После продолжавшихся шесть недель боев в Нагорном Карабахе премьер-министр Армении Никол Пашинян, президент Азербайджана Ильхам Алиев и президент России Владимир Путин подписали заявление о прекращении войны. В регионе конфликта на основе этого документа уже появились российские миротворцы. Следует добавить, что эту роль взяли на себя именно те подразделения, которые несколько лет назад захватывали Крым.

Нагорный Карабах формально всегда был и оставался частью Азербайджана, но в результате войны 1992-1994 годов, когда Армения одержала победу, он теоретически превратился в отдельное государство и находился под контролем армян. На этот раз исход войны оказался противоположным. Победили азербайджанцы, которые нанесли армянским силам ощутимые потери и отбили значительную часть Нагорного Карабаха. Победителем вышел из конфликта и сам президент Азербайджана, вернувший своей стране земли, которые не смог защитить его отец — Гейдар Алиев. Раньше он находился в тени своего предка, но теперь окончательно закрепил свою позицию.

Ставка на одного союзника

В момент распада СССР армянам удалось победить азербайджанцев, но в последние 25 лет расклад сил в регионе значительно изменился. Азербайджан благодаря добыче нефти и газа стал богатой страной, а поэтому имел возможность инвестировать значительные средства в свои вооруженные силы.

Армения, граничащая с одной стороны со своим смертельным врагом, а с другой — с его союзницей, Турцией, на протяжении многих лет придерживалась четкого пророссийского курса. В итоге это не довело до добра. Если Баку последовательно расширял свое поле для маневра, то Ереван поставил все на Москву.

США самоустранились

Бои неслучайно вспыхнули на пике избирательной кампании в США. До сих пор Соединенные Штаты выступали важным игроком в регионе. При Дональде Трампе Вашингтон пытался предпринимать какие-то шаги, но они были весьма вялыми, поэтому можно рискнуть выдвинуть тезис, что Закавказье стало очередным регионом, где американская администрация передала инициативу Москве.

Сначала державой, которая играла в конфликте первую скрипку, была Турция. Как указывают некоторые аналитики, именно она подталкивала Баку к войне. Азербайджан одержал победу благодаря полученным от турок дронам, которые громили армянские силы (те, судя по всему, не были готовы к боевым действиям современного типа).

Союзника порой можно предать

Некоторое время казалось, что Москву события застали врасплох. Одновременно она начала перебрасывать в регион свои силы специального назначения. С одной стороны, Кремль не мог отвернуться от союзника, Армении, но с другой — также не мог рисковать окончательным разрывом с Азербайджаном, не зависящим от России.

Однако Москва лишь на первый взгляд находилась в сложном положении: она понимала, что может предать Ереван, подождав, когда альтернативой согласию на, пусть даже самые унизительные, условия перемирия станет полный разгром. Москва предает Армению (вынуждая ее согласиться с азербайджанскими территориальными претензиями), но одновременно и спасает ее.

Иногда договоры предваряет стрельба

Несколько дней назад при остающихся не до конца выясненных обстоятельствах азербайджанские военные сбили российский вертолет. Что важно, сбит он был над Арменией, а азербайджанские ПВО действовали с территории Нахичеванской автономной республики, лежащей между Турцией и Арменией и фактически находящейся в определенной степени под турецким контролем.

Российский вертолет сбили турецкой ракетой, поэтому можно придти к выводу, что сделали это, скорее всего, турки, то есть Анкара вместе с Баку бросила Москве вызов. Дипломаты обеих стран, однако, понимали, что в итоге им в любом случае придется придти с ней к соглашению, поскольку вступать в открытый конфликт с Россией они себе позволить не могут.

Выводы для Польши

Польше следует обратить внимание на три аспекта нагорно-карабахского конфликта. Во-первых, Азербайджан на протяжении многих лет укреплял свою позицию, старался поддерживать хорошие отношения со всеми, с кем только возможно, вкладывал деньги в армию и нанес удар только тогда, когда настал подходящий момент. Армения, напротив, демонстрировала силу, реально ей не обладая. Вывод очевиден.

Во-вторых, как справедливо отметил бывший посол Польши в Армении Ежи Марек Новаковский (Jerzy Marek Nowakowski), армянская политика показывает, к чему приводит стремление «класть все яйца в одну корзину». Ереван полагался только на Кремль, в итоге сложилась такая ситуация, что тот смог его безнаказанно предать.

В беседе с «Онет» дипломат не скрывал, что, комментируя события в Закавказье, подразумевает также Польшу, которая в последние годы рассорилась со многими партнерами и стала опираться исключительно на США. Между тем большие державы порой отворачиваются от своих союзников. Чем более воинственны, а на самом деле слабы их партнеры, чем чаще те конфликтуют с соседями, сужая таким образом свое поле для маневра, тем выше риск подобного развития событий.

Курс на столкновение

Третий аспект — это принципы функционирования международной политики. В Польше в последние недели можно было услышать, что Москва и Анкара из-за войны за Нагорный Карабах идут курсом на столкновение друг с другом. Пшемыслав Журавский вель Граевский (Przemysław Żurawski vel Grajewski), советник министра иностранных дел и один из ключевых советников партии «Право и справедливость» (PiS) по внешнеполитическим вопросам, заявлял даже, что Варшаве следует сделать ставку на Турцию, поскольку Россия — наш противник.

Опущу даже вопрос, заметила ли бы Анкара, что Варшава на нее поставила (в чем это могло бы выражаться, какую выгоду турки могли бы извлечь?), главное, итог таков, что Россия и Турция договорились, а не поссорились (россияне пригласили турок присоединиться к группе, следящей за соблюдением перемирия). То, что так и произойдет, можно было предсказать, обратив внимание на количество встреч президентов и глав дипломатии двух стран. В первую очередь предвидеть это было не так сложно потому, что Москва и Анкара, несмотря на все расхождения, не заинтересованы в открытом противостоянии.

Расходящиеся интересы и конфликт

Так что Россия и Турция могут иметь сколько угодно разногласий, но первая никогда не совершит шаг, который спровоцирует вторую, поскольку Москве выгодно, чтобы Анкара освобождалась от влияния Запада и проводила самостоятельную, порой расходящуюся с интересами отдельных западных стран политику.

Турки так долго смогут продолжать жесткую игру с Западом, как долго в их распоряжении будут оставаться альтернативные векторы политики, поэтому россияне делают все возможное, чтобы они их не лишились. Турция понимает, что она не может вступить в противостояние с Россией, поскольку россияне возьмут верх, а Анкара больше не сможет демонстрировать решительность в отношениях с западными партнерами.

Иными словами, расхождения интересов и конфликт, вопреки тому, что принято считать в Польше, это не одно и то же. Интересы перестают иметь значение, когда оказывается выгоднее избежать столкновения, а не вступить в него. Мудрые политики всеми силами стараются избегать конфликтов, из которых они не могут извлечь пользы, глупые — вступают во все возможные конфликты. В польской внешней политике считается, что расхождение в интересах неизбежно ведет к конфликту. В отношениях с соседями какие-то расходящиеся интересы появляются всегда, так что такой подход ведет к ссорам со слишком большим количеством стран, а как следствие — к ослаблению государства.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.