Убеждение, что Россия в чрезвычайной ситуации, сложившейся из-за коронавируса, помогает нам, руководствуясь вовсе не исключительно безграничной добротой своего народа и традиционной дружбой, связывающей две наши страны, начинает распространяться в военных и политических кругах, в итальянской администрации и правительстве.

Наше издание рассказывало об опасениях среди высокопоставленных сотрудников как правительства, так и генерального штаба, связанных с возможной геополитической ценой этой помощи. Джузеппе Конте (Giuseppe Conte) придется заплатить Владимиру Путину — разрешением на вступление российских военных (врачей и вирусологов, имеющих, однако, военные звания) на итальянскую территорию.

«Ла Стампа» узнала некоторые подробности этой операции. Например, где находились до нынешнего момента русские, и куда они направляются.

Военные, прибывшие из Москвы, были изначально расквартированы в римском гостевом доме Пия IX, предназначающемся обычно лишь для Генерального штаба итальянской армии. Сделанные фотографии, безусловно, производят определенное впечатление, и в эти часы военные активно обсуждают их (хотя изначально фотографии были опубликованы в российских пропагандистских аккаунтах). Они вызывают замешательство: на некоторых снимках можно заметить высокопоставленных российских офицеров, изучающих для своей операции карту Италии.

Российский контингент экспертов по бактериологической войне, приземлившийся на аэродроме Пратика-ди-Маре, будет расквартирован в районе Бергамо, о чем сообщили русские и «Ла Стампа» — но не итальянские власти. Изначально не было ясно, что они транспортируют. От итальянской стороны мы не получили исчерпывающих ответов, зато русские объяснили, о чем идет речь: это техника для антибактериальной дезинфекции территорий.

Информационное агентство «Интерфакс» не сообщало ни об аппаратах для искусственной вентиляции легких, ни о медицинских масках, которые как раз крайне необходимы во многих итальянских больницах. Генерал Марко Бертолини (Marco Bertolini), бывший командующий Оперативного командования межведомственных штабов и Бригады «Фольгоре» («Молния»), объясняет это в весьма сдержанном тоне: «От помощи не отказываются, и, действительно, дареному коню в зубы не смотрят. Однако при этом нужно соблюдать значительную осторожность, Средиземноморье — как Восточное, так и Центральное — зона борьбы за гегемонию в Сирии и в Ливии. Нужно избежать ситуации, в которой кризис в сфере здравоохранения приобретет военно-политический характер. Помощь — это хорошо, но нужно ставить определенные границы».

Аналогичными рассуждениями с нами поделились в кабинетах Генерального штаба. «Обстоятельства сейчас экстраординарные. Впрочем, весь этот период далек от нормальности».

Одним словом, на кону оказалась Италия — не считая, разумеется, стратегических интересов России в Ливии и Сирии. Русские разместятся в районе Бергамо, где будут действовать беспрепятственно, обладая обширной свободой передвижения.

«Решение об отправке отряда российских специалистов в Бергамо было принято во вторник, 24 марта, вследствие переговоров в штабе итальянских вооруженных сил в Риме, заявляет в своем коммюнике Министерство обороны России», — пишет российский сайт Militarynews. В итальянском правительстве нам ответили, что поставки из России и телефонные переговоры между Конте и Путиным никак между собой не связаны. Однако агентство «Интерфакс» пишет: «Соглашение об отправке российских специалистов в Италию было достигнуто в телефонном разговоре между российским президентом Владимиром Путиным и председателем Совета министров Италии Джузеппе Конте».

Неужели Италия превращается в смешанный итальяно-российский фронт для разведки и исследования бактериологической войны? Некоторых это совсем не утешает в тот момент, когда английская сторона, между прочим, обвиняет Россию в применении химического оружия, например, газа «Новичок», против бывшего сотрудника КГБ Сергея Скрипаля (Кремль отрицает какую бы то ни было причастность).

Глава генерального штаба обороны с почетом принял высокопоставленных московских военных на итальянской территории, как видно на видеозаписях, опубликованных, однако, в Фейсбуке официальных органов российской пропаганды. В итальянских военных кругах люди, воспитанные в определенной исторической культуре, не могут не вспомнить далекие и не связанные с нынешними событиями, но наводящие на размышления вещи: «День, с которым обычно связывают начало советского вторжения в Афганистан — это 25 декабря 1979 года, когда огромные советские грузовые самолеты с солдатами начали высаживаться на авиабазе Баграм, недалеко от Кабула. В тот момент Амин был еще убежден, что Советский Союз — его союзник, и с радостью воспринял их прибытие: наконец-то его крики о помощи были услышаны. Сейчас времена и нравы изменились, но суть остается прежней».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.