувеличением считать, что сегодняшняя Европа способна бросить Соединенным Штатам вызов на глобальной арене, — при сравнении она выглядит слабаком в военном отношении и, кроме того, в течение уже десяти лет пребывает в состоянии кризиса. Однако Европа воплощает собой нечто такое, что Трамп и Болтон ненавидят. Некоторые из числа более крупных европейских государств сегодня пытаются сопротивляться, и избранные ими способы сопротивления явно вызывают раздражение у команды Трампа — речь идет, в том числе, о новых механизмах для обхода введенных против Ирана санкций.

Хотя либерально настроенные жители Центральной Европы могут надеяться на позитивную вовлеченность Соединенных Штатов в этом регионе, — Помпео, к примеру, пообещал поддерживать «независимые средства массовой информации» и разместить силы НАТО в ответ на угрозы со стороны России, — все это отвлекает внимание от того, что я назвал бы «новоязом», использованным в ходе его визита на прошлой неделе. Такие слова как «свобода» и «независимость» потоком выливались изо рта Помпео, когда он отдавал должное тем, кто порвал с коммунистической диктатурой. Однако при этом ничего не было сказано о том, как Евросоюз помогал укреплять демократию. Основанное на ценностях пространство Евросоюза считается более сильным, чем у НАТО — этот альянс в течение многих лет включал в себя страны с авторитарным правлением (вспомним режим Салазара в Португалии, а также греческих полковников, находившихся у власти в 1960-е годы), и сегодня происходит то же самое, если принять во внимание президента Турции Реджепа Эрдогана.

В словах Помпео о свободе прежде всего отражается образ мысли Болтона. «Все американцы ценят свою собственную индивидуальную свободу, они, по крайней мере, желают добра и хотели бы, чтобы и другие наслаждались подобной свободой», — отметил Болтон в 2000 году. Однако, нападая на Евросоюз, он также сказал о том, что рубрика «прав человека применяется теперь по отношению ко многим измерениям и стала важным компонентом глобальных усилий, направленных на сдерживание и ограничение независимого проявления национальными государствами как юридической, так и политической власти». Сегодня подобного рода мысли прекрасно воспринимаются правыми популистами в Варшаве и Будапеште, которые жалуются на реакцию Евросоюза на их ограничительные меры в отношении судей и средств массовой информации.

В тот момент, когда до выборов в Европейский парламент остается менее 100 дней, Помпео присутствует на обеде в Венгрии вместе с премьер-министром этой страны Виктором Орбаном, который хочет перекроить политическую карту Европы таким образом, чтобы она соответствовала его представлениям о «нелиберальной демократии» (illiberal democracy). Возможно, их взгляды не совпадают по вопросу о России, и верно то, что Помпео действительно встретился с представителями НКО в Будапеште, однако не было заметно никаких признаков, свидетельствующих о расхождении взглядов с Орбаном по поводу ценностей. Верно и то, что Помпео посетил Словакию, правительство которой считает себя конструктивным членом Евросоюза, а не его противником. Однако этот визит, возможно, был предпринят для того, чтобы Словакия еще больше оказалась во власти европейских нелибералов (illiberals), а не наоборот.

Визит Помпео стал поддержкой для врагов ориентированного на ценности Евросоюза, а также еще одной атакой на само его существование. Послевоенная Европа смогла восстановить себя в рамках коллективного проекта, и сделано это было благодаря защите и финансовой поддержке со стороны Соединенных Штатов. Сегодня Евросоюз является мишенью многоплановых политических нападок как со стороны Вашингтона, так и со стороны Москвы, а причиной этого являются не только его дела, но и то, чем он является. Чем раньше европейцы это осознают, чем лучше.

Натали Нугайред — обозреватель газеты «Гардиан».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.