Когда Алексей Навальный описывает тот момент, когда начал действовать яд, он сидит на зеленом диване в офисе издания Spiegel в Берлине. На улице еще темно, начало седьмого. Ранним утром в среду российский оппозиционный политик дал свое первое большое интервью после покушения Кристиану Эшу и Беньямину Биддеру.

Навальный в хорошем настроении, шутит, много смеется. На первый взгляд не скажешь, что этот человек на протяжении многих дней находился в коме и был на грани смерти. Но когда он хочет налить в стакан воду из бутылки, ему это удается с трудом, сильно дрожат руки.

Охрана постоянно сопровождает Навального, следит за деталями. Бутылку с газированной водой, которую мы поставили для гостя на стол, один из сопровождающих выбрал из ряда бутылок из холодильника в редакции. Случайный выбор повышает чувство безопасности.

Навальный говорит почти на протяжении двух часов, он также рассказывает, кого он подозревает в покушении.

Навальный выразил «огромную благодарность всем немцам». Он «никогда не был связан с Германией», но получилось так, что именно немецкие политики и Ангела Меркель спасли ему жизнь в первый раз. Во второй раз это сделали врачи берлинской клиники Charité, которые, что еще важнее, вернули ему его личность.

Навальный говорит: «Я понимаю, что это может прозвучать немного напыщенно, но Германия теперь стала для меня особенной страной». Он также рассказывает о своем посещении Ангелой Меркель в больнице на прошлой неделе: «Она удивила меня своим детальным знанием России и моего кейса».

Навальный говорит, что чувствует себя «гораздо лучше, чем три недели назад — и с каждым днем все лучше». Врачи обещают, что он сможет восстановиться «процентов на девяносто и, может быть, даже на сто, но точно никто не знает». «В каком-то смысле я выступаю такой подопытной свинкой, ведь опыта наблюдения за людьми, выжившими после поражения этим боевым химическим веществом, не так много».

Навальный описывает момент, когда в самолете началось действие вещества: «Ты не чувствуешь боли, но ты знаешь, что ты умираешь. Что ты сейчас умрешь. При этом у тебя ничего не болит». Человек просто понимает, что это конец. «Фосфорорганические соединения перегружают нервную систему по аналогу с компьютерной DDos-атакой — это перегрузка, которая ломает тебя».

«Я безусловно считаю, что за этим отравлением стоит Путин, и других версий у меня нет», — говорит Навальный. Несмотря на покушение, он хочет вернуться в Россию. «Моя задача сейчас — это остаться тем парнем, который не испугался. И я не испугался! Если у меня сейчас дрожат руки, то не от страха, а от этой штуки. И я ни в коем случае не сделаю Путину такого подарка, чтобы не вернуться в Россию».

Вопрос о том, следует ли Германии останавливать реализацию проекта «Северный поток — 2», Навальный оставляет открытым: «Это вопрос Германии. Сами решайте!» Любая стратегия в отношении России должна быть «связана с осознанием точки безумия, в которой находится Путин».

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.