Имеющий стратегическое значение для безопасности Польши и польского судоходства проект прокладки канала через Балтийскую косу вошел в фазу реализации. Экологические (или называющие себя таковыми) организации ожидаемо подняли тревогу.

Ничего нового

На этот раз первыми выступили бельгийские европарламентарии из партии «Эколо», которые обратились к Европейской комиссии с просьбой вмешаться в процесс реализации этой инвестиции. Правда, инициатива исходила от одной польской организации, которая стремится заблокировать строительство канала, однако, в лице бельгийских коллег она нашла благодатную почву. Возможно, эти круги подняли шумиху вокруг Балтийской косы, исходя исключительно из своих искренних убеждений. Однако мы видим не только эти теоретически искренние убеждения, но и столь же искреннюю уверенность россиян в том, что польский проект представляет для них опасность.

За многие десятилетия Москва стала экспертом по поддержке (и даже созданию) западных экологических движений, главная задача которых состояла в том, чтобы блокировать различные инфраструктурные или промышленные инициативы, угрожающие не столько окружающей среде, сколько политическим и энергетическим интересам Кремля. Некоторые по необъяснимым причинам решили, что после распада СССР эта тема утратила актуальность. Между тем «экология» и сегодня остается одной из важнейших сфер активности российской агентуры на Западе.

Даже бывший генеральный секретарь НАТО Андерс Фог Расмуссен однажды признал: «Россия, стремясь сохранить свою доминирующую позицию в энергетической сфере, сделала активное участие в деятельности так называемых экологических неправительственных организаций, которые выступают против сланцевого газа, частью своей изощренной политики дезинформации». Расмуссен опирался на разведданные, которые удалось получить членам Альянса.

В связи с этим, когда кто-то начинает громко кричать, что некий способствующий укреплению безопасности и суверенитета государства проект представляет угрозу для «водного режима» или какой-нибудь «миграции лягушек», сразу же возникают подозрения в наличии у этих заявлений второго дна. Бывает, конечно, что критика тех или иных проектов лишь случайно соответствует интересам России, однако, использование Москвой зеленых щупалец на Западе имеет долгую традицию, поэтому такие акции, как попытка бельгийских активистов заблокировать строительство канала через Балтийскую косу, совершенно закономерно привлекают к себе внимание.

Блокирование газа

Точно также внимание американских конгрессменов два года назад привлекли российские влияния, результатом чего стало обращение к министру финансов с просьбой выяснить, не оплачивал ли Кремль выступления экологических организаций в США против добычи сланцевого газа. Сейчас уже ясно, что обнаружение очередных месторождений укрепило энергетический суверенитет Вашингтона. Кроме того, американцы смогли продавать газ таким странам, как Польша, которые до сих пор зависели от российского сырья. Не обязательно быть любителем теорий заговора, чтобы по крайней мере учесть тот факт, что саботирование добычи может быть «кому-то» выгодно. Инициированное Конгрессом расследование показало, что один из фондов, который устраивал в США протестные акции, получал деньги от российских энергетических компаний: они платили ему не напрямую, а через разные опосредованные каналы, в частности, используя находящиеся в экзотических странах банки.

В этом контексте закономерно возникает вопрос, какую роль сыграла Москва в саботировании разведки сланцевых месторождений на территории Польши и стран нашего региона. Восемь лет назад широкий резонанс получил доклад американского государственного агентства, занимающегося энергетикой. Он гласил, что поляки, по всей видимости, сидят на самых крупных в Европе и одних из крупнейших в мире месторождениях сланцевого газа. Польские энергетические компании рисовали сценарии превращения Польши в европейскую Саудовскую Аравию. Надежды внушал тот факт, что бурением на польской территории занялись иностранные, в том числе американские компании. Почему разведочные работы прервали? Доклад Верховной контрольной палаты возлагает вину на польское правительство, упущения которого в этой сфере привели, в частности, к законодательному хаосу и завышению стоимости бурения.

При этом разнообразные экологические организации развернули в Европе кампанию, призванную изобразить добычу сланцевого газа смертельной угрозой для окружающей среды. У экспертов по спецслужбам не было ни малейших сомнений начет того, кто инициирует и финансирует эти акции. Об этом говорили даже чешские генералы (их цитировал портал «Иднес»). «В контексте строительства очередных газопроводов россиянам приходится внимательно следить за сообщениями о появлении новых источников газа. Все разведывательные структуры, в том числе российские, будут проявлять повышенный интерес к тому, что происходит в сфере природных ресурсов», — говорил один из них. Другой, глава чешского Генерального штаба, вспоминал об аналогичной деятельности российских спецслужб, которые старались помешать размещению в наших странах элементов американской системы ПРО. «Воздействие на общественность при помощи экологических и пацифистских организаций — метод, который россияне используют довольно давно и вполне эффективно. Эта российская карта была разыграна в Западной Европе при размещении американских ракет».

Парные случаи

Подозрения по поводу взаимодействия экологических движений и Москвы могли в последние годы появиться в связи с разными странными законодательными инициативами Евросоюза, относившимися к области пищевой промышленности в широком смысле этого понятия. Самым ярким примером стала внезапно развернутая Брюсселем борьба за ограничение содержания некоторых веществ в фосфатных удобрениях. Установленные лимиты утвердил Европарламент (в котором функционирует пара тысяч официально зарегистрированных лоббистских групп, среди которых есть экологические организации), поскольку депутаты позволили убедить себя, что наличие этих конкретных веществ в удобрениях влияет на качество продуктов питания. Дело имело второе дно: навязанные европейским странам ограничения позволили занять доминирующую позицию на рынке ЕС… производителям удобрений из России. Случайность? Возможно. Однако российские спецслужбы работают в таких областях профессионально, поэтому можно по меньшей мере предположить, что в данном случае мы имели дело с великолепно проведенной акцией по дезинформации и лоббированию.

По тем же самым причинам подозрения вызывают протесты против прокладки канала через Балтийскую косу. С 2017 года, когда проект начал приобретать реальные очертания, россияне стали продвигать мысль, что нарушение естественной формы залива повредит российской инфраструктуре и окружающей среде. Самую активную деятельность в этой сфере развернуло руководство Калининградской области, которое убеждало общественность, что польский проект имеет военную подоплеку и опасен с экологической точки зрения. Губернатор области создал даже специальную группу, поручив ей исследовать тему. В ее состав помимо представителей спецслужб вошли активисты из экологических организаций.

Сохранить трезвость оценок

Традиция использования Москвой длинных зеленых щупалец, опутывающих Запад, уходит корнями в советскую эпоху и период холодной войны. Сейчас ни для кого не секрет, что многие левые движения, выдвигавшие экологические тезисы, появились при помощи КГБ. Примером могут здесь служить немецкие «Зеленые», которые прославились (оказав одновременно россиянам услугу) организацией массовых демонстраций против строительства в Германии атомных электростанций. СССР смертельно боялся того, что Запад обретет независимость от его традиционного сырья, поэтому сила воздействия финансируемых Москвой экологических движений была огромна.

Примерно то же самое мы наблюдали в случае массовых протестов движений за разоружение: цель благородная, тема обществу небезразличная, однако, эти действия были направлены на то, чтобы разоружался только Запад. Москва даже и не помышляла о том, чтобы сбавлять темп гонки вооружений. Существование этой бесславной традиции привело к тому, что сейчас, встречаясь с реальными вызовами, связанными с охраной окружающей среды, мы автоматически начинаем испытывать подозрения и размышлять, не элемент ли это какой-то игры в которой экология выступает лишь прикрытием для идеологии или продвижения интересов. Такая подозрительность в итоге мешает нам решать существующие проблемы. Однако нужно постараться сохранить трезвость оценок. Некоторые организации используют шантаж и экотерроризм, но это не значит, что нам следует отказаться от защиты природы. С другой стороны, чувствительность к экологическим вопросам не должна заслонять от нас тот факт, что кто-то иногда, преследуя свои или чужие интересы, может пытаться этой нашей чувствительностью воспользоваться.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.