«Фигаро»: Права ли Франция, решительно поддерживая Грецию и Кипр в противостоянии с Турцией, рискуя поставить под угрозу свои отношения с Германией?

Адриен Дезюен: В эти трудные времена у нас складывается лестное впечатление, что Франция спасает честь Европы. Страны на севере и востоке континента кажутся невидимками, одержимыми желанием оттеснить Россию с помощью США. В этом традиционном американо-российском соперничестве Турция ловко устроилась между ними. Благодаря своей позиции она позволяет себе «распушить хвост» в Средиземноморье, с беспрецедентным высокомерием поглядывая на Францию. Однако ей следует помнить, что, хотя ее обычные вооруженные силы могут быть количественно превосходящими французские, Франция является ядерной державой, которая не допустить никакой агрессии.

Турция регулярно и систематически нарушает суверенитет Греции и Кипра на море и на суше, точно так же, как Китай нарушает суверенитет своих соседей в Восточно-Китайском море. Юго-Восточная Азия может казаться нам на полном основании далекой, но Средиземное море касается нас непосредственно. Если бы Франция и ее средиземноморские союзники не начали действовать сейчас, Турции постепенно было бы позволено провозгласить себя стражем наших морских границ. Однако свобода и закон в Средиземноморье не могут быть предоставлены исламистскому автократу, взявший националистический и религиозный курс.

Германия была пацифистской державой с 1945 года, и это хорошо. Не будем пытаться ее ремилитаризовать любой ценой. К сожалению, она заложница своего сильного турецкого меньшинства. Если вдруг она присоединилась бы к французской военной дипломатии, Ангела Меркель навредила бы себе. Оказалось, что Берлин председательствует в Европейском союзе в ближайшие шесть месяцев, а Европейскую комиссию возглавляет бывший министр обороны Германии, из ближайшего окружения Меркель.

Это еще один элемент, который следует принимать во внимание. Германия пытается стать арбитром, который абсолютно бесполезен во времена крайней напряженности, когда на карту поставлено выживание Европы и ее авторитет. С другой стороны, сталкивать лбами Францию и Турцию — плохой ход со стороны наших немецких союзников. Но, по крайней мере, этот кризис позволяет нам понять, кто наши настоящие друзья и на кого мы можем рассчитывать в случае нанесения тяжелого удара. Уж точно не НАТО, членом которой является Турция.

Неужели это еще один удар по проекту европейской дипломатии?

Европейской дипломатии как таковой никогда не было. Да и не может быть. Отдельные коалиции по конкретной тематике или программе возможны и желательны, как показала прекрасная французская инициатива проведения саммита стран Южной Европы (Med 7) на Корсике. Но давайте никогда не забывать, что европейское строительство отказалось от всех стратегических амбиций с самого начала. Его цель с конца 1940-х годов состояла в том, чтобы сохранить американскую мощь на своей территории, чтобы никогда больше не пришлось пережить или вести войну.

Помимо Франции генерала де Голля, другие европейские страны согласились передать свое политическое и военное руководство вторгнувшемуся американскому защитнику. Европейский Союз не задумывался о том, что Соединенные Штаты могут оставить нас на произвол судьбы, как они это сделали в 1914 и 1940 годах. Но американцы устали на протяжении десятилетий обеспечивать дорогостоящую опеку в Европе. Хотя США воспользовались возможностью, чтобы подавить российскую военную мощь, они хотели больше денег и меньше дискуссий с союзниками.

Следует ли серьезно относиться к угрозам Эрдогана?

Эрдоган — чистый популист. Он всегда использовал оскорбления и публичные возмутительные поступки, чтобы поддерживать свою популярность среди народных масс. Но через 20 лет после прихода к власти он сталкивается с трудностями практически на всех фронтах. Его завоевания в Сирии и операции в Ливии — это более или менее удачный ход, направленный на то, чтобы отвлечь общественное мнение от экономических и политических неудач своего президента. Между прочим, Эрдоган выбрал грандиозную судьбу для своего народа — вернуть ему тот вес, который он имел на пике своего развития в 16 веке. Но пока турецкая лира находится на самом низком уровне, он потерял муниципалитет Стамбула, а его бывший премьер-министр и дипломатический советник Ахмет Давутоглу осуждает итоги его политики и стремление к гегемонии.

Таким образом, Эрдоган все больше зависит от самой националистической и самой экстремистской фракции в Турции — Партии националистического движения, и, на заднем фоне, очень влиятельных «Серых волков». К этому турецкому исламо-национализму, превозносящему как величие Османского халифата, так и единство и военную централизацию, созданную при Мустафе Кемале, следует относиться со всей серьезностью. Не стоит недооценивать действия президента Турции в отношении собора Святой Софии и церкви Святого Спасителя. Исламизация Европы — его программа. Этнические и религиозные чистки в Турции имели прецеденты с армянами, греками и курдами. Если мы позволим Эрдогану продвинуться хотя бы на несколько километров, все Средиземное море и Балканы погрузятся в хаос.

* Адриен Дезюен (Hadrien Desuin), специалист по международным отношениям в Фонде «Pont-Neuf», частном исследовательском центре

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.