Сообщение белорусского министерства обороны на первый взгляд звучало грозно: вооруженные силы Республики Беларусь предотвратили попытку нарушения воздушного пространства страны. Дальше становится уже смешнее, поскольку выясняется, что речь шла о связке воздушных шаров белого и красного цвета, напоминающих флаг, которое минское руководство считает антигосударственной символикой. Еще забавнее то, что, реагируя на вторжение шаров, Белоруссия подняла в воздух боевые вертолеты Ми-24, которые (правда, без использования оружия) ликвидировали угрозу.

Операция разворачивалась вблизи от литовской границы, в окрестностях города Ошмяны. Историю можно было бы счесть комичной, если бы она не произошла в момент эскалации напряженности, которую подпитывают звучащие из Минска обвинения в том, что за антиправительственными выступлениями в Белоруссии стоят Запад, НАТО, Польша и Литва. Шары прилетели с литовской территории, а это уже явное вторжение.

Ружье в первом акте

На этом кризис не завершился. Литва заявила, что один из задействованных в операции вертолетов нарушил ее воздушное пространство поблизости от села Мядининкай, которое находится по другую сторону границы от Ошмян. Вильнюс вызвал белорусского посла и вручил ему ноту протеста. Как заявил министр иностранных дел Линас Линкявичюс (Linas Linkevičius), вертолет был обнаружен визуально, и нет никаких сомнений в том, что он летел над литовской территорией.

Все это происходило в тот момент, когда десятки тысяч жителей Литвы выражали свою поддержку белорусской оппозиции, в центре Минска белорусы вышли на массовую мирную демонстрацию, а Лукашенко позировал перед камерами в рубашке военного образца, держа в руках автомат (правда, без магазина с патронами), направляясь «в боевом виде» на заседание Совета безопасности. Его сопровождал 15-летний сын Коля, тоже с оружием. Возможно, это был просто театр, но нужно помнить, что ружье, появившееся в первом акте, в третьем обычно стреляет.

Вильнюс спонсирует путч

Лукашенко обращался к антинатовской и антизападной риторике практически с самого начала протестных выступлений, делая это, правда, с разной интенсивностью. На прошлой неделе он начал открыто говорить о внешней угрозе, инспирировании протестов из-за границы и связях лидеров оппозиции с иностранными государствами. Отъезд его основной конкурентки на выборах Светланы Тихановский в Литву Батька счел доказательством того, что на улицах Минска и других белорусских городов разворачивается путч, который спонсирует Вильнюс.

Летящие со стороны Литвы воздушные шары запретных цветов служили для него неоспоримым подтверждением подозрений, что сосед вынашивает враждебные планы. Между тем в предыдущие годы и месяцы Лукашенко не вспоминал о натовской угрозе и даже шел на сотрудничество. Еще в марте польские и белорусские войска проводили совместные авиационные учения. Польша, Украина и страны Балтии размышляли, как спасти договор по открытому небу после выхода из него США. Достаточно было нескольких недель протестов, чтобы от доверия не осталось и следа, а Лукашенко вновь назвал Альянс одним из своих главных врагов. Сейчас в рамках кризиса произошел первый вооруженный инцидент.

Вертолеты представляют угрозу

Реагируя на обвинения, Альянс счел необходимым заявить следующее: «Утверждения о стягивании натовских сил к белорусским границам не имеют под собой оснований. НАТО не представляет опасности ни для Белоруссии, ни для какого-либо другого государства и не занимается концентрацией войск в регионе». Объявление было сделано до битвы белорусских вертолетов с воздушными шарами и не относилось к этому инциденту. Альянс, однако, заранее отмел все подозрения: «Размещение наших сил служит исключительно оборонительным целям. Мы сохраняем бдительность и будем готовы отразить любую агрессию, защищая наших союзников. Призываем Минск уважать основополагающие права своих граждан».

Можно ожидать, что осуждение Литвой вторжения белорусского вертолета на территорию НАТО окажется не единственной реакцией, тем более что в Вильнюсе идет международная встреча, посвященная событиям в Белоруссии. Литовская столица находится в 20 километрах от границы, у которой летал Ми-24. В первую очередь инцидент должен был встревожить именно Литву, члена Альянса, ведь разноцветные шары представляют отнюдь не такую серьезную угрозу, как боевые вертолеты.

Серьезность истории с шарами

История с воздушными шарами и вертолетом показывает, как легко в ситуации накала эмоций может дойти до случайного военного столкновения. Если бы у кого-нибудь с литовской стороны не выдержали нервы, по приближающемуся белорусскому вертолету могли открыть огонь. Как отреагировал бы Лукашенко, который в целях защиты от воображаемой угрозы разместил у западной границы подразделения, приведенные в состояние повышенной боевой готовности, остается вопросом.

Сценарий вспышки конфликта от небольшой искры, который мы уже описывали на страницах «Политики», может стать абсолютно реальным. Альянс наверняка учитывает вероятность различных провокаций и не станет необдуманно «спускать курок», однако, он не может позволить, чтобы произошла эскалация военных действий. Пока он принимает предупредительные меры, наращивая свои возможности в области разведки.

По стечению обстоятельств в рамках запланированных ранее учений в Польше сейчас находится натовский самолет дальнего радиолокационного обнаружения (AWACS), взаимодействующий с направленными с базы в Германии истребителями Ф-16. Над Балтийским морем, в свою очередь, летает самолет радиоэлектронной разведки, который наверняка фиксирует сигналы белорусской техники, отправленной на внеплановые маневры.

В ситуации повышенного риска любая дополнительная информация, позволяющая лучше понять, что происходит на земле и в воздухе, снижает вероятность того, что ситуации будет дана неверная оценка. Активная работа средств разведки служит снижению градуса кризиса, однако, ничто не заменит политического решения о деэскалации, которое, как представляется, лежит исключительно в руках Минска.

Что сделают Россия и США?

К сожалению, сигналов, свидетельствующих о том, что Лукашенко готов выпустить воздух из накачиваемого в последние недели шара под названием «натовская угроза», нет. Из Белоруссии поступают сообщения о задержаниях организаторов забастовки и оппозиционеров. Расширенное присутствие на улицах милиции и ОМОНа (официально они защищают памятники и здания официальных органов) может намекать, что готовится силовое решение. Москва, на прошлой неделе открыто объявившая о том, что воздержится от оказания Белоруссии помощи, в любой момент способна изменить мнение. Определенные надежды возникают в связи с действиями американской дипломатии, которая долго ничего не предпринимала, но в итоге решилась направить в Европу высокопоставленного представителя Государственного департамента — Стивена Бигана (Stephen Biegun). Это переговорщик, который специализируется на сложных и неразрешимых проблемах.

После конференции в Вильнюсе, где его наверняка ознакомили с деталями приграничного инцидента, Биган отправится в Москву, Киев и венскую штаб-квартиру ОБСЕ. В лаконичном заявлении, сделанном перед отъездом, он упоминал о «региональных темах, касающихся безопасности и прав человека», не называя прямо Белоруссию.

Сейчас не стоит припоминать Бигану то, что в своей предыдущей роли специального представителя США по Северной Корее, больших успехов он не добился. Напротив, лучше скрестить пальцы в надежде, что этому опытному бизнесмену и дипломату, который, будучи потомком польских иммигрантов, который чувствует себя в Восточной Европе, как дома, удастся гарантировать гражданским активистам международную поддержку, а одновременно убедить россиян в отсутствии угрозы «аннексии» Белоруссии со стороны НАТО. Ключевым фактором станет то, как поведет себя Лукашенко, демонстрирующий все более явные симптомы паранойи. Нужно осознавать, что события могут еще принять любой оборот.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.