Сербия, которая выступает против расширения НАТО и вступления Боснии и Герцеговины в альянс и отрицает геноцид и выводы Гаагского трибунала, а кроме того, является потенциальной военной базой России, в последнее время активизировала свою деятельность в Боснии и Герцеговине. Только неприкрытое давление, требования и международные санкции помогут избежать черногорского сценария и попытки государственного переворота, а также формирования сирийского «подполья» в Боснии и Герцеговине, а значит, и в Европейском Союзе. Один из трех столпов власти в Боснии и Герцеговине пошатнулся (я имею в виду судебную власть), и международное сообщество должно ввести санкции в первую очередь против тех, кто нарушает законы или мешает их исполнению. Если Прокуратура и Суд Боснии и Герцеговины будут бездействовать, это нужно расценивать как саботаж движения Боснии и Герцеговины в НАТО, чьи силы вот уже 20 лет присутствуют в Боснии и Герцеговине (в ноябре грядет годовщина). Сейчас известная реформа правосудия в Боснии и Герцеговине нацелена на поддержку тех в Прокуратуре и Суде, кто готов руководствоваться законом, то есть тех, кто готов защищать Боснию и Герцеговину на ее пути в НАТО от всех, кто этому противится.

Движение Боснии и Герцеговины в НАТО не является исключительно ее внутренним делом. Это один из приоритетов американо-британской политики и большей части стран Европейского Союза во главе с Германией. Таким образом, в сближении Боснии и Герцеговины с НАТО заинтересованы сильнейшие государства современности и в первую очередь Соединенные Штаты. Те политические структуры в Боснии и Герцеговине, которые против этого процесса, столкнутся с их бескомпромиссной позицией, и любая попытка помешать стране войти в НАТО будет пресекаться и наказываться. Давление должно быть не только международным, как в случае ANP (Annual National Program — Ежегодная программа сотрудничества с НАТО — прим. перев.). Прокуратура и Суд Боснии и Герцеговины должны наказывать любые попытки не соблюдать принятые законы об обороне. Прежде всего, это должно касаться тех, на ком лежит самая большая ответственность: членов Президиума Боснии и Герцеговины, министров и их заместителей в Совете министров Боснии и Герцеговины, то есть тех, кто в максимальной степени ответственен за реализацию согласованной политики Боснии и Герцеговины в вопросе взаимоотношений с НАТО.

Те, кто против

Один из трех столпов власти в Боснии и Герцеговине пошатнулся (я имею в виду судебную власть), и международное сообщество должно ввести санкции в первую очередь против тех, кто нарушает законы или мешает их исполнению. Если Прокуратура и Суд Боснии и Герцеговины будут бездействовать, это нужно расценивать как саботаж движения Боснии и Герцеговины в НАТО, чьи силы вот уже 20 лет присутствуют в Боснии и Герцеговине (в ноябре грядет годовщина). Сейчас известная реформа правосудия в Боснии и Герцеговине нацелена на поддержку тех в Прокуратуре и Суде, кто готов руководствоваться законом, то есть тех, кто готов защищать Боснию и Герцеговину на ее пути в НАТО от всех, кто этому противится.

В последние дни западные посольства и ЕС совершенно ясно высказались по поводу девятого января (День Республики Сербской — прим. перев.) и торжеств, организованных Милорадом Додиком. Западные силы призвали изменить закон и наказать виновных. Недопустимо, чтобы за помехи на пути страны в НАТО и за нарушение принятых законов об обороне наказывалось только Министерство обороны Боснии и Герцеговины, ведомство, которое функционирует лучше всех (после самой успешной реформы после Дейтона), тогда как другие, в первую очередь Прокуратура и Суд Боснии и Герцеговины, спокойно и безынициативно взирают на вопиющие нарушения закона.

Систему обороны и Вооруженные силы Боснии и Герцеговины одной внутренней сплоченностью и наказаниями не спасти, если не будет политической воли власти защищать систему обороны и помогать реализации законов об обороне страны. Международное сообщество хочет, чтобы основная ответственность легла на главных политических деятелей и чтобы, например, за отправку военнослужащих Вооруженных сил на торжества девятого января отвечали гражданские чины: члены Президиума Боснии и Герцеговины, а также министр обороны и его заместители, исполняющие волю политической власти.

Извне, из Республики Сербской и Сербии при поддержке России, оказывается огромное влияние, блокирующее путь Боснии и Герцеговины в НАТО. Республика Сербская во главе с Додиком, который входит в состав Президиума Боснии и Герцеговины, играет роль действующей силы. Ее Скупщина принимает решения о нейтралитете. Также Республика Сербская обратились с письмом к членам Комиссии по формированию ANP, в котором грозит санкциями. Кроме того, Республика Сербская незаконно празднует девятое января, и все это она делает исключительно по воле Милорада Додика его политической партии SNSD (Союз независимых социал-демократов).

Марина Пендеш умело руководила Министерством обороны Боснии и Герцеговины и внесла большой вклад в то, что страна подключилась к Плану действий по подготовке к членству в НАТО (МАП). Поэтому ее работу высоко ценят на международном уровне, прежде всего в Североатлантическом альянсе. Именно Марине Пендеш каким-то удивительным образом удалось смягчить последствия действий ее партийного лидера Драгана Човича и Милорада Додика, направленные на развал Боснии и Герцеговины. На посту министра обороны она проявила ответственность и «протолкнула» МАП, а также вывела работу Министерства обороны на самый высокий профессиональный уровень. Нового министра полностью посвятили в программу реформ, и за его спиной — Желько Комшич (член Президиума Боснии и Герцеговины), план МАР и огромная, как никогда, международная поддержка. Ответственность за любой срыв или задержку на пути страны в НАТО или нарушения в системе обороны из-за внутренних (политических) конфликтов или скандалов будет возложена, прежде всего, на министра обороны и его коллег, заместителей, которые, как я уже писала, являются инструментами политики.

Российско-сербские интересы

Россия и Сербия заинтересованы в том, чтобы помешать Боснии и Герцеговине двигаться по пути в НАТО. Дело уже приобретает международный оборот, и по оценкам западных спецслужб, для Сербии и России это так же важно, как недопущение признания Косово государством и кампания по отзыву этого признания. Роль так называемых неприсоединившихся стран велика и неконтролируема, поскольку они превратились в марионеток российской политики. Кроме того, большое влияние на них оказывает Сербия, которая искусно и коварно пользуется опытом Тито и Югославии в формировании движения неприсоединившихся.

Додик подписал программу реформ и отправил этот документ в Брюссель, что заставило Сербию и Россию еще больше активизироваться. По их мнению, Боснии и Герцеговине подходит модель нейтралитета — такая же, какую России удалось навязать Сербии. Чтобы добиться своего, они оказывают давление даже на членов Европейского Союза и НАТО, в особенности на Турцию.

Международное сообщество задумывается о том, чтобы в рамках некой акции объявить нейтралитет Сербии недействительным. Членов Европейского Союза и НАТО (не)официально могут призвать не признавать любую форму сербского нейтралитета. Ведь всякий самопровозглашенный нейтралитет должен быть признан другими государствами, прежде всего странами Европейского Союза и НАТО, в международных соглашениях, как в случае Швейцарии, Австрии и так далее. Эти государства очень щепетильно относятся к своему статусу (их нейтралитет подразумевает, в частности, невмешательство во внутренние дела других государств, чего о Сербии в свете ее действий в регионе не скажешь).

Если сербский нейтралитет признают недействительным (сейчас это самопровозглашенный нейтралитет, установленный по методологии Москвы, что подтверждается некоторыми официальными российскими документами), то удастся достичь сразу нескольких целей. Во-первых, блокируются связи между Сербией и Россией, и, во-вторых, присутствие России на Балканах станет официальным. В-третьих, Сербия лишится возможности защитить свои границы в случае вторжения, если она позволит России разместить свои военные базы и присутствовать на ее территории. Это также устранит угрозу возможного нападения и влияния на Боснию и Герцеговину или провозглашения Республикой Сербской нейтралитета. Помимо прочего, максимально упростится путь Боснии и Герцеговины в НАТО. Поэтому международное сообщество решительно настроено на то, чтобы продолжить давление на Милорада Додика и Александра Вучича. И в этом контексте очень важно, чтобы Прокуратура и Суд Боснии и Герцеговины карали любое нарушение закона об обороне и попытки помешать стране войти в Североатлантический альянс.

Квазинейтралитет

Новая государственная стратегия обороны Сербии на самом деле является чем угодно, но только не стратегией нейтрального государства. Ясно, что, в том числе посредством нейтралитета, Сербия и Республика Сербская хотят помешать Боснии и Герцеговине вступить в НАТО и установить границы альянса по Дрине, чтобы в определенный момент попытаться объединить Республику Сербкую (в своих заявлениях представители Сербии, Республики Сербской и России это больше не скрывают) в одно государство с Сербией. А это подразумевает и очередную попытку преступно расправиться с несербским населением, а также со всеми теми в остальной Боснии и Герцеговине, кто воспротивился бы этому процессу.

Нейтралитет Сербии, единственной страны, наказанной Международным судом за нарушение Конвенции о предупреждении преступления геноцида, точнее признание ее нейтралитета западными странами — это стратегия России и Сербии, направленная на то, чтобы помешать Боснии и Герцеговине войти в НАТО. Но, помимо прочего, они ведут серьезную подготовку к захвату территорий Боснии и Герцеговины и мешают расширению НАТО. Кстати, в нейтральной Сербии вполне возможно размещение крупной российской базы. В связи с этим мне кажется обязательным пусть даже формальное принятие Боснии и Герцеговины в НАТО и открытое неприятие нейтралитета Сербии.

В этой связи готовящийся закон о запрете на отрицание геноцида, о котором объявил Валентин Инзко, высокопоставленный представитель Боснии и Герцеговины, станет «осиновым колом» в сердце идеи о нейтралитете. Ведь все знают, что Сербия отрицает преступление геноцида и не приемлет выводов Международного трибунала по бывшей Югославии, о чем недвусмысленно говорится в Резолюции Европейского парламента, принятой более года назад. Закон о запрете на отрицание геноцида необходимо согласовать с действиями Прокуратуры и Суда Боснии и Герцеговины, направленными на пресечение попыток помешать стране войти в НАТО и нарушить Закон об обороне.

Итак, Сербия, которая выступает против расширения НАТО и вступления Боснии и Герцеговины в альянс и отрицает геноцид и выводы Гаагского трибунала, а кроме того, является потенциальной военной базой России, в последнее время активизировала свою деятельность в Боснии и Герцеговине. Только неприкрытое давление, требования и международные санкции помогут избежать черногорского сценария и попытки государственного переворота, а также формирования сирийского «подполья» в Боснии и Герцеговине, а значит, и в Европейском Союзе.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.