Ситуация на севере Сирии быстро меняется каждый день. Вчера поступила важная информация: сирийские государственные СМИ подтвердили, что курдские «Сирийские демократические силы» (SDF) и «Отряды народной самообороны» (YPG) договорились с Дамаском о совместной обороне страны от турецкого вторжения и что сирийские войска уже выдвинулись на северо-восток страны.

На протяжении нескольких лет было понятно, что курды попытаются договориться с Дамаском, как только американские силы покинут Сирию, и вчера это произошло. Разумеется, обе стороны испытывают определенное отторжение, и кое-кто в Дамаске в последние дни даже отвергал идею сотрудничества с курдами, утверждая, что они «агенты Вашингтона». Тем не менее все понимают, что сейчас не время для распрей, поскольку важен даже не каждый день, а каждый час. Согласно источникам, Россия помогла курдам и Дамаску договориться, быстро организовав встречу их представителей и, вероятно, объяснив им, что если они немедленно не объединяться, то потеряют значительную часть сирийской территории, которую Эрдоган, однажды захватив, возможно, уже больше никогда не вернет.

По-видимому, максимальная эскалация еще только предстоит, и она произойдет, когда сирийские войска подойдут к сирийско-турецкой границе или хотя бы к ней приблизятся. Весьма вероятно, что тогда сирийские и турецкие войска столкнутся непосредственно, и хотя сирийцы оснащены хуже, вместе с курдами они смогут оказать туркам значительно большее сопротивление, чем курды сумели бы в одиночку.

Турецкое вторжение началось в среду на прошлой неделе и кажется очень похожим на предыдущее (хотя и является более масштабным), когда были оккупированы курдские области в кантоне Африн к западу от Евфрата. Тактика осталась прежней: Эрдоган не хочет каждое утро подсчитывать убитых турецких солдат, поэтому на передовую отправляет «расходный материал», то есть разных исламистских боевиков лояльных Турции (сколько их гибнет, президенту Турции неинтересно). Они идут впереди, прикрывая, как щитом, турецкие войска, которые потом входят в населенные пункты и города и оккупируют территории, осуществляя массированные артиллерийские обстрелы и удары с воздуха (таким действиям курды не могут ничего противопоставить).

К операции привлечено немало исламистских протурецких боевиков, в том числе, из «моря» тех беженцев, которые находятся в лагерях в Турции (речь идет о нескольких миллионах беженцев). Согласно некоторым источникам, турки задействовали в этой операции от 15 до 20 тысяч боевиков. Точные цифры получить трудно, но, по оценкам, помимо них во вторжении участвуют около десяти тысяч турецких солдат.

Сколько бойцов у курдов? По данным некоторых источников в «Отрядах народной самообороны», их около 40 тысяч. Однако цифры сами по себе в сложившихся обстоятельствах мало что значат. США на протяжении многих лет координировали курдов, используя их на передовой борьбы с «Исламским государством» (запрещенным в России — прим. ред.), а на самом деле натравливая их на противника так же, как сейчас Турция натравливает исламистов на курдов. Несмотря на это, американцы так и не доверили курдам тяжелого и передового вооружения (чтобы те не применили его против Турции). И все же, как известно из курдских источников, курды располагают достаточным числом противотанковых ракет, которые сыграют немаловажную роль, если будет пробит турецкий «щит» в виде боевиков, то есть если турецким войскам придется сразиться на первой линии. Разумеется, курды могут закупить и другое оружие, как подчеркивает один источник в «Отрядах народной самообороны»: «Это Ближний Восток, и черный рынок тут процветает».

Что касается численности бойцов, то и она может легко возрасти, если курды мобилизуют все свои силы. Но и Турция также может привлечь больше солдат.

Те десять тысяч военнослужащих, которых Турция якобы задействовала во вторжении, — это только капля в море турецких вооруженных сил, которые входят по общей обороноспособности в десятку лучших в мире. На действительной службе находятся и числятся в запасе турецкой армии в общей сложности около 700 тысяч человек. Однако теоретически, в случае войны, Турция может призвать до 35 миллионов человек (а это почти в два раза больше, чем население Сирии).

Конечно, скорее всего, Турция не хочет бросать на эту войну все имеющиеся у нее силы. Какие же настроения царят внутри страны? Поддерживает ли народ вторжение Эрдогана в Сирию? В большинстве да, и не обязательно потому, что люди поддерживают агрессию. Просто в этом наступлении они видят некие плюсы для себя лично. Дело в том, что в основном турецкие граждане недолюбливают беженцев из Сирии, а еще больше ситуацию осложняет то, что государство только-только оправилось от рецессии. Согласно опросу, проведенному в августе этого года, 73% турок считают сирийских беженцев «угрозой для безопасности», а 78% полагают, что их «нужно вернуть обратно в Сирию».

Таким образом, Эрдоган сейчас (именно тогда, когда он погряз во внутренних политических проблемах, ведь его партия AKP утратила контроль над Стамбулом, крупнейшим городом Турции) дает народу именно то, что тот хочет. Он избавляется от беженцев. Эрдоган несколько раз подчеркивал, что намерен оккупировать большую территорию на северо-востоке Сирии, чтобы переместить туда как минимум два миллиона сирийских беженцев. Правда, чтобы реализовать этот замысел, Эрдогану придется провести масштабные этнические чистки среди курдов, которых он все равно считает террористами. Иными словами, с точки зрения Эрдогана, это идеальный план, способный принести сразу несколько положительных результатов. Помимо прочего, в ходе операции можно избавиться и от определенного числа исламистских боевиков, на смерть которых почти всегда надеются даже те, кто отправляет их в бой (будь то США, Саудовская Аравия, Израиль или Турция). Идеальный сценарий для Эрдогана был бы таким: экстремисты разбивают курдов и при этом сами коллективно гибнут на этом фронте, и тогда турецкие войска де-факто берут под контроль почти всю территорию Северной Сирии (до 30 километров вглубь страны).

Этот план, предполагающий масштабные этнические чистки, представляет угрозу самому существованию курдов. Ведь если обратиться к карте Северной Сирии и посмотреть, в каких именно областях должна появиться турецкая так называемая «зона безопасности», то сразу становится понятно: именно в этих областях находятся крупнейшие курдские города!

Если курдов выбьют из этих областей, то куда же им деваться? Южнее? Куда южнее? Им остается бежать только в пустыню! Да, есть небольшие города к югу от запланированной турками зоны, но их недостаточно, чтобы там разместилось все курдское население Северной Сирии. Многие действительно окажутся в пустыне, в палатках.

Насильственная этническая инженерия в Сирии приведет к катастрофе, где бы ею ни занимались. Возьмем, например, город Ракку, который еще несколько лет назад являлся по сути столицей так называемого халифата «Исламского государства». Ракка — арабский суннитский город, но сейчас его контролируют курды. Правда, долго так продолжаться не может. В последнее время о Ракке мало говорят, так как это «непопулярная» тема. США хвалятся, что якобы «победили там ИГИЛ», но на самом деле ничего они там не добились. Ракка — это кипящий котел, и нападения на курдские патрули происходят там каждый день. Теперь курдам придется все свои силы бросить на северный фронт, чтобы защитить свои важнейшие города. Но что тогда будет с Раккой? Там немедленно поднимут черный террористический флаг, и все поймут, что «Исламское государство» живо.

Вместе с тем поступает информация от «Сирийских демократических сил» о том, что около 785 террористов «Исламского государства» бежали вчера из лагеря Айн-Исса.

Но вернемся на север Сирии, так как ситуация там будет стремительно меняться, возможно, даже в ближайшие часы. Когда я писал этот материал, стало известно, что сирийские войска уже вошли в Манбий (который не входит в «зону»), а также поступило сообщение о том, что войска вошли и в Кобани (один из крупнейших городов внутри турецкой «зоны»).

Что касается турецкой «зоны», то речь идет о территории от Евфрата до самых «окраин» Сирии. Если при этом учесть, что турецкие войска уже контролируют кантон Африн (к западу от Эвфрата), а также де-факто провинцию Идлиб, то становится понятно, что Турция хочет отхватить большой кусок от Северной Сирии и потенциально расширить свои границы на юг.

Согласно источникам, турецкие войска уже захватили город Рас-эль-Айн, население которого бежало, а также город Телль-эль-Абьяд. В Рас-эль-Айне проживало около 40 тысяч человек (в Телль-эль-Абьяде меньше — около 15 тысяч). Также в турецкой «зоне» находится более крупный город Эль-Камышлы с 200 тысячами горожан (конечно, все эти города на самом деле больше, если прибавить к ним пригороды; например, в Телль-эль-Абьяде вместе с предместьями проживает 40 тысяч человек). Все эти населенные пункты уже в руках турецкой армии и лояльных ей боевиков. Население массово покинуло свои дома, и за последние дни эти города (а также села между Телль-эль-Абьядом и Рас-эль-Айном) оставили почти сто тысяч человек.

Что касается недавней информации о том, что сирийские войска движутся на северо-восток страны, то Турция ее никак не прокомментировала. Курдские источники настроены оптимистично и утверждают, что договор с Дамаском позволит не только отразить турецкое вторжение, но и освободить города, захваченные ранее, прежде всего Африн.

Интересный комментарий дал американскому изданию «Форин полиси» один из командиров курдских «Сирийских демократических сил» Мазлоум Абди. В частности, он сказал: «На силы, которыми я командую, сейчас возложена задача по защите трети Сирии от вторжения Турции и ее джихадистских наемников. Регион Сирии, который мы защищаем, стал безопасным пристанищем для людей, переживших геноцид и этнические чистки, которые Турция проводила против курдов, сирийцев, ассирийцев и армян на протяжении последних двух столетий. Там мы содержим 12 тысяч пленных террористов „Исламского государства" и их радикальных жен и детей. Также мы охраняем эту часть Сирии от иранских добровольцев.

Когда нас не сумел поддержать остальной мир, руку помощи нам протянули Соединенные Штаты. Мы приняли ее и высоко оценили их великодушную поддержку. По требованию Вашингтона мы вывели свое тяжелое вооружение из приграничных с Турцией районов, разрушили свои укрепления и отозвали наших самых опытных бойцов с фронта. Турция никогда не напала бы, если бы американское правительство оставалось верным своему слову… Теперь мы голой грудью идем на турецкие ножи…

Ясно, что угроза „Исламского государства" по-прежнему существует, так как существуют спящие ячейки террористов, способные поднять мятеж. Многие пленные члены „Исламского государства" охраняются не достаточно хорошо и могут, как бомба, в любой момент спровоцировать взрыв.

Мы понимаем, что нам придется пойти на множество компромиссов с Москвой и Башаром Асадом, если мы встанем на путь сотрудничества с ними. Но если выбирать между компромиссами и геноцидом против нашего народа, то мы, конечно, выберем его жизнь».

Как будет работать этот новый союз, нам еще предстоит увидеть. Но если в планах союзников — остановить Турцию, то вряд ли это смогут сделать только курды и сирийские войска. Другое дело, если бы… Уже поступила информация о том, что курды потребовали от Москвы создать бесполетную зону над Северо-Восточной Сирией. Пока Москва никак не прокомментировала это обращение, но если Россия все же вмешается, то попытается сделать это очень «деликатно», как прежде в Идлибе, где она, по-видимому, оказала большую поддержку сирийскому наступлению на протурецких боевиков.

Но разве не добрые отношения связывают Россию и Турцию? Разве Путин не поддерживает дружественные отношения с Эрдоганом? Вряд ли можно говорить об этом. С самого начала данные взаимоотношения строятся только на интересах, а сейчас происходит нечто, что может заставить Россию выступить против турецкого вторжения. Факт в том, что буквально весь мир повернулся к Эрдогану спиной (единственная страна, которая публично выразила свою поддержку турецкому вторжению — это Пакистан).

Таким образом, сложилась уникальная ситуация. Многие игроки, включая тех, кто соперничает друг с другом и враждует, сейчас втайне надеются, что турецкое наступление провалится. А Россия, которой всегда пригодится очередной «балл» на международной арене, может воспользоваться ситуацией в свою пользу. Могут ли курды и сирийские войска остановить наступление Эрдогана? Могут, но с определенной российской поддержкой, хотя бы закулисной. А ведь именно так уже много лет действуют российские и сирийские войска, и это приносит свои плоды. Не будем забывать, как выглядела карта Сирии еще два года назад.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.