Доктор Бриан Монахан, главный врач Конгресса США, сказал на закрытом совещании членов сената на этой неделе, что от 70 до 150 миллионов американцев — треть всей нации — потенциально могут заразиться коронавирусом. Доктор Энтони Фауси при этом представил свою оценку, по которой уровень смертности для COVID-19 в будущем может составить около 1 процента.

А теперь переведем эти слова на человеческий язык: от 750 тысяч до 1,1 миллиона американцев могут умереть от этого заболевания до того, как оно закончит свою смертоносную для людей фазу. Эта цифра равна всем безвозвратным потерям США во время второй мировой войны, а также потерям и Севера, и Юга во время гражданской войны в США в девятнадцатом веке.

Канцлер Меркель тем временем предупреждает, что 70 процентов населения Германии — а это 58 миллионов человек — тоже могут подхватить коронавирус. Если она права, и вычисленный доктором Фауси уровень смертности окажется правильным и для Германии, это может означать плохие новости для ФРГ. А именно — более полумиллиона мертвых немецких граждан.

Чешский премьер Андрей Бабиш назвал слова Меркель «контрпродуктивными» и предсказал, что они могут вызвать панику. Но эпидемиолог из Гарвардского университета Марк Липсич, похоже, поддерживает точку зрения Меркель. Он говорит, что от 40 до 70 процентов населения мира могут быть инфицированы.

И опять же, если смертность в 1 процент по оценке господина Фауси, а также расчеты г-на Липсича окажутся верными, получается, что от 3 до 5 миллиардов населения Земли будут заражены короновирусом. И тогда умрут от 30 до 50 миллионов — урожай смерти пострашнее, чем от гриппа «испанки» в 1918-м году.

Есть, однако, и такие новости, которые противоречат этому страшному прогнозу.

Китай, с его 81 тысячью случаев, обнаружил снижение темпов роста заболеваемости, а Южной Корее, похоже, удалось и вовсе обуздать распространение вируса.

Однако ситуация в Италии, с ее большим стареющим населением, может быть дурным предзнаменованием относительно того, что ждет Запад.

По состоянию на текущий четверг, Италия сообщила о 12 000 заражений и 827 смертях — уровень смертности в 7 процентов. Это позволяет предположить, что на самом деле в Италии много больше случаев заражения — просто о них официально не сообщается или их просто не обнаруживают.

В США количество смертей пока на уровне 40, что составляет ничтожную долю от тех десятков тысяч, которые умирают каждый год от обычного гриппа.

Но проблема в следующем: вирус COVID-19 далеко еще не истощил свой смертоносный потенциал в США. Между тем реакция в обществе и в экономике уже такая, как будто мы имеем дело с «кипящей» катастрофой национального масштаба.

Фондовый рынок провалился глубже и быстрее, чем в дни великой депрессии 1929 года. Триллионы долларов, составлявшие богатство игроков этого рынка, улетучились в одно мгновение. Если сенатор Берни Сандерс и вправду не любит «миллионеров и миллиардеров», то ныне настал для него час радости. Их нынче стало намного меньше, чем в тот день, когда Берни выиграл праймериз в Нью-Гэмпшире.

Так что же готовит нам день грядущий?

Возможно, однажды мы скажем, глядя на нынешние события ретроспективно, что именно коронавирус нанес смертельный удар по Новому Мировому Порядку, полувеку глобализации, а также эре взаимозависимости друг от друга великих наций нашего мира.

Туризм, авиационное сообщение, каникулярные круизы, международные конференции и фестивали — все это закрывается. Запреты на переезды между разными странами и континентами уже налагаются. Конференции, концерты, спортивные мероприятия оказываются отменены. Состоится ли вообще Токийская Олимпиада? А если и состоится, все ли приглашенные гости приедут в Японию, чтобы насладиться зрелищем игр?

Трамп наложил на американцев запрет на посещение Европы, действующий в течение месяца.

Что же касается толп наших доморощенных защитников «открытых дверей», верят ли демократы до сих пор, что незаконное проникновение в нашу страну и вправду должно перестать быть преступлением? И что иммигрантам надо давать бесплатное медицинское обслуживание — то есть должно выполняться предложение, за которое все участники соответствующих дебатов от Демократической партии США не раз поднимали руки?

Идеологические корни нашей эры свободной торговли уходят в середину девятнадцатого века, когда великий «евангелист» этой веры Ричард Кобден поднялся на подиум Зала Свободной Торговли в Манчестере 15 января 1846 года и исполнил целую рапсодию: «Я вижу принцип свободной торговли оказывающим такое же влияние на моральное состояние нашего мира, какое закон всемирного тяготения имеет на обращение планет во Вселенной. Я вижу, как принцип свободной торговли притягивает людей друг к другу, отбрасывая в сторону антагонизмы расы, веры или языка. Я вижу, как этот принцип объединяет нас связями вечного мира».

В дотрамповскую эру республиканцы вместе с демократами под ручку прямо бросались в объятия организаций свободной торговли — НАФТА, ГАТТ (General Agreement on Tariffs and Trade, предшественник ВТО — прим. ред.). Обе партии вместе выступили за то, чтобы дать статус наибольшего благоприятствования в торговле Китаю.

Глядя ретроспективно, было ли это таким уж мудрым решением — положиться именно на Китай в таком вопросе, как производство товаров, необходимых для обеспечения нашей национальной безопасности? Умным ли выглядит сегодня решение перенести производство фармацевтических товаров и необходимых для жизни лекарств в Китай? Получать именно китайцам спасать нас от сердечных заболеваний, ударов и диабета? А на что похоже, с современной точки зрения, решение позволить Китаю получить по сути монопольное право на поставку редкоземельных материалов, необходимых для нашей оборонной промышленности?

Во время пандемии коронавируса люди ищут авторитетных лидеров, а нации заботятся прежде всего о собственных гражданах, а не о чужих. Интересно, Меркель сегодня пригласила бы миллион сирийских беженцев в Германию — в каких бы тяжелых условиях ни находились эти люди в местах их нынешнего проживания?

И нельзя ли нынче признать, что подтвердилась та версия событий, по которой мы совершили историческую ошибку, когда отдали по «аутсорсингу» нашу экономическую независимость другим странам? Когда стали зависеть даже в удовлетворении наших жизненно необходимых потребностей от наций, которым никогда не были близки к сердцу интересы США?

Так какая из двух мыслей сегодня звучит более убедительно? Первая: мы все — части единого человечества, граждане мира. Или вторая: настало время поставить Америку и американцев на первое место!

Патрик Бьюкенен — бывший сотрудник администрации Рейгана, автор книг о внутренней и внешней политике США.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.