Речь идет о процессе накопления капитала в изложении Карла Маркса, то есть о двух тенденциях: концентрации и централизации. Первый термин, концентрация капитала, означает, что происходит накопление капитала за счет увеличения доли реинвестирования прибавочной стоимости.

Второй термин, централизация капитала, заключается в росте размеров капитала в условиях объединений или слияний существующих капиталов. Оба процесса обусловлены усилением конкуренции и увеличением производительности труда.

Первая идея, которую мне бы хотелось развить, связана с тем, что группа технологических компаний способствовала развертыванию того, что мы называем четвертой промышленной революцией, и данные компании стоят в авангарде экономического роста Соединенных Штатов. Взаимодействие стран с данной группой компаний, ниже именуемых технологическими «лидерами», подразумевает зависимость в плане стоимости и технологий для стран всего мира, особенно Латинской Америки. В мире до коронавируса каждый лидер использовал технологические возможности в своей отрасли или секторе экономики для определения векторов развития третьей промышленной революции, а именно легкое, гибкое и адаптивное производство на макроуровне, а также учет предпочтений потребителей «в режиме реального времени» или даже прогнозов, предполагающих будущие желания покупателей. Благодаря «прорывным инновациям» все это приносило сверхприбыль.

Во времена коронавируса такое первоначальное преимущество, которое отражалось в отчетах о больших доходах, сокращалось квартал за кварталом. Такое сокращение спровоцировано не самими технологиями, а основанной на них бизнес-моделью. Вот с чем она сталкивается. Как и Google, Facebook — технологическая компания, однако практически 100% дохода приходится на рекламу. Apple переживает серьезную техническую стагнацию, бизнес-модель основана на экосистеме Apple iOS и Iphone, а из-за зависимости от Китая эффективная цепь поставок компании оказалась под угрозой. Netflix предполагает подписку на использование облака и транслирует потоковую передачу в реальном времени.

Каждый лидер сталкивается с сильными конкурентами в своих сферах деятельности, из-за чего вынужден выкупать конкурентов или объединять существующие компании, например, Apple и Facebook, Facebook и Instagram или Facebook и WhatsApp. Аналогичным образом Apple конкурирует с Huawei и Samsung, а также с экосистемой Android от Alphabet, а Netflix — с Disney +, Amazon Prime, Apple TV и другими платформами. Их всех объединяет черта, которая отличает от других промышленных гигантов, а именно способность совершить технологический прорыв и шагнуть в новую эпоху «прорывных инноваций», где в первую очередь внимание сосредоточено на искусственном интеллекте и машинном обучении для использования "больших данных" пользователей. Одним из лидеров процесса накопления нового капитала является Amazon. Именно эта компания наиболее четко следует этому процессу, реинвестирует прибыль, чтобы оставаться лидером, и прибегает к «прорывным инновациям». Об этом можно судить по предпринимательскому поведению творческого вдохновителя проектов компании — богатейшего человека мира Джеффа Безоса (Jeff Bezos).

Например, сервис Amazon Prime Video позволил ускорить использование роботизации, осуществление планов по применению беспилотников и в целом развитие искусственного интеллекта для автономной логистики. Использование облака или так называемого Amazon Web Services (AWS) для определения технологической модели новых предприятий также представляет собой компонент, который поменял правила и находится под влиянием других гибких моделей — например, одной из трех базовых моделей Uber — "маркетплейс" (своя ниша на рынке). Использование искусственного интеллекта в качестве замены человеческой рабочей силы считалось проблемой и откладывалось исключительно из-за совершенствования необходимых технологий. Однако в связи с коронавирусом Amazon посчитал подобное применение неизбежной необходимостью, так как компания уделяет внимание прежде всего достижению эффективности и устойчивости, а на судьбу сотрудников ей наплевать.

В процессе накопления капитала Amazon на фоне коронавируса рабочая сила стала самым слабым звеном из-за возможности сбоев ввиду массового заражения людей или забастовок рабочих. Эта ситуация показала Amazon, что логистика компании останется уязвимой до тех пор, пока она продолжает зависеть от людей, которые работают на складе или занимаются доставкой.

Давайте вернемся к лидерам. Благодаря возможности дистанционного управления цепями и нематериальным активам в мире коронавируса общим результатом действий компаний FAANG стало усиление концентрации капитала беспрецедентного масштаба. В 2000 году в топ-5 списка Fortune-500 (перечень самых богатых компаний по данным журнала Fortune — прим. ред.) входили отрасли, связанные с традиционным массовым производством или торговлей. Они процвели благодаря принципам фордизма (беспощадной эксплуатации работников на основе конвейерной технологии — прим. ред.) Тут можно назвать General Motors Corporation, Wal-Mart Stores, Inc., Exxon Mobil Corporation, Ford Motor Company или General Electric Company. Но их успех в прошлом: все эти отрасли тесно связаны с промышленной революцией в нефтехимической и автомобильной промышленности. А на данный момент в топ-5 входят компании, неизбежно связанные с информационной электроникой, выступающей в роли координирующего механизма. Большая пятерка (Facebook, Amazon, Apple, Microsoft и Google) составляет 25% глобальной рыночной капитализации 500 ведущих компаний мира.

Кроме того, как мы уже рассмотрели, рыночная капитализация этих компаний определяет как минимум на 20 — 24% восстановление фондового рынка США, показателем которого является S&P 500. Устойчивость этих компаний к событиям типа «черный лебедь» (неожиданные глобальные несчастья — такие, как эпидемии или внезапные вооруженные конфликты — прим. ред.), одним из которых стал коронавирус, действительно позволила фондовому рынку организационно капитализироваться в разгар пандемии. То есть выработать подход, позволивший и при эпидемии настроить нормальный бизнес-цикл. Другим равнозначным по силе стимулом к восстановлению стали действия центральных банков, особенно Федеральной резервной системы США.

В начале статьи высказана идея, что многие из этих тенденций к концентрацию крупных новых и к разорению старых и мелких компаний проявлялись и раньше. Однако коронавирус ускорил темпы развития лидеров и вынудил поколение бэби-бумеров перейти к новой технико-экономической парадигме. Эту новую парадигму возглавит небольшая группа компаний, которые в основном связаны с контролем и обработкой личных данных людей. Подобный контроль над человеком неизбежно сопровождается гегемонистскими устремлениями США и других западных стран-маток этих компаний на мировом уровне. Данные устремления сложно отрицать, а масштабный контроль над человеком в рамках подобной концепции ведения бизнеса внушает ужас. Достаточно наблюдать, как правительства стран мира добровольно присоединяются к процессу накопления мирового капитала.

Например, во многих странах группа Alphabet, проявляя энтузиазм к чужим делам, получила свободный доступ к педагогической деятельности в Сальвадоре посредством системы Google Classroom. Есть ли в этом что-то плохое с точки зрения хозяев компании? Нет, напротив. Во времена пандемии для непрерывности процесса обучения такой подход кажется им жизненно важным. Впереди — медленный и безжалостный процесс, который с клинической точностью позволит начальникам целиком составлять схему преподавательской работы. Для обеспечения данными в реальном времени алгоритмы искусственного интеллекта в ближайшем будущем позволят аккуратно выполнять некоторые скучные и рутинные задачи учителей, например, разделять учеников по степени успеваемости, а то и целиком определять их действия. Последовательное накопление данных может в конечном итоге заменить учебные программы, а потом и самих учителей. Такова природа концентрации и централизации, действующих в реальном времени во время пандемии: "Имеющий глаза — увидит".

Хосе Э. Монтойя — экономист и профессор Школы экономики Сальвадорского университета

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.