Одним из самых поразительных предположений, связанных со столкновениями между Азербайджаном и Арменией из-за проблемы Нагорного Карабаха, был тезис о том, что Турция отправила в регион сирийских боевиков-джихадистов для участия в боевых действиях. Хотя официальные власти опровергают это, Сирийский центр мониторинга за соблюдением прав человека (SOHR) и информационные сообщения некоторых средств массовой информации со ссылкой на местные источники подтверждают эти предположения. В заявлении, опубликованном на сайте SOHR, утверждается, что к настоящему времени в Азербайджан отправлено 4 тысячи сирийских боевиков, из них 320 боевиков были переданы азербайджанским властям турецкими военными компаниями. Как сообщает «Рудав» (Rudaw) со ссылкой на одного из командиров Сирийской национальной армии (СНА), ранее известной как Свободная сирийская армия (ССА), генерала Зияда Хаджи Убейда (Ziyad Hagie Ubeyd), боевики СНА отправились в Азербайджан воевать. Кроме того, «Би-би-си тюркче» (BBC Türkçe) со ссылкой на бригады «Султан Мурад» (Sultan Murad) и «Хамза» (Hamza), которые входят в СНА, информирует об отправке в Азербайджан около 500 боевиков из Джераблуса, Чобанбея и Африна.

Как известно, когда турецкие власти вмешались в войну в Ливии, чтобы поддержать Правительство национального согласия (ПНС), происходили похожие события. Информация о том, что Турция отправила в Ливию тысячи боевиков-джихадистов из Сирии в целях поддержки ПНС, долгое время фигурировала в повестке дня, однако не получала подтверждения со стороны официальных властей. Ровно до того момента, пока президент Эрдоган в феврале 2020 года не заявил: «Мы там, там наши герои-военные, наши отряды из Сирийской национальной армии».

В ряде районов Сирии, контролируемых Турцией вместе с поддерживаемыми ею группами, от Идлиба до Африна, Азаза, Джераблуса, Тель-Абьяда, Серекание (Рас-эль-Айна), находятся тысячи (по некоторым данным, 70 тысяч) боевиков-джихадистов. Эти боевики в значительной степени живут за счет финансовой поддержки турецких властей. Это также объясняет, почему боевики за дополнительную заработную плату и «на добровольных началах» отправляются воевать в те регионы, которые нужны администрации Эрдогана для реализации своих экспансионистских амбиций.

Использование этих боевиков на территориях за пределами Сирии в рамках экспансионистских замыслов и воинственной политики администрации Эрдогана вызывает вопрос: а помните, ССА была «Национальными силами» Сирии?

Как известно, в ответ на критику по поводу использования этих боевиков-джихадистов в операциях Турции в Сирии президент Эрдоган заявил: «ССА сформировалась и организовалась для защиты своей родины, это гражданские силы сопротивления, как и Национальные силы во время нашей войны за независимость, которые мы тоже поддерживаем» (31 января 2018 года, заявление, сделанное во время операции в Африне).

Эрдоган в этом заявлении уподобил ССА гражданским силам, созданным народом для сопротивления вражеской оккупации во время национально-освободительной войны, и к тому же объявил, что Турция поддерживает ее.

В таком случае возникает и следующий вопрос: если ССА — это организация сопротивления, созданная народом для освобождения Сирии, тогда что ей делать в Ливии или Азербайджане?

Но если оглянуться на ход сирийской войны, перед нами возникает другая реальность. Сирийская война, в которой администрация Эрдогана, охваченная неоосманистскими грезами, взялась повести за собой сопротивление сирийскому режиму, со временем обрела мазхабный облик, и на передний план вышли радикальные исламистские силы. Однако провал этой интервенционистской политики привел к тому, что боевики оказались зажатыми в районах, контролируемых администрацией Эрдогана. В результате эти силы, отправившиеся на джихад, превратились в вооруженную структуру, судьба которой решается администрацией Эрдогана и все больше связана с ее политикой. Таким образом, по мере отдаления от цели «спасения» Сирии эти силы становились «наемниками», используемыми администрацией Эрдогана как в операциях в Сирии, так и в других странах.

Если бы эти силы действительно были «национальными силами» Сирии, неужели они стали бы разграблять регионы, взятые под контроль в ходе военных операций, издавая «трофейные» фетвы, и, более того, вступать в столкновения друг с другом за эту «добычу»?

Случаи грабежей в Африне, Джераблусе, Азазе и Эль-Бабе, хаос и столкновения на этой почве дошли до того, что в ноябре 2018 года ВС Турции пришлось провести операцию против этих групп, которых они же поддерживали. Сегодняшняя картина тоже мало чем отличается.

В эти дни, когда на повестке дня Турции стоят салафитские ассоциации и заявление Ахмета Махмута Унлю (Ahmet Mahmut Ünlü) из «Джамаата Исмаил-ага», известного как «Джуббели Ахмед-ходжа», о том, что около 2 тысяч таких ассоциаций в стране вооружаются, стоит в очередной раз напомнить и об этой стороне проблемы. Потому что эти десятки тысяч боевиков-джихадистов, которые сегодня используются властями страны для реализации своих экспансионистских планов и только тем и занимаются, что воюют и грабят, в долгосрочной перспективе сулят гораздо большую опасность, чем то, о чем сказал Джуббели.

Политика сотрудничества с джихадистскими группировками, проводимая властями страны в соответствии с их экспансионистскими устремлениями, и угрозы, создаваемые этой политикой, показывают, что борьба за защиту мира и покоя от экспансионистских амбиций неотделима от создания в стране светского демократического порядка.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.