22 октября в Сочи президент России Владимир Путин и президент Турции Реджеп Эрдоган пришли к соглашению по поводу координации действий в Северной Сирии и будущего турецкой операции «Источник мира». Стороны договорились, в частности, о приостановке Анкарой военных действий против сирийских курдов еще на неделю (до 29 октября), выводе со всей территории буферной зоны курдских формирований и создании совместных (в зависимости от района) российско-турецких и сирийско-российских патрулей. Фактически гарантом реализации соглашений выступает Москва. Более того, было решено, что последующие турецкие действия в Сирии должны учитывать принцип территориальной целостности этого государства и опираться на турецко-сирийское Аданское соглашение от 1998 года. Также их впишут в так называемый Астанинский мирный процесс (идущий под эгидой России, Турции и Ирана).

Комментарий

Российско-турецкие переговоры велись в связи с продолжающейся с 9 октября операцией турок в Сирии, реальная цель которой состоит в том, чтобы разбить созданные связанными с Рабочей партий Курдистана силами парагосударственные курдские структуры на севере этой страны, создать буферную зону с сирийской стороны совместной границы (длиной 480 и шириной 30 километров) и на следующем этапе переселить туда часть находящихся в Турции сирийских беженцев (их общее число составляет 3,6 миллиона человек, а турецкие власти говорят о возможности переселения 2 миллионов). Претворение в жизнь этих планов полностью изменило бы этническую структуру населения приграничной зоны.

Турецкую операцию приостановили 18 октября под давлением США. До того, как в силу вступил режим прекращения огня, турецкая армия и подчиняющиеся ей подразделения сирийской оппозиции успели занять относительно небольшую территорию между городами Рас-эль-Айн и Телль-Абъяд. Стратегические точки, выступавшие целью операции, последовательно захватывали российские и сирийские подразделения.

Турция видит в сочинском соглашении шанс хотя бы в минимальной степени выполнить задачи, которая она перед собой ставила. Оно фактически легализует турецкие шаги в Сирии (в частности, Аданское соглашение 1998 года позволяло вести борьбу с РПК в приграничной зоне), предусматривает значительные ограничения деятельности РПК (выход из приграничной полосы, подчинение Москве и Дамаску), а одновременно позволяет избежать конфронтации с Россией. Этих целей удалось добиться, несмотря на то, что Анкара подвергалась резкой критике со стороны Запада, который говорил, в частности, о возможности введения санкций в связи с турецким нападением на курдов. В контексте внутренней политики соглашение воспринимается как большой успех Эрдогана.

В более широкой перспективе, однако, оно задает очень ограниченные границы турецкого присутствия в Сирии, передает курдский вопрос в ведение Москвы и в приоритетном вопросе безопасности делает Турцию зависимой от российской позиции. В контексте того, что в октябре сирийскую территорию покинули американские войска, а Россия обладает доминирующим положением в сирийском театре военных действий (ожидается наступление на находящийся под контролем оппозиции район Идлиба), заключенное соглашение означает стратегическую зависимость Анкары от Москвы.

Сочинские договоренности — это огромный успех России. После вывода американских войск из Сирии она стала главной военной силой и ведущим политическим арбитром в районе сирийского конфликта. Соглашение подтверждает, что она способна навязывать свои решения и Турции, и сирийском руководству (оно не принимало участия в переговорах), и курдам (в начале октября они контролировали треть территории Сирии и пользовались поддержкой США), одновременно игнорируя интересы союзнического Ирана.

Сейчас Россия выступает признанным ведущим игроком в сирийском конфликте. В надрегиональном масштабе она использует разногласия между Турцией и США, подчиняет себе Анкару и получает сильную позицию на переговорах со странами Евросоюза по дальнейшему развитию ситуации в Сирии (в том числе на тему предотвращения эскалации проблем с беженцами и терроризмом).

Сочинское соглашение, вне зависимости от того, возникнут ли в процессе его реализации проблемы, ясно показывает, что сирийский конфликт переходит на новый этап. На этом этапе уже отсутствуют США, курды вместе с их политическими и военными структурами лишились прежней роли, а туркам пришлось умерить свои аппетиты. В современных реалиях благодаря проходящему под диктовку России мирному процессу в астанинском формате, работе по политическому урегулированию конфликта (включающей, в себя, в частности, создание Конституционного комитета) и военному перевесу россиян (можно ожидать наступления на последний регион, находящийся под контролем оппозиции) может появиться перспектива достижения перелома в противостоянии и активизации усилий по его преодолению. Остается вопросом, как быстро удастся нормализовать ситуацию в Сирии, каковы будут условия турецкого присутствия (в частности, в районе Африна и на территории на западе от Евфрата), а также какую позицию займет Иран, который встревожен нарастающим дисбалансом в отношениях с союзнической Россией. Неизвестно также, кто будет финансировать восстановление Сирии. Массового возвращения беженцев, как представляется, при этом ожидать не следует. Все эти проблемы, однако, будут решаться уже на совершенно новых условиях.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.