Мы, прибалты, порой удивляемся Западной Европе. Когда президент Франции Эммануэль Макрон называет Россию «европейской державой» или восточногерманские политики призывают снять санкции ЕС против России, мы задаемся вопросом: неужели наши европейские партнеры забыли об аннексии Крыма, войне в Донбассе, конфликте в Грузии?

Нас, граждан Эстонии, беспокоит уступчивость наших друзей по отношению к России. Когда летом Парламентская ассамблея Совета Европы вернула России право голоса, которого последняя лишилась в результате аннексии Крыма, в Прибалтике поднялась волна недовольства: чем Россия заслужила этот шаг навстречу? У нас создается ощущение, будто другие европейцы не осознают угрозы, исходящей от России. Неужели нам, прибалтам, придется стать очередной жертвой экспансивной политики Москвы, пока Европа не проснется?

Россия: разногласия в Европе то, чего хочет Кремль

В Восточной Европе на Россию смотрят несколько иначе, чем на Западе. Это связано с разной историей государств по разные стороны бывшего железного занавеса. Определенную роль играет и географическое расстояние до Москвы. Различия во взглядах часто вызывают разногласия между европейцами. А споры среди европейцев это как раз то, что нужно Кремлю.

Это касается, например, экономических отношений. В Эстонии многие считают, что здесь следует проявить больше твердости. Так, Калев Стойческу из Международного центра обороны и безопасности в Таллине (МЦОБ) обвиняет Германию в двойных стандартах.

Берлин наводит мосты, но Москва видит в этом лишь проявление слабости

С одной стороны, Германия поддерживает продление санкций ЕС и участвует в усилении присутствия НАТО в Восточной Европе. С другой стороны, Германия заключает сделки с Россией, например, в рамках сомнительного проекта «Северный поток 2», целью которого является поставка природного газа из России в Германию через Балтийское море. Вместо того, чтобы ослабить зависимость Европы от России, этот проект ее только укрепляет.

Кроме того, стремление европейцев к диалогу и налаживанию экономического сотрудничества в Москве понимают не так, как это подразумевают в Европе. Предложения европейцев по сближению и попытки Берлина помочь Москве встать на путь к верховенству закона и демократии Кремль расценивает как признак слабости и считает свои взгляды обоснованными.

Россия ведет войну на Украине а что делает Европа?

Россия поглотила Крым, а на востоке Украины по-прежнему идет развязанная Россией война. Во внешней политике Кремль мутит воду своими дезинформационными кампаниями, а внутри страны подавляет оппозицию. Тем не менее, в вышеназванных аспектах Европа идет русским навстречу. Как же Москва не увидит в этом согласия со своей экспансивной политикой?

С точки зрения Прибалтики, кажется, что Европа приближается к России. А не наоборот. У Европы нет единой стратегии в отношениях с Россией. Прибалтика делает ставку на твердость, Франция стремится к взаимопониманию, Венгрия считает Владимира Путина своим другом с толстым кошельком. Мы, эстонцы, порой представляем приемлемым лишь жесткий подход в отношениях с Россией. Широко распространено убеждение в том, что Россия никогда не изменится. Немало эстонцев охотнее всего возвели бы стену на границе с Россией.

Россия: Путин встречается с президентом Эстонии

В Прибалтике почти никто не считает, что дипломатический обмен с Россией равносилен снисхождению по отношению к ее действиям, нарушающим нормы международного права. В этом аспекте весенняя встреча президента Эстонии Керсти Кальюлайд и президента России Владимира Путина в Москве вызвала удивление подобных визитов не было уже девять лет. Многие эстонцы восприняли это как провокацию. Кальюлайд была вынуждена объясниться и использовала в своем заявлении весьма впечатляющий образ: «Лучше я сяду с Россией за стол переговоров, чем буду у нее в меню».

Успех таких переговоров зависит от сплоченности европейцев. Кремль знает о разных взглядах европейцев на его политику. Он пытается использовать эти разногласия, чтобы натравить европейцев друг против друга.

России не нужен диалог с ЕС или НАТО, она хорошо понимает, что наша сила — в этих союзах. Если мы, европейцы, хотим противостоять России, мы прежде всего должны быть едины. Осмысление различного исторического опыта является для этого не препятствием, а условием.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.