Возможно, пришло время Деду Морозу искать себе новый дом, прежде чем русские его выгонят. «Это наша Арктика», — провозгласил Артур Чилингаров, когда он отправился к Северному полюсу в 2003 году. Спустя четыре года другая российская экспедиция, которую тоже возглавил Чилингаров, установила титановый флаг России на глубине 4 тысячи 300 метров под Северным полюсом. Это стало символическим проявлением геополитических амбиций. Шовинистически настроенный Чилингаров заявил: «Наша задача — напомнить всему миру, что Россия является великой полярной и научно-исследовательской державой».

С 2013 года Россия вкладывала огромные средства в семь военных и военно-морских баз вдоль своего арктического побережья, чтобы укрепить свое влияние и потенциал. «Американцы думают, что только они могут диктовать правила, — сказал министр иностранных дел России Сергей Лавров. — Что касается Северного морского пути, то это наша национальная транспортная артерия».

Западная пресса мало писала об этом, но в ноябре в Санкт-Петербурге президент Владимир Путин принял участие в торжественной церемонии поднятия государственного флага на новом дизель-электрическом ледоколе «Виктор Черномырдин» — самом мощном неатомном ледоколе этого типа в мире. Месяцем ранее в свое первое плавание отправился другой новый российский ледокол — атомный ледокол «Арктика» весом в 33 тысячи тонн и водоизмещением, сопоставимым с водоизмещением авианосца времен Второй мировой войны. Этот ледокол может ломать лед толщиной в 3 метра.

В будущем Россия планирует добавить три ледокола класса «Лидер» весом в 70 тысяч тонн к своему ледокольному парку, который в настоящее время включает 37 ледоколов. Эта сила обеспечивает поддержку Северному флоту, который базируется рядом с Мурманском в Баренцевом море и в состав которого входят 35 внушительных надводных кораблей и такое же число субмарин.

Российская Арктика с береговой линией протяженностью в 24 тысячи километров, где проживает около 2 миллионов человек, до недавнего времени представляла собой сомнительную ценность. Но глобальное потепление все изменило. Согласно докладу Межправительственного совета по борьбе с изменением климата 2014 года, с 1980 года объем арктических льдов сократился на 75 процентов, и огромные участки Северного Ледовитого океана могут окончательно освободиться ото льда в течение следующих 10 лет. Если говорить о странах Северной Азии, то морской путь, пролегающий через российскую Арктику, позволит сократить время транспортировки грузов в Европу на несколько недель. Что еще важнее, по некоторым оценкам, под водами Северного Ледовитого океана, занимающего 3 процента поверхности Земли, — то есть примерно столько же, сколько занимает Россия, — скрыты 22 процента мировых запасов нефти и газа, а также богатые залежи минералов. Хотя международное сообщество продолжает говорить об опасностях глобального потепления, многие страны готовы поставить освоение Северного Ледовитого океана выше экологических интересов.

И распределение прав на освоение этого океана представляет собой весьма актуальный вопрос. Хотя Конвенция ООН по международному морскому праву позволяет прибрежным странам — членам Арктического совета — Канаде, Дании (через Гренландию), Норвегии, России и Соединенным Штатам — считать полосу шириной 320 километров от береговой линии своими территориальными водами, все, что находится за ее пределами, становится предметом горячих споров — и дело здесь не только в границах. Если страна сумеет доказать наличие «подводной окраины континента» — мелководья, связанного с материком, — тогда ширина ее эксклюзивной экономической зоны может быть увеличена до 560 километров.

Россия, Канада и Дания заявляют о своих претензиях на Хребет Ломоносова — подводный хребет континентальной коры протяженностью 1 тысяча 800 километров, который разделяет Арктику на две части.

Еще одним предметом споров стали «права прохода». Конвенция ООН по международному морскому праву предоставляет всем странам право использовать территориальные воды для прохода, однако это не относится к внутренним водам государств. В настоящее время Россия считает Северный морской путь своими внутренними водами и взимает соответствующую плату. В соответствии с ее собственной интерпретацией этой конвенции, Россия может блокировать доступ к этому пути в любое время.

До настоящего времени реакция Америки на претензии России была достаточно вялой. Только в 2018 году после 30-летнего затишья Соединенные Штаты решились отправить в Арктику свои надводные корабли во главе с авианосцем «Гарри Трумэн». Однако ресурсы Америки в этом регионе крайне скудны. Хотя в прошлом году конгресс США одобрил строительство ледокола стоимостью в 655 миллионов долларов, в настоящее время в распоряжении американской береговой охраны есть лишь один тяжелый ледокол — 43-летняя «Полярная звезда».

Между тем госсекретарю США Майку Помпео хорошо известно об экономическом потенциале Арктики, что он наглядно продемонстрировал во время своего визита в Финляндию в мае 2019 года. Однако в связи с избранием Джо Байдена президентом США попытки Трампа и Помпео восстановить американские экономические интересы и военную мощь в Арктике, скорее всего, быстро сойдут на нет. Несмотря на предложения президентов Буша и Обамы, конгресс США отказался ратифицировать Конвенцию ООН по морскому праву, поэтому в настоящее время Соединенные Штаты не могут расширить свою эксклюзивную экономическую зону — как минимум в соответствии с международным законодательством. В любом случае экономическая выгода Америки была бы спорной.

В декабре 2016 года уходивший в отставку президент Обама и канадский премьер-министр Джастин Трюдо (Justin Trudeau) составили соглашение, которое навсегда запрещало бурение на Аляске. Цель заключалась в том, чтобы подорвать президентство Дональда Трампа, который активно поддерживал нефтяные компании. В марте 2019 года федеральный суд счел попытку Трампа отменить запрет Обамы противозаконной. Как и в случае с Обамой, стратегия Байдена в Арктике, скорее всего, будет характеризоваться такими расплывчатыми терминами, как «природосберегающий» и «ответственный» — коротко говоря, никакой стратегии не будет. Кажется вполне вероятным, что Байден вообще может отказаться от борьбы за Арктику так же просто, как когда-то Обама отказался от контроля над Южно-Китайским морем.

Что касается Европы, то она участвует в этой игре благодаря суверенным правам Дании на Гренландию. Хотя Дания увеличила свой морской бюджет, это все равно капля в Северном Ледовитом океане по сравнению с тем, сколько тратит Россия. Учитывая, что Дания тратит на оборонные нужды лишь 1,3 процента своего ВВП, не выполняя свои обязательства перед НАТО, резкий ответ премьер-министра страны Метте Фредериксен (Mette Frederiksen) на предложение Трампа о покупке Гренландии оказался безрассудно храбрым. Трамп быстро отменил свой запланированный визит в Данию. Теперь неясно, на какую крупную державу Фредериксен сможет опереться в том случае, если Россия начнет оспаривать права Дании в Арктике. Однозначно это будет не Евросоюз.

В отличие от Индии и Китая Евросоюз не может получить даже место наблюдателя в Арктическом совете, потому что Канада наложила вето на его заявку из-за введенного Европой эмбарго на шкуры тюленей.

К счастью, подумаете вы, Китай не является арктической страной. Или является? В 2018 году Китай выдвинул свою постмодернистскую претензию на статус «околоарктической» страны — несмотря на то, что от Арктики его отделяют 1 тысяча 500 километров. Будучи одной из первых стран, подписавших Шпицбергенский договор в 1925 году, Китай утверждает, что у него такие же права, как и у Норвегии, на освоение ресурсов в контролируемом Норвегией архипелаге Шпицберген. Кроме того, Китай утверждает, что Конвенция ООН по морскому праву, которую он ратифицировал, дает ему права на арктическое направление инициативы «Пояса и пути». Китайские инвестиции в Гренландии сегодня составляют 12 процентов ее ВВП. Примерно такую же политику Китай ведет и в отношении Финляндии и Исландии. Китай отрицает наличие экспансионистских намерений, но в 2010 году китайский контр-адмирал Инь Чжо (Yin Zhuo) заявил: «Арктика принадлежит всем народам мира, и ни одна нация не обладает суверенитетом над ней. Китай должен играть неотъемлемую роль в освоении Арктики, потому что в нашей стране проживает одна пятая мирового населения».

Обеспокоена ли Россия? Вероятно, да. Однако ее попытки контролировать Арктику во многом зависят от китайского финансирования. Нужда заставляет. Вероятное будущее было определено, когда Фонд Шелкового пути и Китайская национальная нефтегазовая корпорация получили 30 процентов акций «Ямала СПГ» — одного из крупнейших в мире проектов по добыче природного газа. Возможно, Европа видит в Арктике некий заповедник с белыми медведями, но более крупные игроки с ней не согласны.

Между тем в Соединенном Королевстве правительству, по всей видимости, интереснее обсуждать яйца по-шотландски и то, как помешать людям играть в настольные игры в Рождество, нежели меры по предотвращению захвата Арктики Россией. То отсутствие интереса к геополитическим вопросам, которое демонстрирует BBC, пугает не меньше. Хотя у телеканала есть 2 тысячи журналистов и 41 бюро по всему миру, он ни разу не упомянул о спуске на воду новых российских ледоколов. Между тем два месяца назад на сайте BBC было опубликовано милое фото 18-летней Греты Тунберг (Greta Thunberg), позировавшей с плакатом на айсберге. Очевидно, для Beeb Арктика — это исключительно экологическая история, хотя лично мне кажется, что в праздничные дни Деду Морозу и Северному полюсу, возможно, стоит ждать гостей.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.