По итогам двух недель обострения в Нагорном Карабахе можно констатировать, что блицкрига у Азербайджана не получилось, и существенных прорывов на фронте тоже.

Им удалось продвинуться на несколько километров от линии соприкосновения и взять несколько посёлков на севере и юге. Но отрезать Карабах от границы с Ираном, прорваться вдоль южного коридора, захватить крупные админцентры и занять господствующие высоты на севере им явно не удалось. Материалов, подтверждающих значительные территориальные изменения, недостаточно, чтобы сделать какой-то более конкретный вывод.

А вот на международной арене произошли существенные изменения.

Россия пошла в атаку на дипломатическом фронте, и добилась тактической победы. После переговорного марафона в Москве, длившегося 11 часов, Армения и Азербайджан 10 октября подписали «гуманитарное перемирие», чтобы обменяться телами погибших и пленными. Для РФ это первый успех на дипломатическом фронте.

Во-первых, им удалось сохранить свой статус как главного посредника между двумя странами, и заставить их приехать в Москву подписать базовое перемирие.

Во-вторых, 4-й пункт соглашения явно указывает на сохранение действующего статуса-кво в формате переговоров, а это уже «пас» в ответ Турции, которая этот статус-кво пытается изменить через военную эскалацию. Получается, что в этот раз добиться включения в процесс туркам пока не удалось, а россияне оставили их на обочине, пока что.

В-третьих, Россия сумела активизировать дипломатический фронт на базе солидаризации с позициями Запада, что Кремлю выгодно в рамках его более широкой внешней политики по восстановлению связей с Западом, несмотря на санкции и кризис пост-2014 года.

Конечно, само перемирие уже в первый день провалилось. Собственно, текст соглашения и реакция на него сторон с самого начала свидетельствовали о том, что эта первая попытка потушить конфликт провалится. Так что чуда не случилось.

Ура-патриоты с обеих сторон рассматривали это соглашение как передышку перед следующей битвой. Стороны всё ещё верят в свою победу, не готовы ни к каким уступкам. Для них война не окончена, друг к другу доверия нет, а любые переговоры под давлением извне — временные манёвры, которыми можно пользоваться как инструментом в войне.

Особенно острой, как мне показалось, на перемирие была реакция азербайджанцев. Судя по их телеграмм-каналам, соцсетям и, позднее, заявлениям Ильхама Алиева, они рассматривают перемирие как возможность для армян перегруппироваться, отдохнуть и подготовить лучше оборонительные рубежи, а может даже организовать контрнаступление. Они считают, что их страна нанесла военное поражение Армении, а значит, нет смысла ни в каком перемирии, только наступать.

В Турции перемирие восприняли также скептически. С одной стороны, они поддержали идею гуманитарного перемирия, но с другой, им не выгодны договорённости без их участия. Соответственно, мне кажется, чтобы вернуть инициативу, Турции придётся помогать разваливать перемирие, и уже в следующий раз снова пытаться зайти в переговорный формат.

Дальнейшее усиление информационного давления на Турцию из-за всё чаще появляющихся материалов, подтверждающих наличие сирийских боевиков-наёмников в Карабахе (они уже сами себя снимают на видео), облегчает армянам построение своего контр-нарратива про Армению, которая не просто обороняется от внешней агрессии, а и борется с международным терроризмом. Да и лоббистским усилиям это помогает. Парламенты Кипра и Нидерландов уже приняли резолюции с осуждением Турции и Азербайджана, в том числе, по вопросу привлечения иностранных наёмников.

Не исключаю, что Анкаре придётся что-то делать, дабы взять под контроль информационные потоки о сирийцах, или уменьшить их вовлечённость в войну в Карабахе.

В ближайшее время мы увидим повторную попытку Турции зайти в нагорно-карабахское урегулирование путём повышения ставок в военном или дипломатическом форматах.

Для них крайне важно, безотносительно происходящего далее на фронте, вырвать себе место среди доминирующих сил на Южном Кавказе: либо включившись в существующие форматы типа Минской группы ОБСЕ (обновив её, таким образом), либо — в идеале — создав альтернативный Минску формат переговоров с РФ наподобие того, что Россия сама сделала с Сирией, когда создала «астанинский формат» в противовес «женевскому».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.