На посту главнокомандующего объединенными силами НАТО в Европе появился новый человек. Генерал Тод Уолтерс приступил к выполнению своих обязанностей в тот момент, когда в Польше шел парад под лозунгом «Сила в союзах». Торжества в штабе Верховного главнокомандования ОВС Альянса в бельгийском Монсе выглядели скромнее варшавских, но имели гораздо более важное значение в контексте польской безопасности. Заканчивая свое краткое выступление, Уолтерс, который будет заниматься безопасностью Европы вместо генерала Кертиса Скапаротти, обратился к своему предшественнику со словами «vigilance endures» (бдительность остается), отсылая к размещенному на гербе командования девизу «Vigilia Pretium Libertatis», то есть «Бдительность — цена свободы». Генерал Уолтерс будет сохранять бдительность в ближайшие три года.

Войска США в Европе

Генерал Скапаротти передал союзнический пост в момент, когда Альянс находился в состоянии повышенной боевой готовности. При нем начался беспрецедентный процесс увеличения числа и масштаба учений, а также акций по морскому и воздушному патрулированию. Переформировывались и увеличивались командования, увеличилась активность сил США в Европе, а союзники (несмотря на споры по поводу расходов, объем которых они обещали увеличить) в значительной степени начали делиться обязанностями в рамках совместной обороны. При Скапаротти на европейский континент вернулись американские танки, в Балтийское и Черное море стали регулярно заходить натовские корабли, а районы Калининградской области и Крыма оказались практически под непрерывным мониторингом самолетов и беспилотных аппаратов.

На восточном фланге разместили многонациональные батальоны, а на аэродромах начали нести дежурство готовые подняться в воздух истребители стран Альянса. В течение трех лет в сфере бдительности произошла настоящая революция. НАТО не хочет (и не может) позволить застать себя врасплох.

Уолтерс — это уже третий главнокомандующий, вступивший в должность после нападения России на Украину, которое изменило как Европу, так и Альянс. Система безопасности прошла стресс-тест при генерале Филипе Бридлаве (тоже летчике). Именно ему пришлось первым реагировать на акт развязывания войны в непосредственной близости от территории, за целостность которой он отвечал.

Бридлав до сих пор не рассказывал никому в деталях, как выглядели те весенние дни 2014 года, когда при помощи спутниковой и авиационной разведки (а также наверняка разведчиков, находившихся на местности) он наблюдал за неожиданным вторжением зеленых человечков и следил за движением странных конвоев, движущихся из России на Украину.

Дипломаты рассказывают, как однажды он пришел на заседание Североатлантического совета и произнес всего два слова: «Крым взят». Ответом собравшихся послов стран-членов НАТО стала гробовая тишина. Однако Бридлав в течение всего нескольких дней принял решение, которое стало, по сути, основой того, что начало происходить в следующие годы: он отправил американских военных к границе России. В тот момент это был, скорее, политический сигнал, но позднее он получил наполнение в виде реального военного потенциала, союзнической философии и выделенных средств. Сейчас генерал Уолтерс должен заняться очередным этапом переустройства НАТО в связи с присутствием на восточном фланге (в том числе в Польше) войск США.

Здесь следует напомнить, что главнокомандующий объединенными силами в Европе носит на голове еще одну «шляпу»: это не только фактически самый главный солдат Альянса (формально таким человеком выступает председатель Военного комитета НАТО), но и европейский командующий региональных вооруженных сил США. Или, иначе: пост натовского главкома ОВС равнозначен посту главы Европейского командования вооруженных сил США — одного из шести американских зональных командований, официально отвечающего за Европу, а в реальности — за «половину мира».

Посол США

С нашей европейской точки зрения самым важным выглядит то, что в сферу ответственности этого человека входит Россия, и он смотрит на нее с точки зрения коллективной обороны, стратегии НАТО в области сдерживания и интересов США. Это один из немногих военных постов, имеющих на деле политическую функцию: американо-натовского командующего можно назвать самым важным послом Вашингтона в Европе. Одновременно он играет роль выразителя интересов Альянса в Америке и представляет там солидарное мнение союзников, которое не всегда совпадает с видением верховного главнокомандующего — американского президента.

На слушаниях в Конгрессе при Трампе генерал Скапаротти играл именно такую роль. Умение лавировать, приобретенное во время воздушных боев, наверняка оказалось бы не лишним, правда, сам Уолтерс летал на тяжелом и не слишком маневренном «Ф-15» и наносил удары по целям с большого расстояния.

Кто такой генерал Уолтерс

Уолтерс буквально родился в НАТО. Он вырос в военной семье: его отец, который дослужился до генерала, летал на истребителях «Ф-102» на базе в немецком Битбурге. Она проработала 40 лет в эпоху холодной войны и была закрыта только в 1994. Молодой Тод успел попасть туда на своем «Ф-15» в 1980-е годы. В последующие десятилетия он принимал участие в авиационных операциях в Ираке и Афганистане. За его плечами четыре десятилетия военного опыта и работа на штабной должности, которая позволила ему привыкнуть иметь дело с политиками. В последние годы он служил в Германии, на базе Рамштайн, будучи начальником главного штаба Военно-воздушных сил США в Европе и в Африке, а одновременно возглавлял Центр передового опыта ВВС НАТО в Калькаре. В последнем Уолтерс координировал процесс внедрения в Европе нового самолета «Ф-35», разные версии которого заказали и начали использовать несколько стран: Великобритания, Италия, Норвегия, Голландия, Дания и Бельгия. Командуя американской авиацией в Европе, генерал курировал миссии истребителей завоевания господства в воздухе «Ф-22 Раптор» и совместно со стратегическим командованием координировал учебные полеты бомбардировщиков на восточном фланге Альянса. Российские пропагандистские СМИ за это отзываются о нем максимально негативно, что, пожалуй, можно назвать не самой худшей рекомендацией.

Перед тем как вступить в должность, которая станет, по всей видимости, венцом его военный карьеры, 59-летний Уолтерс подробно представил сенатской комиссии свою оценку ситуации безопасности в Европе. На 36 страницах он ответил на поданные в письменном виде вопросы сенаторов, а те позже также расспросили его лично. Каждое такое слушанье — это кладезь сведений о намерениях и подходе американцев к НАТО, а также военному сотрудничеству с Европой, а в первую очередь о том, какие силы они сами хотят иметь под рукой на гипотетическом театре военных действий.

Генерала спросили прямо, какое значение имеет, на его взгляд, для НАТО Польша, и что американцам следует сделать, чтобы укрепить систему сдерживания России в этом регионе. Уолтерс констатировал, что Польша, граничащая с Калининградской областью, Белоруссией и Литвой играет на восточном фланге Альянса ключевую роль. Он напомнил, что в нашей стране в рамках сил НАТО находится американский контингент, а также (на ротационной основе) бронетанковая бригада. Укрепление системы сдерживания, по его мнению, следует осуществлять, развивая логистику, средства разведки и связи, наращивая эффективность поражения, а также объединяя сети радаров противоракетной и противовоздушной обороны. Он не упоминал в этом контексте о дополнительных крупных формированиях, но если речь идет о поражении, значит, может иметься в виду дивизион ракетной артиллерии, если о разведке, то подразделение, которое занимается, например, операциями беспилотных аппаратов, а если о логистике, то новые подразделения снабжения и обеспечения войск. Из этого не вырисовывается «Форт Трамп», однако, о нем уже довольно давно и не говорится. Скорее, планируется дать более совершенные инструменты находящимся в Польше войскам или более оперативно перебрасывать дополнительные силы.

Задачи для нового командующего

Однако, в списке проблем генерала, основное место занимает отнюдь не Польша. Название нашей страны появляется в стенограмме выступления в Конгрессе 10 раз, а России — более ста. Она упоминается в контексте того, что делает Путин и того, как реагирует на это Трамп, ориентирующийся на стратегию соперничества (и конфликта), описанную в доктрине США. Генералу Уолтерсу предстоит претворять эту стратегию в жизнь прежде всего, как он сам говорит, посредством обретения перевеса в сфере обычных вооружений, которого можно добиться, объединив усилия американцев и их союзников. В связи с этим генерал видит необходимость в оснащении находящихся в его ведении сил дополнительными разведывательными средствами и противоракетными системами, обновлении запасов основных боеприпасов, операциях с участием самолетов пятого поколения, а также в инвестициях в гиперзвуковое оружие и кибероборону. Важнейшими проблемами он называет недостаточное количество кораблей, способных обнаруживать и обезвреживать российские подлодки, отсутствие самолетов пятого поколения и ракетной артиллерии. Ключевыми угрозами, исходящими от России, Уолтерс считает активность подводных лодок и перспективу принятия на вооружение гиперзвукового оружия. Тема перехвата инициативы и обретения перевеса касается не только чисто военных аспектов, генерал обращает внимание на российские влияния другого рода и намеревается с ними бороться. При этом он заверил сенаторов, что хочет подготовиться к войне с Россией для того, чтобы избежать конфликта.

Военнослужащие Вооруженных сил Бельгии во время совместных учений войск НАТО Trident Juncture 2018 ("Единый трезубец") в Норвегии
Генералу в первую очередь придется вести борьбу за финансы, людей и внимание политиков, принимающих решения. Как каждому командующему такого уровня, самое важное сражение ему предстоит в Конгрессе — за бюджет. Уже сейчас видно, что будет непросто. В планах на 2020 финансовый год Белый дом сократил (впрочем, незначительно) финансирование европейской инициативы сдерживания, то есть объем средств, выделяемых на присутствие дополнительных войск США в Европе и учения. Уолтерс признал, что видит в этом проблему, а снижение финансирования замедлит претворение в жизнь запланированных ранее инициатив. Сокращение военных инвестиций в Европе связано с тем, что Трамп поручил Пентагону найти деньги на строительство стены на границе с Мексикой. Уолтерса, связанного с авиацией, тревожат также задержки в реализации программы оснащения европейских аэродромов техникой, которая позволит защитить американских военных в случае конфликта.

Несмотря на существование текущих проблем, можно заметить, что Конгресс выступает защитником НАТО на американской политической арене, где разворачивается борьба. Поступавшие некоторое время назад из Белого дома слухи о возможном выводе американских войск лишь укрепили трансатлантический союз Капитолия со Штутгартом (там располагается Европейское командование ВС США) и Монсом. Однако в тот момент, когда Уолтерс вступал на свою должность, к американскому фронту борьбы за деньги добавился натовский. Требование выделять на оборону 2% ВВП до сих пор не выполняется, что служит основной причиной споров между Трампом и Европой. Когда беседа будет касаться расходов, Уолтерс не станет выступать с позиции «доброго дядюшки» и избегать ссор, несмотря на то в течение года будут продолжаться мероприятия, приуроченные к 70-летию НАТО.

Бдительное дежурство Уолтерса на постах в Монсе и Штутгарте пройдет под знаком наращивания потенциала, а также повышения боеспособности войск США в Европе и всего Альянса в контексте возможного столкновения с Россией, что соответствует доктрине силового доминирования Трампа. Все то, что мы наблюдали в последние годы, окажется таким образом лишь прелюдией, и мы наверняка увидим еще больше войск, военных технологий, быстрой переброски сил, а также классических и неконвенциональных методов демонстрации силы.

Уже известно, что в 2020 году США проведут беспрецедентные учения «Дефендер» в Тихом океане и Европе. Их европейская часть пройдет одновременно с маневрами на восточном фланге, в том числе с польской «Анакондой». Пока из неофициальных источников известно, что «Дефендер» будут напоминать учения «Возвращение войск в Германию» (REFORGER) времен холодной войны, на которых отрабатывалась стремительная переброска большого количества сил в Европу. Числа на этот раз, видимо, будут не такими внушительными, но скорость может оказаться более высокой, а метод проведения операции по наращиванию потенциала — неожиданным. Не исключено, что какая-то часть из передислоцированных военных и техники задержится или даже останется навсегда.

Планы наращивания американского присутствия в Польше могут учесть в бюджете Пентагона не раньше 2021 года, поскольку в бюджете на 2020 год они не упоминаются. Однако в любом случае это может произойти именно при Тоде Уолтерсе, и если так и будет, то фамилия 19-го главнокомандующего объединенными силами НАТО в Европе войдет в историю.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.